Народный календарь: 21-30 ноября «ПОСЛЕДНЯЯ ОСЕНЬ»

20 ноя
23:45 2019
Категория:
Край родной

..Потихоньку подобралась "последняя осень" - завершающая декада ноября. Но и зимы пока что не видно. А вот цветы - цветут... И наши праздники - как были, так и остались... Публикуем очередной выпуск народного календаря от пушкинского краеведа, кандидата географических наук Игоря Борисовича Прокуронова

 

«ПОСЛЕДНЯЯ ОСЕНЬ» 

   Жил у нас в Пушкино в конце 1940-х гг. на даче знаменитый писатель Пришвин Михаил Михайлович (1873-1954). И написал он такую сказку, «Времена года» называется.

Вот, что там про ноябрь сказано…

…Снегурочка в лесу. Вчера видел Снегурочку в лесу: одна сережка у нее из золотого листика, а другая еще зеленая.

   Без ружья. В лесу опять видел близко бегущего рябчика, и это надо заметить: поздней осенью, когда лист опал и землю подморозило, рябчики очень заметны и подпускают близко. Сегодня тоже белка со мной кокетничала. А еще много видел синиц всех вместе: большие, малые, гренадеры, гаечки. Как хорошо, что я без ружья! Мне кажется, в конце концов можно добиться в себе этой тишины, и каждая точка в лесу будет началом такой жизни, что не будешь успевать все записывать. Синица вниз головой выбивала клювом что-то себе из балясника веранды, два воробья, живущие постоянно за наличником окошка, это заметили, прилетели, прогнали синицу, сами все осмотрели, ничего не нашли и вернулись к окну.

   Лесное зеркало. В лесной луже на дороге более холодные частицы воды при остывании поднимались на поверхность, и мороз сколотил из них белую пленку и наузорил на ней какие-то нам неведомые тропические цветы. Разве поймешь, для чего у мороза цветы? А по себе если судить, так все понятно: мороз замечтался о далекой тропической стране, и, пока занимался узорами, теплая вода убежала под землю. Так и осталась от всей лужи тонкая, белая хрусткая пленочка с узорами тропических водорослей. Есть поздняя осень, когда ветер даже с елок снесет опавшие на них листья берез и осин. Но есть еще более поздняя осень, когда на елках останутся вилочки сосновых хвоинок, сидящие верхом на сучках. Этих уже и ветер не снесет, и только весной, когда снег будет с веток сползать, он захватит с собой и сосновые вилочки.

   Замерзает река. Вчера день прошел, как полносолнечный, и вечером встретился с полнолунием. Женщины спускались за водой и повторяли друг другу: «Речка наша замерзает». С утра ледяные искорки, вспыхивая, складывались в тонкие льдинки, и потекло, как в ледоход, по реке сало. Земля и вода больше не верят обещаниям солнца, и даже в самый яркий полносолнечный день в тени и на северных склонах белые пятна снега не проходят, и — подумать только! — при скольких-то градусах тепла и в ярких лучах плывут по реке, не переставая, тонкие прозрачные льдинки, образующие потом лед. Идет где-то человек в сапогах, и мерзлая сухая земля бунчит под его сапогами. Замерзает земля!.. А у мостика ледяным салом забились все пролеты, кроме одного на той стороне реки, и туда — в единственный — прет все сало. Замерзает река!..

   Пороша. Легкий мороз, с утра на вчерашнюю крупу сыплется мелкий, ко всякому рельефу внимательный снег-пороша. Вечерело, и показалось, будто белый заяц вышел из леса и стал. Но это не заяц был, а что-то неподвижное, хотя чем больше мы глядим, тем очевиднее оно изменяется. Но это все-таки не оно двигалось, а сердце человеческое толкало тело…

   Мысли-птицы. Как только входишь в лес, мысли затейные, как стайки птиц, срываются с места, и все превращается в движение, а сам начинаешь ярко понимать, что все от себя, и до того от себя, что и деревья хочется поднять вместе с птицами-мыслями. Но деревья не поднимаются, деревья стоят, и сами в себе: вот эта ель, вот сосна, вот береза. Деревья, несомненно, стоят, и вот в том-то и состоит вся прелесть лесная, что сам со своими мыслями поднимаешься и мчишься, сливаясь в зеленый шум, а деревья стоят.

   Осенние зори. Заря утренняя и заря вечерняя, желтая, как спелая антоновка. К вечеру желтое небо этих дней сильно зарумянилось, и в связи с этим стало теплеть. Желто-румяная заря была подчеркнута глухой синей полосой, за которой и скрывалось солнце. Земля приморожена и слегка припорошена по северным склонам. Пью спокойный чай на темнозорьке. Солнце выходит золотой птицей с красными крыльями, над ним малиновые барашки.

   Лесная колокольня. Ночной снег отяжелил ветви деревьев, а теперь снег медленно расходился по веткам каплями, и они понемногу поднимались. Когда к вечеру стало холоднеть, то мороз прежде, конечно, заморозил все капли, а из-под снега на ветках они все еще выбегали, живая капля на замерзшую, и тут все сами замерзали, удлиняя сосульки. Мороз остановил тающий снег, когда все дерево успело покрыться маленькими звонкими сосульками. Утром лесная поляна стала наполняться светом, в лучах солнца чудесными подарками засверкали елочки, и ветер-звонарь заиграл на своей лесной колокольне.

   Приметы зимы. День пасмурный, а мороз не боится и днем держится, и к вечеру еще нарастает. И вот это-то и есть самый верный признак зимы: мороз и тучи создают благоприятные условия нового снегопада, а ведь еще две-три таких пороши, как первая, и конец, все будет завалено и не растает, и все наши охоты с гончими кончатся. До того похоже на март, что я долго искал каких-нибудь признаков в лесу, чтобы человеку, который очнулся бы после многих лет спанья, определиться в сезоне. И вот, наконец, на просеке, заваленной снегом, я увидел — с одного дерева вниз спустилась паутина, а на конце был шарик. «Не паук ли это замерз?» — подумалось о шарике. Я его разобрал, рассмотрел: это от большого тумана на той неделе собрались капельки и замерзли, а когда пошел снег, то несколько мельчайших шестигранных снежинок облепили застывшую капельку, и та обратилась в шарик.

Так вот и определился ноябрь…

*     *     *

А в нашем календаре вот что…

21 ноября.

Михайлов день

Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных.

   С Михайлова дня скот загоняли на зимний корм. Праздновали престолы, братнины, свадьбы – последние шумные осенние гулянья перед Рождественским постом, Филипповками (27 ноября).

Михайловы оттепели, михайловские грязи. С Михайла зима не стоит, не мерзнет.

   Со дня Михаила-архангела зима морозы кует. Если на Михайлов день мороз закует, на Николу (19 декабря) – раскует (будет оттепель). Коли с утра иней – жди больших снегов, а если туман – оттепели.

Именинники: Альберт, Гавриил, Еремей, Марфа, Михаил.

Восход солнца 08:16

Заход 16:14

Долгота дня 07:58 

22 ноября.

Матрена зимняя

   С Матрены зима встает на ноги, налетают морозы: «Матрена зиме вспять повернуть не дает».

   Если хорошая погода, быть ей целых три недели. Облачная, снежная погода – к ненастному маю, иней – к урожаю овса, дождь – к урожаю пшеницы. Если в этот день гусь выйдет на лед, жди оттепели.

Именинники: Александр, Антон, Ефим, Иван, Матрона, Семен, Тимофей. 

23 ноября.

Ераст и Родион

   В этот день крестьяне освящали в церкви хлеб с большим куском соли: по поверью, это приносило здоровье домашнему скоту. Если зимой продавали корову, покупатель был вправе потребовать к ней хлеба, освященного на Ераста.

Ераст на все горазд: на стужу, на метель, на холод и на голод…

Пришел Родион – возьмет мужика в полон.

С Ераста жди ледяного наста. Ераст – крепкий наст. На Ераста зима себя «кажет».

   Иней – к большим снегам. Если дождь, то зима будет грязной и малоснежной до Митрофана (6 декабря).

Именинники: Ефрем, Константин, Нестор, Родион.

24 ноября.

Федор-Студит

День Федора Студита.

С Федора-Студита зима сердита. С Федора студеного начинает студить да морозить.

   С этого дня начинались устойчивые морозы: « На Студита стужа, что ни день, то лютей да хуже». «Федор-Студит – землю студит, ветры при нем голодные волками воют».

   Короткие оттепели – к позднему лету. Если день теплый, то и зима будет теплая, если холодный – холодная.

Именинники: Виктор, Максим, Степан, Степанида, Федор. 

25 ноября.

Иван Милостивый

   К Ивану Милостивому заканчивались свадьбы. Девушкам, оставшимся без женихов, приходилось ждать Масленицы или Красной горки – новых свадебных циклов.

На Ивана – снега.

Если дождь – быть оттепелям до Введения (4 декабря).

Именинники: Афанасий, Иван, Иона, Никифор, Нил.

26 ноября.

Иван Златоуст

   День святителя Иоанна Златоуста, которому молились о суде над мздоимцами и обманщиками.

   «На Ивана Златоуста созывает зима свою свиту: вьюги и метели. Дает холодам наказ – оттепели унять. Гонит от изб зима ворон – надо озимые хлеба сохранить, чтобы не задохлись, не вымерзли, да и высоко не выбегали».

Вороны каркают – к оттепели.

Именинники: Герман, Иван, Никифор.

27 ноября.

Филипп. Филипповки. Заговенье на Рождественский пост

Заговенье на Рождественский пост.

   День отмечался угощением домового: на двор выносили закуску, или ставили ее на столбах ворот – чтобы скот водился. Домовых же, величая их «суседушками» или «родителями», призывали на ужин.

Весело встречали заговенье на Филипповки девушки-невесты, которые исполняли обряды «Заговелышко кричать» или «Величание жениха». Барышни собирались своей беседой и вечером, накануне поста, ходили от дома к дому, где жили молодые парни, и под окнами кричали поздравления.

Конец свадебным неделям.

   В Филиппов пост начиналась «Куделица» – первая неделя прядения, когда женщины, девушки, девочки, а иногда даже и мальчики – готовили для пряжи лен. В этот день говорили: «Не напрядешь зимою, нечего будет ткать летом». «У нерадивой пряхи и про себя нет рубахи». «Соха кормит, веретено одевает». Потому, как все Филипповки были заняты прядением, этот пост в некоторых местах носил название «прядильное, прядистое, прядкое говенье»: «Филипп не напрядет, так Великан не наткет». Рукодельницы старались как можно больше напрясть, чтобы побольше наткать в Великий пост.

На Филиппа образуется лед на озерах.

Если на Филиппа облачно или снежно – май будет ненастный.

Именинники: Григорий, Константин, Пантелеймон, Филипп.

28 ноября.

Гурий (Гурьян)

Начало Рождественского (Филиппова) поста.

   Гурий с Симоном и Авивом слыли зубными целителями, покровителями семейного очага и защитниками от неправедного гнева мужей. Обиженные жены молились святым, чтобы в доме был лад, для чего надо было обязательно иметь иконку этих святых и кусок ладана: «Где у мужа с женой лад, там и Божья Благодать».

   С Гурия Морозного, по народному поверью, «все нечистые убегают с земли на пегой кобыле». Была примета: «Коли кони ржут – то это к добру». Рожденного в этот день встарь одаривали мерой овса, возом сена.

Гурий «на пегой кобыле» – т.е. в наличии грязь и снег.

Если на Гурьяна снег лежит, то лежать ему до половодья.

Именинники: Гурий, Дмитрий, Филипп.

29 ноября.

Матвей

   День святого апостола и евангелиста Матфея (Матвея). Он был мытарем, сборщиком податей, а после призвания Господом Матфей, оставив все, последовал за Спасителем и принял за Него мученическую смерть.

   В этот день может быть оттепель: «На Матвея зима преет-потеет. В белой шубе явилась, на ноябрь понадеялась».

Если днем веют буйные ветры, то вьюги и метели будут до Николы зимнего (19 декабря).

Именинники: Матвей, Сергей.

30 ноября.

Григорий зимоуказатель

   В этот день праздновалась встреча «ветра-сиверка». Молодежь кувыркалась по снегу и приговаривала: «Колесом от последнего осеннего месяца – к ядреной погоде, на сильный мороз, на сильную жизнь».

Если мыши во льну гнездо совьют, то в зиму большие снега будут.

Именинники: Григорий, Геннадий, Захар, Иван, Лазарь, Логин, Никон, Юстин.

Восход солнца 08:32

Заход 16:03

Долгота дня 07:31 

*     *     *

   А вот как вспоминал свою осеннюю жизнь в Пушкино знаменитый писатель К.Г. Паустовский.

  Итак, 1920-е годы. Главы из сочинений «Медные подковки», «Блистающие облака», «Ночные поезда»…

 …«После возвращения из скитаний по югу в Москву я целый год прожил в Пушкине по Северной дороге. <…> За моей дачей глухо стоял сосновый лес, а за ним тянулась болотистая низина и разливалась речка Серебрянка, всегда затянутая туманом»… 

…«Все мы жили тогда как попало и потому неважно...

   Сотрудник [газеты] «На вахте» капитан дальнего плавания Зузенко нашел мне пристанище в Пушкине, под Москвой, рядом с домом, где он жил сам. Пристанище оказалось пустой, как сарай, и ледяной дачей. В моей комнате стояла кое-какая пыльная мебель и лежала на продавленной тахте потертая шкура белого медведя. Пыль на мебели просто окаменела. Ее нельзя было стереть ничем, разве только счистить напильником. В пазах между бревен пищали мыши. <…>

   Тогда от Мытищ до Пушкина еще тянулся нетронутый лес. Каждый день приходилось ездить в Москву, в редакцию, и возвращаться в полночь последним поездом. <…>

   Жизнь в Пушкине была неприютной. Весь день до позднего вечера я проводил в редакции «На вахте». К полуночи я добирался до вокзала, уезжал в Пушкино, там сразу же окунался в глушь, мрак и безлюдье, быстро засыпал, а утром, еще в полной темноте, приходилось вставать, топить печку и торопиться на поезд в Москву.

 …«Стояла ледяная и горькая осень. По ночам ветер шумно тряс над дощатыми крышами гроздьями стеклянных звезд. Огородные грядки были посыпаны крупной солью мороза. Пахло гарью и старым вином. А в полдень над горизонтом розовым мрамором блистали облака. <…>

   За окном мчались назад, ревя гудками, лязгая десятками колес, обезумевшая ночь, ветер, кусты и леса. Мосты звенели коротко и страшно. Путевые будки налетали с глухим гулом и проносились, затихая, к Москве. <…>

…В черноте блеснули туманные огни джутовой фабрики. Проревел гудок.

– Ну, выметайтесь, – предложил капитан. – Приехали.

   Дача стояла на краю леса, на отлете. Капитан каждый раз, когда подходил к ней, останавливался и спрашивал:

– Чувствуете – воздух?

   Пахло колодезной водой и глухой осенью. Батурин растирал между пальцами желтые листья, и от пальцев шел запах горечи. Свежесть ветра, дождя и похолодевших рек пропитывала опадающую, почти невесомую листву. Осень умирала. Смерть ее была похожа на чуткий сон, – зима изредка уже порошила по золотым деревьям и мокрой траве реденьким и осторожным снегом.

   Осенняя свежесть продувала всю дачу, особенно капитанскую комнату, похожую на ящик от сигар»...

   «Ледяная ночь шумела листвой по крыше. Было слышно, как за две версты неслись поезда, изрыгая ржавое пламя. Звезды падали за стеклами окон, гонимые ветром. Уют наливался теплом, – из медного чайника со свистом вылетал пар. <…>

   Дождь звенел в желобе. Казалось, он звенит годы, столетья, так равномерен был этот привычный ночной звук. Оцепененье дождя и мурлыканье [кошки] Миссури внезапно были нарушены ударом ветра. Он хлестнул по стене гибкими ветками берез, швырнул ворох листьев, капли торопливо застучали в стекла, и в лесу раскатился выстрел из дробовика. Залаял Цезарь. В печной трубе заворочалось мохнатое существо, которым пугают детей, и тяжко вздохнуло»...

*     *     *

   В заключение – фотографии с цветущими растениями нашего «непонятного» ноября.






   А еще краевед Клязьмы – Александр Федорович Малявко опять же в ноябре, да с собственноручно выращенной розой…

 

За календарем следил

Игорь Прокуронов

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
15 Декабря 2019
«Футбол – целая жизнь. Его можно любить сильнее, чем театр, музыку и политику вместе взятые». И как ни удивительно, но эта фраза может служить эпиграфом к следующему «около футбольному» материалу краеведа Владимира Парамонова о спортивной базе «Спартак», что находится в Черкизово…
15 Декабря 2019
Вышла из печати одноименная новая книга нашего краеведа, автора многочисленных материалов на нашем портале, в том числе популярного народного календаря, Игоря Борисовича  Прокуронова. В сборнике повествуется о дачной и театральной жизни старого Пушкино конца XIX - начала XX вв.
10 Декабря 2019
Вот уже и середина декабря, скоро Новый год! И в ожидании настоящей, "крепкой" зимы, мы чествуем Николу Зимнего и "нашего" Аввакума... Публикуем продолжение народного календаря от пушкинского краеведа, кандидата геологических наук Игоря Прокуронова. А также: накануне новогодних празднеств вышла из печати новая книга краеведа «Старое Пушкино: дачные сезоны».
Комментарии

Подарки на миллион

Отдам мужа




Ритуальные услуги в Пушкино



Наши партнеры:




Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER