ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА. Австралия: на краю света - 3

18 дек
08:59 2017
   Блага под конвоем. Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. В этот раз - третья часть рассказа о его поездке в Австралию. 

Австралия, часть 2.
 

Австралия, часть 3


Блага под конвоем

   Пришло, наконец, время покинуть моих гостеприимных хозяев и отправиться куда-нибудь, к величайшей радости последних. Так как с направлением я толком определиться не мог – всё было одинаково интересно, то выбор свой остановил на самом центре страны, откуда решил двигаться уже, как говорится, куда судьбы заведёт. Своих денежных средств у меня хватило на билет внутренними авиалиниями до города Алис-Спрингс, и оставалось ещё чуток на экстренно карманные расходы. 
 
    Внутренний перелёт в Австралии оказался очень интересен видами из иллюминатора. Вначале всё, как обычно: небоскрёбы и заливы города Перта, затем богатые пригороды и леса, а вот потом показались первые блуждающие дюны, вид сверху. Они смотрелись с самолёта как большие грязевые пузыри разных оттенков со следами-шлейфами после себя, самые необычные сочетания и траектории столкновения, смешивания и поглощения того, что встречалось на их пути, включая дороги и фермерские угодья. Ландшафт, словно не на земле. Затем признаки цивилизации стали исчезать, и пошли борозды – горы, одна за другой, как рябь по воде. Мы летели, летели, а пейзаж не менялся. Это была бесконечная холмистая пустыня с чахлыми кусочками зелени, но иногда внизу показывались огромные пятна ржаво-красной земли, словно лужи крови, и вновь складки, уходящие до горизонта, бесконечные и одинаково утомительные для восприятия глаз. Стало казаться, что самолёт – это малюсенький москит, летящий над бесконечно долгой старой кожей.

   В конце концов, я уснул, и проснулся, когда самолёт стал снижаться между двух из сотни бесконечных борозд, что виднелись в иллюминаторе. Оказалось, что это даже не холмы, а именно горные гряды, но не сильно высокие, не выше километра, с обрывами, пиками, и без начала и конца в своей длине. Ну, что ж, полазим по ним, но сначала надо попасть в городок. При посадке он оказался за горной грядой, в которой был разлом – то ли природный, то ли натуральный, и сквозь него проложена дорога. Долго по шоссе мне идти не пришлось, подобрала первая же машина и бесплатно отвезла в центр города. 
 
   Алис-Спрингс оказался весьма колоритным, одноэтажным и совсем не похожим на Перт духом. Это был настоящий город пустыни и эклектики. А эклектика состояла в том, что среди значительной части ухоженного и опрятного белого населения по улицам ходило, сидело и лежало множество аборигенов. 

   Коренные жители Австралии – здесь я увидел их впервые, в их естественном образе жизни, и это было отвратительно. Грязные, вонючие, заросшие, оставляющие вокруг себя горы мусора, никогда и нигде не работающие, в язвах и, нередко, бухие, слонялись они по улицам, словно зомби, и жили бок о бок с белыми, словно молоко и гуталин, отдыхали в их парках, ходили в их магазины. Полное равноправие! Вообще, им стараются строить для проживания отдельные деревни с большими, удобными домами, разумеется, бесплатно. Была такая деревня и недалеко от Алис-Спрингс. Кроме того, им начисляется денежное пособие для нормального образа жизни, которое они с трудом пропивают за месяц, потому что оно велико. Естественно, работают из них единицы, и то по приколу. Чтобы представить себе австралийского аборигена, надо взять цыгана, испачкать его, затем добавить бомжа, оставить на вырост в 30-градусной жаре и затем умножить на два. Получится абориген. В городе они не опасны, наверное, но когда я захотел поехать за город, в одно местечко, и поделился этим желанием с одним белым, которого встретил в горах, он встревожился, стал куда-то звонить и, наконец, дал мне в руку телефон. Там оказался, к моему великому изумлению, эмигрант-эстонец. Он коротко, на русском, объяснил мне, что если появлюсь в посёлке аборигенов один, то меня сразу убьют. От чего я просто обалдел и серьёзно скорректировал свой маршрут, минуя ту деревню, но значительно углубляясь на ту территорию.

   Но всё это после, спустя неделю, а пока, в первый день моего пребывания в Алис-Спрингс, нагулявшись по городу, я отправился в ближайшее турагентство узнать стоимость автобуса к ближайшей достопримечательности. 

   Самая ближайшая достопримечательность находилась примерно в 600 км отсюда и называлась Красная гора Улуру. А вокруг неё тоже было кое-что интересное и неожиданное, но транспорт туда оказался по стоимости гораздо дороже, чем тур для путешественников на три дня. Это было крайне неожиданно, и моих скромных средств хватило. Так, впервые в жизни, я попал в цивилизованный трёхдневный поход с группой, состоящей из французов, немцев и корейцев, всего где-то 10 человек. Очень много нового я для себя открыл, надо сказать. Позже назвал это путешествие «Под конвоем!». 
 
   Встреча была назначена в центре города в 4 часа утра у белого автобуса. Проведя ночь в брошенной в пустыне машине, я, едва стало светать, хотя ещё вовсе и не стало, уже спешил к центру сквозь толпу неспящих детских аборигенов, провожавших меня диким свистом и недвусмысленными намёками, которые, правда, я так и не разгадал. Меня более занимал вопрос, чем я буду питаться эти три дня, ведь запас мой был скуден, а пользоваться чужой едой – это не очень хорошо и не хотелось попасть в неловкое положение. В туристическом центре увидел бесплатные карамельки, и добрая их горсть осела в моём кармане, где ещё оставалось и немного хлеба. Не думаю, что европейцы такое едят три дня три раза в день. Ну да ладно, разберёмся. 
 
   Первое, что мы сделали, встретившись и познакомившись, это пошли в турцентр, где нам стали выдавать спальники по 20 долларов за штуку. Ну, начина-а-ается!! Все взяли, я, естественно, нет. Может, они ещё и кормить будут в кафе, по пути завозить? Тогда точно буду выглядеть странным со своими карамельками. Ведь и на еду я тоже тратиться не собираюсь. На меня, конечно, очень удивлённо посмотрели все – почему не беру спальник. Подошёл инструктор-проводник, колоритный австралийский парень: «Сэр, там холодно, возьмите спальник, 20 долларов – это ведь так дешёво!». «Ага, счас – нет!», – и я сердито отошёл в сторону. Он пожал плечами, и мы вскоре поехали. Как потом оказалось в первую же ночь, он всё равно взял для меня спальник, бесплатно, и заставил спать в нём, чтобы я не пугал остальных путешественников. 
 
   Итак, мы отправились. На протяжении всего пути цивилизации не было совсем. И чтобы не было скучно, автобус изредка останавливался, проводник, выбегая, приносил в салон какую-нибудь свежепойманную им тварь. Кто-то визжал, кто-то фотографировался с нею, и мы, выпуская её, ехали дальше. Погулять по пути среди необычайных растений пока не удавалось.

   Наконец, прибыли на место стоянки, недалеко от ущелья, и там накрыли огромный стол с таким количеством еды, что мои карамельки в кармане жалобно пискнули и повесились. Оказывается, еда входила в стоимость путёвки, кормёжка планировалась около четырёх раз в день, и чего там только не было! Одно только мясо кенгуру чего стоило! Да, воистину это был праздник живота. У буржуев, конечно, своеобразный экстрим. 

   Отобедав, все туристы где-то намазались кремами и, набив полные рюкзаки воды, отправились в горное ущелье Ваттарка, где находилась оборудованная тропа. Ну, что сказать – место, конечно, зачётное. Дня два-три я бы тут провёл, но не два-три часа в ускоренном темпе, словно куда-то все спешат. Меня постоянно торопили, не давая отставать или сходить с тропы, задрали просто! Я так не привык. Воды в ущелье, кстати, было полно. Не понимаю, зачем всем надо было тащить с собой воду из магазина. Впрочем, и её им было мало. К исходу третьего часа пути большинство туристов, особенно немки, почти «сдохли». Смешно «факаясь» и пыхтя, они волочились к автобусу, а я даже толком не погулял. Одна из них подошла ко мне и спрашивает: «Ты сколько фото сделал?». Я посмотрел и говорю – 420. «Зачем скачешь тут, как кенгуру, снимаешь всё, к чему? Ты, вообще, русский крейзи!», – и, повертев пальцем у виска, раздувая красные щёки, пошла дальше. «Ну, да, – подумалось мне, – эти бы на карамельках такой маршрут не протянули. Хотя, с другой стороны, девчонки в горах, здорово, молодцы!». 

   Так прошли один день и одна ночь у костра с игрой в стиле «крокодил» – угадай, кого изобразил. Ночью я, конечно же, пользуясь сном остальных, побродил по окрестностям, а утром все мы отправились на прекрасную и таинственную Красную гору – Улуру, священное для австралийцев место и один из символов Зелёного континента…
 

Блуждающие дюны, вид с самолета


Блуждающие дюны кучкуются в лесах, а пока так - вокруг разбиты поля; лишь бы дюны не начали расползаться


Дюны, проникшие на поля фермеров


При въезде в город Алис-Спрингс


На улицах города Алис-Спрингс


Долина красных гор


Каменная пенная волна


Караван гусениц, встреченных на марше


Красные сколы Гранд-каньона в национальном парке Ватаррка


Кто оставил эти следы - загадка


Леса ущелья Ваттарка


Братишки


В долине каменных пирожков


Малюсеньким человечкам в долине красных гор путь разрешён лишь до этих врат


Гора-шапочка


На дне ущелья, парк Ватаррка


На осмотр всего парка - полтора часа,  разрешается отойти в сторону на два шага от группы для личных фото


Необычные низкорослые пальмы каньона


Словно флаг на ветру, идеальный скол скалы


Отчаянная борьба за жизнь завершилась победой смерти


На склоне ущелья, парк Ватаррка


Сакральная пещера аборигенов, съёмка категорически запрещена


Пещера-ноздри на вершине


Словно застывшее пламя


Это дерево экономит на коре и хранит воду в собственном стволе


Пока экскурсовод впаривает басни, можно на 10 м сделать себе вольный забег


Вот так, примерно, я и голодаю во время походов


Красные кончики обозначают экологические чистые бананы, выращенные без химикатов
 
   Сгорая от нетерпения, я смотрел в окно. Опа! Забор, охрана, но нас пропускают. Значит, сам по себе сюда особо не пролезешь, подумал я. Ну, хорошо, сегодня это не моя проблема. Вот мы подъезжаем к какому-то музею-магазину и… остаёмся в нём на долгие часы смотреть по телевизору фильм про эту гору и слоняться из зала в зал. Все довольны, кроме меня. Ну, гора-то где, когда на гору?!! Оказывается, это вовсе не обязательно и на поход туда отведено совсем немного времени – пройти лишь вдоль подножия Улуру по тропе. 

   Когда экскурсия началась, наконец, я повернул за поворот и резко усвистел вперёд, пока они толпились у первой пещеры. Облазив всё, что встретилось на пути, решил всё же дождаться группу. Ой, лучше бы я этого не делал! Теперь они меня уже не отпускали и заставляли быть рядом, при этом, даже не давая снимать! Хорошо, что я сфотографировал многое до них. На мой вопрос – почему нельзя, они важно и шёпотом пояснили, что живущие здесь духи будут недовольны. Так верят аборигены, и мы чтим их мнение (хотя сами аборигены давно не живут в районе горы, она всё равно считается у них жилищем духов, а духи, якобы, фотоаппараты не любят). И все, блин, это соблюдают, как будто речь идёт об их собственной религии! Понуро опустив голову, я плёлся среди коллектива. 

   Вдруг один француз как подскочит ко мне, да как закричит:
– Что вы делаете?!
Я аж подпрыгнул:
– А что??
– А-а-а, немедленно уберите ногу за натянутую верёвку!
И действительно, не заметив тонкую верёвку, тянущуюся вдоль красного песка, я её переступил.
– А что такого? – осторожно переставляя ногу, полушёпотом спрашиваю я.
– Как что?! – почти срывается на визг француз. – Вы наступили на пустыню, тут нельзя ходить, кроме как по тропе!
«Это сколько же раз меня надо было расстрелять…», – подумал про себя.
 
   И когда мне очередной раз не дали снимать пейзажи за новым поворотом, я уже не выдержал и как заору на них, но по-русски:
– Может, мне вообще тут с закрытыми глазами походить?!!
Все сразу опешили и стали спрашивать друг друга, как перевести мою фразу. Но никто не смог этого сделать. А я смотрел на них, как в Берлине в 45-м. Да что же это за поход такой, где всё по правилам, по расписанию, по струнке, буквально. 

   После экскурсии все пошли назад, автобус отъезжал через час, и для желающих отводилось время, чтобы подняться на гору. Большинство отказалось, так как в буклете говорилось следующее (среди прочих языков в буклете был текст на русском!): аборигены против восхождения людей на гору, но закон этого не воспрещает. 
 
   Наверх пошли почти одни парни и я, конечно, тоже. Там, на горе, было очень круто! И, наплевав на последствия, я убежал от всех, и полазил, где хотел. Когда меня поймали, то под конвоем группы спустили вниз, к автобусу, он отходил через 20 минут. Я спросил проводника, можно ли подойти к горе и провести эти 20 минут возле неё, у подножия. Он ответил, что можно, и я как рванул, планируя обежать гору с другой, не экскурсионной стороны – там открывались ошеломляющие виды. Но у меня только 20 минут, это значит 10 – туда, и 10 – обратно. Я, наверное, рекорд поставил, так резво бежал! И когда вернулся, туристы говорили: смотрите, сумасшедший русский возвращается. Ну, да, не хотелось остаться одному посреди пустыни, тем более, что впереди был ещё один день в красных скалах, находящихся на горизонте от этой алой горы… 
 
   Во время второй ночёвки нашу группу подняли до рассвета и, объединив с другими группами, повезли на какую-то площадку. Через несколько минут мы увидели, как над Красной горой восходит солнце. Это было великолепно! А потом – ну, это вообще сказочно! – каждая группа расстелила свой стол. Именно расстелила, по-другому не могу сказать. Красный песок, утренняя заря, необычная растительность и столы, застеленные белоснежными скатертями, а на них шампанское, хрусталь, блюда всякие. Настоящая буржуйская роскошь и одновременно романтика. Класс!! Наш гид раздобыл торт и кормил нас с подноса, ходя за каждым индивидуально. 

   После такого удивительного завтрака состоялась часовая прогулка в красные горы, где тоже можно было провести пару дней. Ну, а группам только час и строго по тропе. Я уже смирился. На выезде всех туристов, а точнее, водителей туристических автобусов тщательно проверяли на алкотестере полицейские, спрятавшиеся в кустарнике в 10 км от пиршества. 

   Назад все возвращались счастливые, но я, если честно, был злой. Даже гид сказал, чтоб никому меня не трогать. Я был очень непонятен для них, хотя некоторые говорили обо мне, как о самом интересном человеке в группе. А они, как раз, все были понятны. «Кошки вы домашние, ухоженные, а я не домашний, я сам по себе». С нетерпение ждал, когда вернёмся в город, и я бы сразу ушёл в горы. Но нет, я этого не сделал, ведь комфорт и блага цивилизации так привязывают к себе, словно вредная привычка. 

   Прибыли мы в Алис-Спрингс к ночи, и так было мне влом идти через ночной город и свист аборигенов в лес. Вот если бы сразу в лес! В общем, я остался и всю ночь просидел в холле гостиницы, на мягком диване, делая вид, что читаю. Денег оплатить хостел у меня не было, и те, кто были со мною в походе, недоумевали, почему я не куплю себе номер, чтобы выспаться. Один догадался, что я просто без средств. Подходит и говорит: «Вот тебе печенье. Там полно свободных мест, и можно было бы тебя легко провести, но понимаешь, мы хоть и вместе были в горах целых три дня, никто из нас не стал бы проводить тебя бесплатно, потому что потом совестью мучиться будем. Если у тебя нет денег, ты не можешь здесь спать, какая бы причина отсутствия их у тебя ни была. Это противозаконно».
«Ничё так, подробно объяснил, – оценил я его откровенность, – в нашей бы отечественной общаге любого города такой проблемы не возникло. А этот прямо переживает, печеньку дал. Иди уже, совесть ходячая!». 
 
   Я сидел и думал: вот два образа жизни – мой и их, такой разный. Разве их плох? Нет, не плох – и сыт, и весел, и богат, и бережлив. А мой?.. Мой – без конвоя, вольный, неограниченный ничем и никем. Торт и шампанское из хрустальных бокалов в красной пустыне это, конечно, здорово, но если что, у меня ещё остались мои карамельки. И пусть в следующие дни у меня не будет
4-разового питания и хорошего спальника, но не будет и этого: «О-о, нет, сэр, вы наступили на пустыню, вернитесь немедленно в строй!». Пустыня, я иду в тебя, принимай меня, как дикого зверя!
И я покинул город. 
 

Как единый мегалит, Улуру возвышается посреди континента


Улуру всегда залита солнцем


При самостоятельном подъёме на Урулу туристы очень часто падали, как реактивные колобки, и теперь там установлена такая страховка

 

Склоны вершины Улуру


Замыкающий группы - кореец


По вершине Улуру я несусь, как кенгуру, покинув группу


Что, русский, смотришь, о чём думаешь - фото немки


У подножья Улуру


Эх, рвануть бы сейчас от группы туда и не возвращаться, но как выбраться потом из этой красивой пустыни


Восход над Улуру


Примерно здесь мы раскинули потом скатерти с утренней прощальной трапезой
 
Текст, фото, видео: Александр Чканников ©
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
20 Июля 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Недавно наш земляк вернулся из длительного путешествия по Юго-Восточной Азии. Третья часть его репортажа: Кипячёный мандарин
16 Июля 2018
16 июля активный гражданин нашего города, депутат прошлого созыва Совета депутатов г.Пушкино, руководитель любительского театра «Классика» и просто замечательный неравнодушный человек Светлана Булаева отмечает юбилей. Поздравляем Светлану Александровну с праздником и публикуем оду, посвященную ей пушкинским краеведом Александром Федоровичем Малявко
13 Июля 2018
Издательством "ОнтоПринт" напечатана книга воспоминаний нашего земляка, хорошо известного пользователям нашего портала пушкинского поэта Валентина Федоровича Кашлева. Делимся электронной версией книги
Комментарии
Календарь новостей
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31





Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER