Еще раз к проблемам Зверосовхоза

29 июн
17:30 2012
О проблемах Зверосовхоза пользователи нашего портала знают не понаслышке. Тема активно обсуждалась на форуме (на момент написания статьи ее просмотрели более 100 тыс. раз и оставили более 100 сообщений) и во многом благодаря активности в интернете, перенесшейся на улицы города, дошла до руководства страны. В итоге падеж стада был остановлен, предприятие начало получать средства в виде кредитов, дело пошло на лад.

Однако в последнее время вокруг этого уникального предприятия опять началась какая-то непонятная активность. Сначала приехала съемочная группа «Вестей» (то ли кто-то пригласил, то ли это контрольная поездка после прошлогоднего репортажа). Непонятен вывод, сделанный корреспондентами: предприятие опять бедствует, корм заканчивается, животных ждет голод. А буквально на днях сообщение аналогичного содержания пришло на сайт президента РФ. Редакция нашего портала уже давно планировала встретиться с руководством Зверосовхоза, но встреча по объективным причинам несколько раз переносилась. И вот «благодаря» обращению на сайт президента в прошедшую среду мы побеседовали с директором ФГУП «Русский Соболь» Владимиром Леонидовичем Шевырковым.



Начали разговор мы, естественно, с темы финансирования. 
Вот что рассказал В.Шевырков:
В 2011 году была сформирована совершенно новая организация «Русский Соболь». Встал вопрос о финансировании. Собственных средств у предприятия не было, поэтому встал вопрос о кредитовании предприятия. Притом, не на год, а кредитная линия на 5 лет, с определенными этапами. Первый этап был выполнен — Россельхозбанк выдал 10 миллионов. В обязанности этого банка входит поддержание сельхозпредприятий. Тем более государственного предприятия. А наше предприятие на 100% государственное. Была достигнута договоренность с предыдущим директором, администрацией района, на уровне Минсельхоза и области и федерального об открытии кредитной линии 150 миллионов на 5 лет. Выдаваться этот кредит должен был траншами под гарантию администрации Пушкинского района. 10 миллионов выдали, затем был получен второй транш на 40 миллионов тоже под гарантию администрации района. Глава администрации никогда бы не подписал эту гарантию на 40 млн., если бы не было обещано последующего 150-миллионного кредита. Почему такими небольшими траншами – потому что сразу собрать документы под обеспечение 150 млн. кредита было практически невозможно. Надо было составить мощный бизнес-план, не было залоговой базы, не была оформлена собственность в Росимуществе и не переданы предприятию в хозяйственное ведение объекты, которые находятся на территории предприятия. Сейчас все это сделано и мы надеемся на открытие транша на 150 млн. и все предыдущие кредиты должны погаситься за счет этого кредита.
За время руководства Воротникова затратная часть выросла, шкурок еще не произвели, денег не было (первый соболиный аукцион, когда можно продать шкурки – это декабрь месяц. Минсельхоз пригласил меня на эту должность, изучив финансовый вопрос. Долгов на день моего прихода, 24 ноября 2011 г., было 80 млн. Задержки зарплат, электроэнергия, налоговые издержки и пр. К слову сказать, наше предприятие при Воротникове было поставлено на учет в налоговой инспекции не как сельхозпредприятие, а с основным видом деятельности «сдача в аренду». Сельхозпроизводители по налоговым издержкам имеют льготу. Можно, поддерживая эту льготу, заявить об этом и встать на единый сельхоз налог. Нет НДС, нет налога на имущество – а это большие налоги. Тем более для нас, сезонного предприятия. Почему это не было сделано – непонятно. Мы с трудом успели переоформиться, как сельхозпредприятие, иначе бы долги нас задушили. Сейчас мы сельхозпроизводители, находимся на едином сельхозналоге, пользуемся всеми льготами для сельхозпроизводителей

 — Чем Вы занимались раньше? 
 — В 1978 году я закончил Московскую ветеринарную академию имени Скрябина, зооинженерный факультет по специализации звероводство. После окончания работал в совхозе «Мелковский» управляющим ферм. После этого прослужил в армии полтора года. После армии где-то до 89 года работал в НИИ Пушного звероводства, защитил там кандидатскую диссертацию по специальности «звероводство». После этого возглавлял строительство нового зверохозяйства в Подольском районе — я там был сначала замдиректором, потом гендиректором. То есть с нуля построил зверохозяйство. Затем была смена собственников, мне предложили уйти, я ушел. Затем меня пригласили в Минсельхоз, сначала предложили быть консультантом по проблемам пушкинского зверосовхоза, при Зиновьеве, Воротниковое. 

 — Если Вы были консультантом, то должны быть в курсе всего происходящего?
 — Нет, при Зиновьеве вообще был другой организатор. Это было другое предприятие, открытое акционерное общество, это не было ФГУП. ФГУПом хозяйство стало при Зиновьеве, в июне 2011 года при Воротниковое. А я пришел осенью 2011. Конечно, я не знал, всего происходящего там многие не знали. 

 — А вот люди говорят, что Вы тоже из команды Шлычкова, как и Зиновьев.
— Никакого отношения к этой команде не имею. И людей этих не знаю, даже в лицо их не видел. Я только знаю, что 24 ноября прошлого года я пришел, там была команда Воротникова, я думаю, и Зиновьева тоже. Мне только достались замы, здесь была юридическая большая группа, которая якобы занималась оформлением земельных участков и госсобственности и т.д. Я им предложил всем уволиться.

 — Пользователи портала говорят, что судьба зверосовхоза плачевна, так как за спиной директоров стоит Шлычков, ФСБ…
 — Ну да, это сложно. Эта ситуация была на слуху. И мне тоже говорили, ты куда лезешь. Тебе не дадут работать, или ты будешь работать под таким колпаком…Я все это озвучил в Минсельхозе, и меня заверили, что никого там не будет, никаких структур.

 — Вы уже больше полугода на должности, вам кто-нибудь говорил, что надо делать?
 — Нет. Я в подчинении у Минсельхоза России, назначен я на эту должность приказом министра сельского хозяйства. Сначала я был исполняющим обязанности, затем прошел конкурс, и стал гендиректором. На сегодня я гендиректор ФГУП «Русский Соболь».

 — А у вас есть бизнес-план, с которым можно познакомиться, и в котором прописано, как Вы будете выводить предприятие на рентабельный уровень?
 — Есть. Он сейчас в Минсельхозе и в Росимуществе. 

 — Можете как-то прокомментировать тезисно?
 — Да. У нас два бизнес-плана. Когда прервалась вся цепочка финансирования в Россельхозбанке, я пришел и все это дело возобновил – переписку, встречи. Потому что деньги были нужны, тем более такие долги. У Воротникова была чистая поляна, у меня — 90 млн. долга В Минсельхозе мне говорили, то ли поздравлять вас с этой должностью, то ли сочувствовать. 

— А Воротников действовал правильно?
 — Он сделал достаточно: поднял общественность, привлек правительственные структуры. Любая технология связана с физической работой людей, и с деньгами. Если здесь хоть что-то прерывается, то все рушится. Было прервано финансирование предприятия. Еще при Воротникове. У людей не было зарплаты 3-4 месяца, я расплатился. И с поставщиками. Еще работа с реконструкцией — холодильники, коллекторы. Все это было не оплачено. Счета были от 200 до 400 тыс. руб. 

 — То есть сейчас нет этого долга в 90 млн.?
 — Сейчас остался 40 млн. кредит. И мы вместе с администрацией (она гарант этого кредита) пытаемся решить проблему.

 — Но деньги, чтобы гасить кредит, появятся не раньше декабря.
 — Да, в декабре. Мы сейчас обратились в Росельхозбанк и хотим реструктуризировать эту задолженность. И они вроде бы как пошли на встречу. Мы прошли по линии района, совет депутатов дал добро на двухлетнюю реструктуризацию кредита, прошли прокурорскую проверку, проверку ФСБ, счетной палаты. Все проверялось по линии района. Невозможно реструктуризировать и пролонгировать кредит без пролонгации гарантии. Результаты всех этих проверок положительные. 

 — То есть на сегодня остался долг в 40 млн.?
 — Да. И мы его пролонгируем на 2 года. В первый год погасим 15 млн, второй год — 25 млн., плюс обслуживание. Ставка была 10%, стала 13%. А буквально две недели назад подняли до 14%. Но это уже сложно. Совет депутатов надо пройти, все согласовать. 

 — Вы надеялись погасить эти 40 млн. за счет 150 млн.? А сейчас 150 уже не будет, это не обсуждается?
 — Нет, обсуждается. Если мы достигаем реструктуризации кредита с пролонгацией гарантии. В общем, сейчас это все это в работе. Глава этим занимается, мы этим занимаемся. Но параллельно банк подает в суд и на администрацию, как на гаранта, и на нас, как на пользователя. 

— От кого зависит решение по кредиту?
 — От руководства банка. Он и создан в принципе, чтобы поддерживать такие предприятия, как наше. 

 — Значит, госбанк должен дать добро, а не заваливать предприятие.
 — Естественно. Историю предприятия все знают. История проходила не без участия банка. Причем, начиная от Лаврова. Вот сейчас они официально не отказались от позиции 14%. И это огромный стопор.

 — За счет чего существует предприятие сейчас?
 — За счет собственных средств. Что мне досталось от забоя прошлого года, 80 млн. Лисицы, хорь — мы продали забой и живем на эти деньги. 

 — На сегодняшний день средств хватает?
 — На свои средства мы протянем месяц, может быть два. Уже по бизнес-плану было видно, что средств не хватит. Кредит – это нормально. Любая страна — Финляндия, Дания, все они берут кредиты. Они как только отгрузили пушнину, им 50% государство бросает на счета. Без торгов. Это нормально. Есть у нас свой аукцион, питерский, он мог бы это делать, но он этого не делает. 

 — Сейчас вступим в ВТО. Это на вас скажется?
 — Это скажется на всех сельхозпредприятиях. Во-первых, вступление в ВТО отменяет все госдотации. Участники ВТО, участники рынка должны быть выровнены по своей базе. Если они не выровнены, то кто-то будет чувствовать себя лучше, кто-то хуже. Будет какое-то поглощение, только кто кого будет поглощать – нас другие государства или кто…

 — Складывается такое впечатление, что есть какие-то силы, которым выгодно, чтобы вокруг зверосовхоза была негативная информация. Для чего это делается, непонятно.
 — Да. Мы кстати «Вести» не вызывали, они сами приехали. И в эфир пустили не всю информацию, необъективно. Я говорил, что брать кредиты — это нормально, это пополнение оборотных средств, тем более, если мы доказываем, что можем обеспечить обслуживание кредита и поэтапное его погашение. Мы — сезонное предприятие, у нас создается дефицит. Нам надо пережить до сентября. Нам будет легче. И самое главное – у нас пиковая нагрузка, мы воткнулись в большие корма. Кормовая масса увеличилась в 5 раз по сравнение с зимним периодом. Появился помет и зверьки стали больше кушать. 

 — А на что был получен кредит в 40 млн. и куда ушли деньги от проданного в прошлом году зверька?
 — Ну, куда это было потрачено, есть в отчетах. Я читал официальные отчеты. Я сам не присутствовал, как директор и лично эти деньги не тратил. Но есть переписка банка с минсельхозом, где они четко говорили, что было нецелевое использование этого кредита. А должно было быть целевое. 10 миллионов из 40 пошли на погашение предыдущего кредита, осталось 30. Вот куда эти 30 пошли – это вопрос. Но банк тоже мог остановить нецелевое использование. 

 — Но ведь «нецелевое использование», это не значит, что прежнее руководство деньги воровало.
 — Не значит, нецелевое использование – это в том числе и зарплата. Поэтому кредит в 150 млн. я сразу обозначил как под оборотные средства (все траты, необходимые предприятию – зарплаты, штрафы и пр.). Я не хочу говорить, что это будут только корма и оборудование. 

— Зарплата сейчас выплачивается вовремя?
 — На этой неделе будет выплата. Деньги есть.

 — Люди не уходят?
 — Нет. 

По итогам беседы у меня лично сложилось впечатление, что наконец к руководству зверосовхозом пришел специалист, порядочный руководитель, который сможет вывести предприятие из затянувшегося кризиса. Ну а пользователи портала, в свою очередь, будут внимательно следить за этим. 



















P.S. Справка по численности зверьков на предприятии, с учетом последнего приплода:
— норка – всего 46610 голов, из них 37188 молодняка;
— соболь – всего 21711 голов, из них 12042 молодняка;
— лисица – всего 3755 голов, из них 2961 молодняка;
— песец – всего 629 голов, из них 5002 молодняка;
— енотовидная собака – всего 167 голов, из них 58 молодняка;
— хорек – всего 4035 голов, из них 3125 молодняка;
— сурок – всего 127 голов, из них 39 молодняка.
Сохранность поголовья составляет 98%.


Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER
Поделиться новостью:
Подписаться на новости через: Facebook Вконтакте Почта Яндекс Дзен

Читайте также
Комментарии
222
стыдно! позор,что так запустили! куда люди деньги девают?....смотришь на это все запущенное и становится понятно,что явно не на дело и пользу
Для справки.
Прокорм поголовья указанного выше в месяц  стоит 7 млн.руб., т.е понятно не полуголодное существование, а полноценный рацион, для получения размерной и качественной шкурки  и это  без  прочих затрат: без зарплат. без налогов, без текущего ремонта клеток . шедов и еще много без....А  первый аукцион будет только в декабре..
 Фотографировал я сам, но большинство фотографий не получилось - сетка мешала. Да и нормальный объектив пока не забрали из ремонта, использовал портретник.
 не ну с точки зрения психологии ответ "Ну, куда это было потрачено, есть в отчетах" и не говорить конкретно... вызыввает вопросы... если лействительно на деньги то человек как правило похвалился бы.. сделали то и то.. закупили то и то...

с тем что брать кредиты,тем более для цикличных предприятий нормально,но опять же не 150 лямов.. когда всего 40 млн позволило спасти предприятия вроде бы

фото 5,7,8 понравились.. спасибо автору))
— А на что был получен кредит в 40 млн. и куда ушли деньги от проданного в прошлом году зверька?
 — Ну, куда это было потрачено, есть в отчетах. Я читал официальные отчеты. Я сам не присутствовал, как директор и лично эти деньги не тратил. Но есть переписка банка с минсельхозом, где они четко говорили, что было нецелевое использование этого кредита. А должно было быть целевое. 10 миллионов из 40 пошли на погашение предыдущего кредита, осталось 30. Вот куда эти 30 пошли – это вопрос. Но банк тоже мог остановить нецелевое использование. 

"Ну вроде как всё нормально..." ......по старинному русскому обычаю "разворовали"...

ЛЮДИ!!! дорогие мои, да за такой ответ в 1937 году руководителя-директора на колыму отправили бы в лучшем случае....
 Ну вроде как всё нормально....будем надеется.
 
Цитата(surickoff)
Так что конкретно с этим кредитом?


Вопрос его выдачи согласован с советом депутатов и администрацией района и сейчас идут переговоры с банком. Есть разногласия по величине процента. под который выдается кредит
"...Надо было составить мощный бизнес-план, не было залоговой базы, не была оформлена собственность в Росимуществе и не переданы предприятию в хозяйственное пользование объекты, которые находятся на территории предприятия. Сейчас все это сделано. Теперь 150-миллионный кредит будет выдан без гарантии района." 
" — Вы надеялись погасить эти 40 млн. за счет 150 млн.? А сейчас 150 уже не будет, это не обсуждается? 
 — Нет, обсуждается. Если мы достигаем реструктуризации кредита с пролонгацией гарантии. В общем, сейчас это все это в работе. Глава этим занимается, мы этим занимаемся. Но параллельно банк подает в суд и на администрацию, как на гаранта, и на нас, как на пользователя." 
--- Так что конкретно с этим кредитом?

На данный момент гости не могут писать комментарии.

Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь

Последние комментарии
ktynzq1
Потерпите ещё немного, лет ...
Александр Ноздровский Александр Ноздровский
Ирина, знаю Вас давно и мне ...
IranaD
Вы все, бездельники! ...
val88659
Николай Иванович, я ...
сергей
А уж я-то в настоящих эклерах ...
Игорь Евгеньевич Витюк Игорь Евгеньевич Витюк
Дополню Александра ...
Johnnie Walker
Вы же понимаете, что тут вопрос ...
Николай
Не могу понять, почему именно 59 и ...
val88659
Вы правы, может быть! Я написал ...
сергей
а культурной столицей Пушкино ...
Техника слуха




Ритуальные услуги в Пушкино

Наши партнеры: