Ушел из жизни Василий Коршун

13 янв
09:28 2022

Уходят друзья и товарищи...

5 января ушел из жизни наш товарищ и друг, историк, краевед, романтик и бродяга - Василий Коршун. 


   Вот как написала Анна Станюкович, помогавшая ему в оформлении и выпуске его книг: «Будучи технарем по образованию, увлекаясь любительским металлопоиском, он стал одним из крупнейших в России специалистов по домонгольской мелкой пластике и изумительным этнографом». 

   После окончания МАИ Василий Коршун работал в ЦНИИМаш инженером, а вне работы занимался единоборствами, увлекался философией, астрологией. Врожденная жажда к поиску, научным исследованиям, привела к тому, что уже в 2002 году вышли его первые брошюры по краеведению. В 2003–2004 гг. он активно работал в архивах (ГПИБ и РГАДА) по историческим материалам (от Мытищ до Сергиева Посада). В 2005 году выходят два его издания: «Загадки Пушкинского района» и «Тайны затопленного села». Его приглашают стать экспертом на Интернет-ресурсе «Домонгол», занимающимся сбором информации о древностях до XIV в., найденных не археологическим путём. 

  Так увлечение, превратилось в серьёзное исследование по материальной культуре Древней Руси, и после изучения массы литературных источников и сбора материалов на Интернет-ресурсах начался научный проект «Языческие привески Древней Руси X–XIV вв.». 

   Он очень гордился выпуском книг. Так в 2015 году вышла его книга «Пушкинские древности: сохраним прошлое для будущего». Потом вместе с протоиереем Андреем Крашенинниковым «Дворцовая Воздвиженская волость и окрестности» М., 2017г., Гусаров А.Н., Коршун В.Е. «Страстные нательные кресты XVIII – начала XX в». М., 2018 г.  

   Многие археологические находки Василия Коршуна представлены в экспозициях наших краеведческих музеев. Он вдоль и поперек исходил старую Ярославскую дорогу, сопоставляя историю страны и рассказы старожилов о усадьбах, о гати, о мельницах с мельниками, о старинных парках и садах…   

   Не укладывается в голове, что больше мы не увидим его изысканий из архивов, не прочтем его научных статей, не поспорим при прочтении древних надписей на памятниках. Не будет больше его выступлений на краеведческих встречах и, главное, не услышим его удивительных рассказов и стихов, песен под гитару… Он больше не заворожит нас рассказом о «хитром прищуре бронзовой птицы», из книги Рыбакова «Бронзовая птица», по следам которой он шел с детских лет, пытаясь открыть страницы истории нашего Пушкинского района. Остаётся только пожелать краеведам продолжать его дело.


В Барковском музее в 2014г.



Василий Коршун в Братовщинской библиотеке



Книги Василия Коршуна


Коршун Василий в библиотеке, 2017г.


На презентации книги


В пушкинской библиотеке

Нина Степановна Логинова

ВСЕЛЕННАЯ КОРШУНА.

Человек, как биологический объект, имеет определенный диапазон в восприятии внешней информации.

Василий Евгеньевич Коршун (12 ноября 1963 – 5 января 2022)

Пятого января он ушел от нас.

Инженер-двигателист, выпускник Московского авиационного института, ушел, оставив нам свою земную вселенную, своего рода завещание родному краю.

Для него все начиналось с земли. Точнее, с того, что она хранила: черепки-железяки, крестики, медальоны, старинные монетки, привески-украшения… (Ту самую металлопластику – «один из древних видов художественной обработки металлов»). Мать-сыра земля открыла ищущему Историю. Которая стала «вселенной» Коршуна, его «диапазоном в восприятии внешней информации»…

Что и выплеснулось на страницы его сочинений – будь то затопленное село Курово, Воздвиженское, или Могильцы, малая родина писателя. А писателем Коршун был отменным: читать его очерки, особенно ранние – просто невыразимое наслаждение!

Но, на мой взгляд, для нас главная его книга – «Пушкинские древности. Сохраним прошлое для будущего» (2015). Там весь наш округ. И даже больше. И прямое указание, что мы уже потеряли и что можем потерять…

Искатель говаривал: «Народ без истории, что дерево без корней, которое падает от малейшего ветерка. Или просто засыхает»…

А еще Василий был романтиком. Поэтом…

И незадолго до смерти, в ноябре 2021-го, он держал в руках свою новую книгу. На это раз – книгу стихов и песен.

И это тоже Василий Коршун.

«Ну что ж друзья! Настал прощанья час…

На счастье, руку дай свою, приятель,

Не хмурь глаза, не нужно грустных пятен,

Ведь встреча снова ожидает нас,

И от того сей миг и горек, и приятен.

И мы растаем в звездной вышине,

Мы растворимся в бездне океана,

И станем частью раннего тумана

И язычками пламени в огне,

С землею слившись также без обмана.

И может через тысячу веков,

Собравшись вместе, вспомним, как мы жили,

Встречались, расставались и дружили…

Наш крест таков, и без обиняков,

Мы, расставаясь, эту песнь сложили»…

Прощай, Человече!..




*     *     *

А вот интервью Василия Коршуна на форуме «Русское медное литье» из цикла «Интервью Виртуальному Музею» (11.01.2019: http://mednolit.ru/forum/4-49857-1). Думается, интересное не только специалистам.

Василий, здравствуйте!

Для начала позвольте выразить вам огромную благодарность от всех наших посетителей и от лица ВИРТУАЛЬНОГО МУЗЕЯ за то, что делитесь знаниями, идеями и мыслями, делаете это абсолютно бескорыстно и по-доброму, а также за то, что нашли время пообщаться с нами в рамках нашей рубрики «Виртуальное Интервью». Известно, что область Ваших исследований достаточно широка. В этой беседе мы хотели бы в основном коснуться темы прочтения древних надписей. Не будем сильно уходить в сторону от нашей основной цели и начнем наше интервью с вот такого вопроса:

В.М.: Как бы вы назвали то, чем занимаетесь? Каким словом можно объединить изучение текстов, разбор надписей, может быть, есть какой-то специальный термин?

В.К.: Это все вопросы эпиграфики.

В.М.: Расскажите, как к этому пришли? С чего начинали? Что стало толчком к изучению надписей на крестах и пластики в целом?

В.К.: Если имеется в виду занятие эпиграфикой, то так: мне всегда было любопытно, о чем гласит надпись на том или ином памятнике древности. Поначалу помощь в прочтении оказывал А.К. Станюкович. Совместно с ним мы опубликовали ряд текстов надгробных плит и прикладных печатей, позднее – читали надписи на змеевиках. После того, как Кирилыча не стало, светлая ему память, пришлось вникать в тему. Молитвенными текстами на нательных крестах я интересовался давно, и в моей книге «Родная старина. Обретая утраченное» были опубликованы начальные строки двенадцати известных мне на тот момент надписей. Несмотря на то, что длительное время я не обращался к этой теме, архив надписей у меня пополнялся, и в конце октября прошлого года я решил продолжить исследование, начатое десять лет назад. Практически сразу выяснилось, что эпиграфикой этой категории металлопластики до меня никто всерьез не занимался. Пришлось возделывать целину.

В.М.: А сколько работ (книг, статей, публикаций) вышло под вашим именем или с вашим участием? Сколько из них касаются металлопластики?

В.К.: Статей – порядка ста, книг – тринадцать. Пять книг исключительно по пластике, в некоторых других о ней есть упоминания в той или иной степени.

В.М.: Над чем работаете сейчас?

В.К.: К Новому году я закончил все статьи, планируемые к изданию в следующем году, и разослал их в различные сборники.

В.М.: То-есть, в ближайшее время стоит ожидать выхода в свет новых публикаций – это очень приятные новости. А что касается книги, когда ждать выхода?

В.К.: По статьям я ответил, а книга будет, когда у кого-нибудь появится желание и возможность к ее изданию и реализации.

В.М.: Хорошо, раз уж мы разговариваем о книгах, то работы каких авторов вы бы обязательно рекомендовали к изучению тем, кого интересует металлопластика и тексты на ней?

В.К.: Работы А.К. Станюковича, безусловно, являются классическими. Наряду с ними следует упомянуть описание коллекции нательных крестов и иконок-привесок С.Н. Кутасова, сделанное А.Б. Селезнёвым. Тем не менее, это не означает, что указанные исследования вовсе не содержат ошибок. Исторические науки, как и все другие, находятся в непрерывном развитии, поэтому следует также отслеживать новые статьи по теме, публикуемые в различных изданиях.

В.М.: Скромность, скромность украшает человека. Ну ладно, Ваши статьи и темы порекомендуем мы. И все же, что касается ваших работ, какую из них вы считаете своей гордостью?

В.К.: Наиболее фундаментальной научной работой, конечно, является монография о змеевиках, написанная в соавторстве с А.К. Станюковичем. Он ей, кстати, тоже гордился.

В.М.: К слову о соавторстве: есть достаточное количество трудов, где вы выступаете соавтором (редактором). В чем здесь плюс для вас?

В.К.: Почему сразу плюс? Если кто-то вносит значительный вклад в издание, его автор должен предложить ему быть соавтором. Это не только правило хорошего тона, но и соблюдение закона об авторстве.

В.М.: Спасибо, будем переходить к теме текстов, и первый вопрос, наверное, самый предсказуемый: что вас вдохновляет на написание работ (изучение и разбор текстов) и на поиски ответов?

В.К.: Врожденный интерес к поиску, исследованию, познанию. К написанию – стремление поделиться новыми знаниями с остальными.

В.М.: Как вы изучаете тексты? С чего начинаете, как происходит сам процесс (опишите немного следующее: вам попал в руки предмет с текстом, который вы еще не встречали – ваши действия)?

В.К.: Если текст неизвестен и не сразу читаем, делаю прорисовку и пытаюсь разобрать сначала отдельные слова, а затем и всю надпись. Встречаются и нечитаемые тексты.

В.М.: А чем руководствуетесь при разборе и изучении текста? Часто можно встретить ваши комментарии, что текст написан с ошибками. Откуда вы это узнаете, как находите первоисточники?

В.К.: К ошибкам я отношу только явные огрехи изготовителей пластики: не те буквы в слове, перемещение букв по тексту, изъятие части текста или вставка другого текста. Если читать всё побуквенно, хотя бы в моем прочтении, это заметит любой. Разные варианты молитв к ошибкам не относятся, так как являются результатом «нестандартности» перевода. В большинстве случаев аналоги текстам имеются в старых богослужебных книгах, но есть случаи, когда их не удалось найти, что вовсе не означает их отсутствие в древности. В учебниках по палеографии указаны известные изводы. Я их тоже отмечаю. Остальное – орфографические ошибки и т.д.

В.М.: Колоссальный труд. И сколько же времени уходит на разбор одного текста с учетом прорисовки и изучения?

В.К.: В зависимости от текста: объем, степень сохранности, новизна, наличие ошибок и прочее.

В.М.: Логично. За время изучения текстов вы видели множество исторических артефактов. Есть ли у вас какие-то любимые предметы, что «запало в душу» больше всего. Был ли какой-то предмет, который привел вас в полный восторг или натолкнул на открытие?

В.К.: Таких было достаточно много. Что-то выделить из них крайне затруднительно.

В.М.: А что насчет коллекций? Являетесь ли вы сами коллекционером чего-либо?

В.К.: С конца 1980-х гг. я коллекционировал имперскую медную монету, но обстоятельства сложились так, что к середине следующего десятилетия коллекцию пришлось продать. С тех пор я собираю лишь информацию, так что уместнее говорить об архиве.

В.М.: О, здесь мы с вами родственные души. Мы в нашем Виртуальном Музее тоже собираем архив и информацию. К слову о музеях, каково ваше отношение к ним, а так же к частным коллекциям? Не считаете ли, что знаете больше, чем может рассказать экспозиция музея?

В.К.: Я с уважением отношусь ко всему, что позволяет сохранять историческое наследие при условии его доступности, как минимум, для публикации. А что касается, что знаю больше, чем может рассказать экспозиция, то Вы же понимаете, что всё зависит от каждого конкретного случая. Если есть тема, в которой мои познания достаточно глубоки, то, конечно, да. Был анекдотичный случай, когда я со своей знакомой посетил ранним зимним утром Новгородский музей, в котором представлены местные археологические находки. Так как эта тема является классикой материальной культуры Древней Руси, то, естественно, я знал ее «назубок» и тут же распелся соловьем перед своей спутницей, лишь мельком бросая взгляд на знакомые мне по печатным изданиям предметы. При переходе в четвертый зал моя подруга аккуратно потянула меня за рукав: «Глянь-ка назад потихоньку». …За нами следовало несколько смотрительниц залов, с интересом внимая, что же находится у них на витринах.

В.М.: Ха-ха, забавная жизненная ситуация. Очень смешно, особенно если это представить. На этой позитивной ноте будем заканчивать наше общение в рамках интервью и последний вопрос попросим вас задать самому себе и дать на него ответ. О чем мы вас не спросили?

В.К.: Я, с Вашего позволения без вопроса сразу дам ответ, коротенько обозначив цели и итоги работы по прочтению молитвенных текстов на крестах, которая готовится к изданию в журнале «Вопросы эпиграфики». Исследование имело две основные задачи: корректировка датировок по палеографических признакам и по изменениям текстов, производимых в ходе справы, если таковое возможно. В ходе решения первой задачи наиболее значимыми были следующие наблюдения: с середины XVI в., наряду с существовавшей в XIV-XV вв. формулой расположения крестных слов на оконечностях лопастей исследуемых предметах личного благочестия с иконографией Голгофского креста iс / хс / ни / ка, появляется црь с / iс / хс / ни | ка, а к концу столетия появляется массовое применения лигатуры букв Ц и Р в титлованном сокращении слова «царь», что, возможно, связано с ее распространением на памятниках нумизматики (начиная с монет Фёдора Ивановича). Примерно в то же время входит в употребление акроним млрб, который в подавляющем большинстве случаев коррелируются с маркерами XVII в. (палеографические особенности, ромбовидные клейма и т. д.). А вот изменения в богослужебных книгах, проводимые в ходе книжной справы, не нашли своевременного отражения в текстах на нательных крестах. В особенности это заметно на изделиях второй половины XVII – первой четверти XVIII в., на которых надписей в никоновской редакции не выявлено, а относить все кресты с надписью к старообрядческому литью сомнительно по следующим причинам. Во-первых, во время репрессий второй половины XVII в. у старообрядцев вряд ли была возможность для массового литейного производства, а тем более для создания новых типов крестов, которыми богат указанный период. Во-вторых, значительная часть предметов личного благочестия этого времени содержат христограмму ис, появление которой на старообрядческих изделиях маловероятно из-за принципиального спора с официальной церковью в правильности ее написания ( или iис). В- третьих, на некоторых нательных крестах с текстами Голгофский крест изображен семиконечным, а старообрядцы признавали только его восьмиконечную форму. Даже термин «осмиконечной» им претил – полагалось говорить «трехчастной». В «дьяконовских» и «поморских ответах» это хорошо отражено. Более вероятным объяснением непопадания на кресты нововведений является следующее. Книги в то время были редки и дороги. Даже в большинстве храмов они хранились и переписывались десятилетиями, а порой и веками. При этом относительно жесткой цензуре подвергались лишь печатные издания, но их малый тираж и чрезвычайно высокая стоимость делала их малодоступными. В связи с этим можно сделать вывод, что изготовители металлопластики пользовались устаревшими, в том числе более дешевыми рукописными книгами, на которые влияние церковной цензуры было незначительным…

*     *     *

К этому остается добавить малую часть из «вселенского» наследия Коршуна.

Сайты и материалы:

https://vk.com/id30468809 (здесь Видео от Василия Коршуна; Дороги (1).pdf — Яндекс.Дискdisk.yandex.ru);

http://www.kvest-kite.narod.ru/

И список его книг (неполный; кое-что доступно в Интернете):


История подмосковных селений. Кн. 1. От Пушкина до Абрамцева: фотопутеводитель. М., 2002;

История подмосковных селений. Кн. 2. От Пушкина до Красноармейска: фотопутеводитель. М., 2002;

История подмосковных селений. Кн. 3. От Мытищ до Пушкина: фотопутеводитель. М., 2002;

Тайны затопленного села. М., 2005;

Тайны затопленного села. Из дневника краеведа-искателя. М., 2005;

Загадки Пушкинского района. М., 2005;

Родная старина. Обретая утраченное. М., 2008;

Неизвестные памятники русской пластики. Обереги-змеевики XI-XIX веков. М., 2014. (в соавт. с А.К. Станюковичем);

Языческие привески Древней Руси X-XIV веков. Вып. I: Обереги. М., 2012;

Языческие привески Древней Руси X-XIV веков. Вып. III: Привески с зооморфными изображениями. М., 2013;

Языческие привески Древней Руси X-XIV веков. Вып. II: Зооморфные привески. М., 2014;

Пушкинские древности: сохраним прошлое для будущего. М., 2015;

Дворцовая Воздвиженская волость и окрестности. М., 2017. (В соавт. с прот. Андреем Крашенинниковым);

Дороги. Стихи и песни. М., 2022.

А сколько публикаций в газетах и журналах…

Игорь Прокуронов

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER
Поделиться новостью:
Подписаться на новости через: Facebook Вконтакте Почта Яндекс Дзен

Читайте также
Комментарии

Комментарии

Написать
Последние комментарии
Олеся Прядченко
В этой игре никто честно не ...
Александр Ноздровский Александр Ноздровский
))) похоже типовой текст ...
Александр Ноздровский Александр Ноздровский
постов в соцсетях об этом ...
Владимир Ситников
А когда снег убирать будут? Или ...
evgeniy-bes
"Огромное расстояние ...
Александр Ноздровский Александр Ноздровский
Дополнение от Александра ...
ant1927
Ждём статью с ответами от ...
ant1927
Александр Ноздровский, ...
val88659
...уверен, все усилия "круглого ...
Николай
Да, уж Мособлгаз берет столько ...




Ритуальные услуги в Пушкино

Наши партнеры: