Они жили в Пушкино: «Маугли» из «Палаты №26»

09 авг
22:20 2019
Категория:
Край родной
   По многочисленным пожеланиям наших пользователей краевед Владимир Парамонов представляет новый рассказ на тему «Они жили в Пушкино», который, к сожалению, не имеет «хзппи энда», как это могло показаться вначале

«Старый барабанщик»

   Однажды проходя мимо рекламного стенда возле железнодорожного вокзала, я заметил замечательную афишу премьеры спектакля по книги Р. Киплинга «Маугли» в Доме культуры «Пушкино».
   «Интересно, а знают ли пушкинцы, что первый перевод на русский язык книги Р.Киплинга “Маугли” сделал человек, когда-то живший в Пушкино?» — подумал я. Можно было бы перед каждым представлением об этом напоминать зрителям…

   Этим человеком был Семен Григорьевич Займовский (1868-1950) – известный переводчик романов и рассказов Герберта Уэллса, Джером К.Джерома, прозы Джека Лондона и Марка Твена, Ганса Христиана Андерсена, Оскара Уайльда и, конечно же, «Книги Джунглей» Редьярда Киплинга… А еще он являлся отцом академика в области физики – Александра Займовского (1905-1991).

Займовский Семен Григорьевич

   Чуть-чуть больше о нём мы можем знать из книги воспоминаний Олега Басилашвили «Палата №26». Дело в том, что во время Великой Отечественной войны семья Олега Басилашвили (более подробно см. мой материл «“Осенний марафон” по Пушкино» на портале «Пушкино сегодня» от 22.10.17г. — В.П.) жила в Пушкино (точнее, сначала в Мамонтовке, а затем в Хотьково) и поддерживала дружеские отношения с Семеном Григорьевичем Займовским.

Олег Басилашвили в детстве

   Итак, детские воспоминания великого актёра: «Вот идем мы с мамой по дороге вдоль какого-то поля… Пушкино подмосковье… Поле с капустой… С нами Семен Григорьевич – отец маминой подруги… Желая меня развлечь или вызвать к себе симпатию, он ладонями хлопает себя по животу – а живот огромный, мне кажется… Хлопает и приговаривает: “Старый барабанщик, старый барабанщик долго спал!..” И звук хлопка такой звонкий! Я стараюсь, а у меня не получается… Солнце садится… И пыльные лопухи…». Или такое: «Семен Григорьевич поздно вечером – за окном темно – изображает “великана, читающего газету”: на фоне белой печки его гигантская тень с газетой… Он известный переводчик: “Маугли” с его дарственной, “Маугли” в его переводе до сих пор у меня. Поздней осенью 1941 года он вышел на улицу в шляпе и с тростью, был тут схвачен толпой и отправлен в милицию: решили – шпион!».

«Мои друзья Займовские»

   А вот о внешности и характере Семена Григорьевича Займовского и его дочери Ани можно узнать из воспоминаний друга их семьи Ирины Вячеславовны Корзун «Мои друзья Займовские»: «Когда я впервые вошла в этот дом, мною сразу завладел отец А.С. (Александра Семеновича – В.П.), Семен Григорьевич, невысокий, очень подвижный и всем интересующийся. Он захотел узнать обо мне сразу всё: кто я, кто мои родители, почему я занимаюсь альпинизмом, как я чувствовала себя на высоте 7000 м., люблю ли я литературу. Я отбивалась, как могла, но он успокоился, только узнав, что я знакома с его “Крылатым Словом” (Справочник цитат и афоризмов, Москва, 1930 – В.П.). Правда я умолчала о том, что сама я не являюсь поклонницей этого оригинального сборника знаменитых цитат. В то время я увлекалась и запойно читала Достоевского. Мне очень понравилась сестра А.С. Аня (подруга мамы Олега Басилашвили – В.П.). Она училась тогда в Военной Академии (кажется танковых войск), сама могла водить танк (правда после окончания Академии Аня распрощалась со своим юношеским увлечением и всю жизнь проработала в издательстве техническим редактором). Внешне она была похожа на А.С., но не рыжая, а в темном исполнении. Была она миловидной, с выразительными темными глазами, с аккуратным носом с горбинкой (типичным для родоначальника Семена Григорьевича и его детей) и длинными темными волосами. Говорила тихо, но, так же как и все Замовские, обладала чувством юмора и умела донести до слушателей собственное мнение. Чувствовалось, что она очень добрая и что в семье её все любят. Таково было моё первое впечатление о семействе Займовских, в котором впоследствии я всегда чувствовала себя легко и свободно».

«Комбинат 817»

   Несколько слов хотелось бы сказать о сыне и внуке Семена Григорьевича Займовского. Об Александре Семеновиче известно немногое. Он родился 9 октября 1905 года в Одессе, В 1928 году окончил металлургический факультет Московской горной Академии по специальности «металловедение спецсталей». Стал профессором, доктором технических наук, лауреатом Ленинской (1949 год) и трех Государственных премий СССР…

   Александр Замовский был ближайшим сподвижником Курчатова в деле создания первой советской ядерной бомбы, большим авторитетом в области создания материалов для электротехнической и атомной промышленности… С 1947 года работал во Всесоюзном НИИ неорганических материалов начальником металлургической лаборатории. А уже в следующем году он был откомандирован на знаменитый химический комбинат «Маяк», где возглавил две группы специалистов – металловедов и технологов по обработке спецметаллов. Именно здесь, на «комбинате 817», был выведен на проектную мощность первый промышленный ядерный реактор по наработке плутония, а через год – получен первый промышленный микрослиток плутония массой 8,7 грамма. Впоследствии под руководством А. Бочвара и А. Займовского на комбинате «Маяк» начали работать над технологией изготовления деталей из плутония…

Займовский Александр Семенович

   А потом – многолетняя научная работа — в течение 18 лет он был заместителем директора НИИ, долгая жизнь до 85 лет, поддерживаемая неизменным чувством юмора… А в конце жизни горькие десять лет разочарований в сыне…

«Собиратели клюквы»

   Сын, тоже Александр, «прославился» участием в печально знаменитом «антикварном деле» начала восьмидесятых годов – воровстве и сбыте старинных икон, или «собиранием клюквы», как это называлось на блатном жаргоне…

   В ночное время 29 октября 1981 года на одной из московских улиц милицейским патрулём были задержаны «Жигули» без номеров, в багажнике которых было обнаружено воровское снаряжение, иконы и массивный серебряный церковный крест. Одна из изъятых икон была уникальна и бесцельна – икона XVIII века «Всех скорбящих радости» в серебряном окладе работы известной фирмы Хлебникова.  

  Выяснили, что все иконы похищены из Казанской церкви села Румянцева Горьковской (ныне Нижегородская область – В.П.) области. Главарём хорошо организованной банды являлся Анатолий Петрович Дейнеховский. Надо подчеркнуть, что отец Анатолия – Пётр Ипполитович Дейнеховский – прославленный генерал, командовал артиллерией Войска Польского во время Великой Отечественной войны. Его семья жила в известном «брежневском» доме и имела все привилегии элиты того времени. Сам Анатолий Дейнеховский был сотрудником одного из секретных ведомств нашей страны… Были произведены задержания всех членов банды, среди которых и оказался Александр Замовский…

   Говорят, зачастую «природа отдыхает на детях» одарённых людей, превращая их в бездуховных «Маугли»…

Владимир Парамонов


Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
16 Августа 2019
Анастасия Волкова рассказала об истории церкви и поделилась впечатлениями от ее посещения на юбилей
14 Августа 2019
На обочине поля в Левково, в одной из больших куч мусора, вывезенных "черными мусоровозами", оказалась жизнь и творчество художника, жителя Пушкино, Евгения Егоровича Глазкина.
13 Августа 2019
В канун Успенского поста хотелось бы поделиться результатами 3-летней работы о.Андрея Дударева по восстановлению уничтоженных кладбищ Пушкинского округа. Говоря о смерти, по христиански "Успении" - сне, вспомним спящих на этих погостах, вспомним по именам и лицам...
Комментарии





Ритуальные услуги в Пушкино



Наши партнеры:





Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER