«Дневник отшельника». Камчатка: Автомобильный десант под парусом

11 мар
14:57 2019

   Публикуем третью часть рассказа нашего земляка-пушкинца Александра Чканникова о его поездке на Камчатку, проиллюстрированную оригинальными эксклюзивными фотографиями и видео.

Первая часть -  Камчатка, сэр!

Вторая часть - ВУЛКАНИЧЕСКАЯ ТРИАДА



«ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА»
КАМЧАТКА, ЧАСТЬ 3
АВТОМОБИЛЬНЫЙ ДЕСАНТ ПОД ПАРУСОМ

   Вулканическая триада осталась позади. Наугад двигаясь по раздолбанной дороге, которую пересекали небольшие реки, я шёл навстречу надвигающейся ночи. Еда закончилась, цель движения — «пойди туда, не знаю куда». Я просто шёл и ждал новых приключений, и они не заставили себя ждать. Неожиданно послышался гул моторов и из-за леса показалась вереница необычно крупных, крутых машин на огромных колесах. Большинство — без номерных знаков. Я был уже на повороте и меня увидели только из первой машины, которая и остановилась. Остальные проследовали дальше. Из тачки типа внедорожник вышел улыбчивый парень в шляпе и спросил:

— Помощь нужна, сломался?
— В смысле «сломался»? В порядке я.
— А машина где?
— Какая? Я пешком.
— Пешком, один? ОДИН?! А, пошутил.
— Да один я!
— Без вещей, на ночь глядя? Да тут медведЯ!
— Да какие медведя? Я еще ни одного не видел.
— Зато они тебя видят, поверь! Не, я тебя тут не оставлю, прыгай, давай, в машину.

Из окна выглянула его жена:
— Конечно, прыгай! Ты что, тут нельзя одному, опасно, вон нас какая группа идёт!

Мы двинулись по дорожным ухабам и вскоре, обогнав колонну, встали во главе.
— А вы кто? — поинтересовался, наконец, я.
— Мы камчадалы-нелегалы!
— Это как?
— Ну, видал, какие тачки?
— Да, необыкновенные, словно собранные вручную из разных машин.
— Так и есть! Потому их и не регистрируют. Впереди нас едет машина-разведчик с номерами, за ней мы до леса едем, а тут уже и на нелегалке свободно.
— А куда едете, что там впереди?
— Там пипец! Конец дороги, нами же проложенной, это мы накатали.

Не успел я задать следующий вопрос, как из кустов выскочил медведь.
— Газуй! — закричала жена парня, и он втопил. Я успел включить камеру, и мы погнались за медведем. Это был мой первый мишка, увиденный здесь вживую. Грузно петлял туда-сюда, пока ему не надоело и он, свернув, умчался в лес.
— Ну, туда не поедем.
— А почему? В лесу-то классно!
Они загадочно переглянулись.
— Ага, то мы его погоняли, то он нас.
— Это как?..
— Да вот прошлый раз тоже так прикалывались, а он вдруг остановился и лапой как дал!
— Куда дал?
— По шинам, порвал с одного удара. Мы по тормозам, а он ушел, обиделся. Этот маленький был, обычно они побольше.

Когда стало смеркаться, вся процессия остановилась.
— Ну, приехали, дорога кончилась. Завтра штурм.
— Штурм чего?

   Но мне не успели ответить, все повылезали из машин и начали знакомиться. Тут были жители Петропавловска, все члены одного клуба так называемых нелегалов-путешественников. Сначала ребята не поверили, что первая машина подобрала меня в лесу. Они считали, что их разыгрывают, и я при общей встрече тупо сидел на багажнике типа сюрприза. Но когда разъяснилось, что это не так, сюрприз реально состоялся. Я стал всем интересен своим стилем походов, а они, конечно, интересны мне. 

   Но сначала меня как следует накормили! Была прекрасная ночевка и танцы у костра, а утром началось самое интересное. Прокладывая себе дорогу среди гигантских нехоженых трав в пойме рек и подминая под себя молодые деревья, словно танки, машины двинулись вперёд. Это было так круто, что я вскоре попросился наверх, на крышу, чтобы всё видеть. «Окей, заодно и снимай видео, — сказали мне, — но имей в виду, трясти будет сильно, поэтому держись!». Я не придал особо этому значения, хоть и крепко держался. «Сильно» началось попозже, а пока перед нами открылась горная река, и моя машина, не раздумывая, устремилась вперед, в широкую стремнину, скрывшись по лобовое стекло под водой. От неожиданности я ошалел, но остальные, остановившись на берегу, смотрели на все это, как на рядовое событие. Переправившись по дну на другой берег, они открыли дверь в машине.

— Вы как? — осторожно спросил я, ожидая увидеть ужас, хотя бы в глазах женщины.
— Прикольно, как в аквариуме! — сказал парень, улыбаясь. — Следующий пошёл! — и в воду устремилась более крупная тачка. — Снимай, давай! — крикнул он мне. Но ошарашенный такой переправой, с непривычки я включил камеру на середине события. Как раз, когда машину оторвало от дна и, заваливая, понесло по горной реке. Врубай чего-то там — оглушительно заорали все, и машина дико задёргала колёсами под водой, выбрасывая брызги и мелкие камни. Ей удалось зацепиться за подводный валун одним колесом и выровняться, а дальше водила, ему одному известным приёмом, усмирил тачку и вырулил на берег. Когда он открыл дверь, из салона хлынула вода. «Следующий пошёл!». В общем, это было неповторимо! Потом мы штурмовали болотные канавы и оторвали бампер. Затем вышла из строя еще пара тачек, и осталось всего три, добравшихся до островка посреди реки, протекающей среди огромных камчатских берез и трав размером с сирень.

— Всё, стопаримся тут, — скомандовал старший группы. Разведка два человека пешком в тайгу, и вечером обратно. Поломавшиеся ремонтируемся. Под парусом будем ходить завтра.



Там, за туманами-хребтами пролегают самодельные дороги, на которых я встретился с автопутешественниками-нелегалами


Это Сергей в момент нашего знакомства, когда он подобрал меня на дороге

Кальдера вулкана Горелый:


Там, за скалами, начались наши приключения


Автокараван прибыл на место, где закончилась дорога


Дальше по рекам вместо дорог


Старшой задумался и принял решение делать стоянку в этих зарослях


В туннеле из трав


Симпатичная попутчица


Неразлучные друзья


Ночлег

— А как это, под парусом? У вас лодка?

— Какая лодка, на машинах тайгу будем ходить под парусом.
— Да как?!
— Ну, ты же москвич, как тебе объяснить, сам увидишь. Ребята, кто со мной на разведку?
— Да я, я, конечно!
— Хорошо, пошли вдвоём.

Взяв самое необходимое, по мнению камчадалов, — навигатор и бутылку водки, мы отправились в заросли трав, словно карлики.
— Серёга (так звали моего напарника), а почему мы фальшфейеры не взяли? — спросил я.
— Ребятам важнее, они на месте остались, а мы идём, нам орать надо, — и он заорал.
— Ты чего?
— Ори, давай!
— Чё орать-то?
— Да чё хочешь, песни, анекдоты, просто ори, — прокричал он мне.
— Ты чё, прикалываешься, или уже бухнул? — с недоумением спросил я.
Серёга рассердился:
— Да ори ты!
— Нафига?! — заорал я.
— Вот, нормально, так и ори, — одобрил он криком. — А теперь поори про Москву. Как там жизнь?
— У нас не орут, — прокричал я.
— А у нас орут.
— Да нафига?!!
— Потому что у нас с тобой нет фальшфейеров.
— И чё?!
— Ори, что ты опять разговариваешь нормально?
— Да потому что я не идиот! — заорал я.
Меж тем, мы продвигались всё дальше и дальше.
— Я тоже не идиот, — орал Сергей, — но жить-то хочу!
— Да кто тебе мешает?!
— А ты не видел?
— Кого? Медведя? Ну, видел.
— Так вот мы на него орём.
— Зачем?.. — оторопел я.
— Они, медведи, криков боятся, надо орать.
— Откуда ты знаешь?
— Я так думаю.
— Это только ты так думаешь?
— Ну, да!
— Блин, я аж охрип, всё, больше орать не буду! — и я перешёл на нормальный тон общения. Тогда Серёга заорал ещё громче:
— А я за двоих орать охрипну!
— Вот и не ори, всех зверей попугал.
— Так это и надо!
-  Ага, у всех птичек и бурундуков инфаркт теперь после тебя.
— Тебе что, вообще не страшно?
— Нет.
— Я местный, и мне страшно. У меня жена, ребенок, я должен жить!
— Так зачем же ты сюда, в лес идёшь?
— Так в этом наша жизнь, — неожиданно перестал орать он, — мы все в лес ходим. Ходим и боимся.
И вдруг он опять как заорёт:
— А-А-А-А! А-А-А-А-!
— Бэ-э-э-э-э! — проорал я в ответ.
— А-а-а-а, я водку потерял и навигатор. А-А-А-А!
— БЛИН!

Мы остановились в зарослях орехоподобных деревьев, из-за густоты которых уже минут 20 передвигались ползком и орали, как два идиота.
— Что теперь делать? — уныло спросил Серёга.
— Подожди, я поищу, — и пополз обратно.
— Слушай, нам нельзя разделяться!
— Я не потеряюсь.
— Я потеряюсь!
— А ты сиди на месте, не двигайся, к тебе обратно и приползу.

Каким-то чудом мне удалось найти навигатор, и я вернулся обратно.
— Чудеса, Саня! А водка?
— А водку я не искал.
— Ну вот, теперь медведь найдёт и высосет. Хорошо, что я половину выпил.
— Ты когда успел?
— По пути, когда ты косил и не орал. Ты знаешь, как страшен пьяный медведь?!
— Не страшней пьяного мужика, — съязвил я.
— Давай сделаем привал, что-то я устал.
— Ты не только устал, ты ещё и бухой.
— Ой, да, давай я посплю, а ты ори. Потом я поору, а ты поспишь, — и он отрубился.

«Вот чудной! — лежал я и думал. — Прикалывается, или действительно всё так серьёзно? Да не, ну, бред! Нервничает парень, понятное дело, с кем не бывает». Сейчас Серега мирно посапывал, положив голову на упавший, покачивающийся ствол дерева. «Тоже, что ль, вздремнуть? Долго мы шли», — подумал я и вдруг услышал треск. Дерево, что ли, упало?.. Треск усилился, и явно послышалось, как в нашу сторону, сквозь заросли, проламывалось что-то крупное. Я оторопел и вскочил, а приятель мирно спал. Вдруг это «что-то», серого цвета, как заревёт медвежьим голосом!

— Он водку нашёл, — вдруг заорал я, — и нас! А-А-А-А! — и запрыгал, ломая ветки, стараясь навести как можно больше шума. Мой приятель проснулся от того, что я прыгнул на ствол, на котором он спал, и тот, надломившись, ударил его по башке.
— Ты чего?! — возмутился он.
— Я это… ору! Ты же сказал мне, ори периодически, — в эту минуту я подумал, что если скажу ему про медведя, он страшно испугается. — А вдруг тут медведь? Вот и ору.
— Да ладно тебе, когда надо не орёшь, а когда сплю — орёшь, как резаный.
— Назад, может, пойдём? — спрашиваю.
Он обрадовался:
— Да, давай!
Я прислушался, было тихо. Неужели ушёл? Видно, прав был Серега, орать надо, шуметь.
— Серега, а что мы тут делали, вообще, цель-то какая была?
— Смотрели, можно ли пройти здесь под парусом.
— Опять под парусом… Это как?
— Увидишь.
— Ну, и можно?
— Да, можно, но мы пойдем другим путём, по тому берегу, холмами.

   Вернувшись, мы доложили, что да как. Потом слышу, Серега рассказывает своим: «Этот москвич совсем страха не имеет, один раз, правда, ему медведь привиделся, а так всё пофиг, пришлось мне за двоих орать, аж голос сел, да что с него взять — москвич, одно слово!». 

   В лагере нас ждали остальные с частично починившимися машинами. Собрав совет, решили идти завтра на самых крепких тачках, а весь народ — на парус! Что за парус такой — пока оставалось загадкой…

   Ранним утром, ещё не сошёл туман, все проснулись и, наскоро перекусив, рассредоточились по машинам. Моё место было, как всегда, наверху, и меня опять предупредили, что будет трясти. Думал, как было, так и будет. Загудели моторы и, сминая траву, которая была выше крыши в прямом смысле, по пойме реки, шеренгой из трёх машин, мы двинулись на холмы за рекой. Было очень круто видеть, как приближается река, а машины под травой, почти невидимые, штурмовали брод сходу, одновременно. Я ожидал увидеть за рекой ну, хотя бы что-то, напоминающее дорогу, но там стоял абсолютно девственный лес. Стволы деревьев, непролазный высокий кустарник и высоченная, как и везде, лопухоподобная трава. 

   Гудя моторами и проливая с бамперов обильную росу, машины одновременно пошли на приступ холмов с разных сторон. Меня опрокинуло, и я едва удержался. Машина встала на дыбы и, подминая под себя всё на своём пути, поползла вверх, словно танк, по бокам ломая стволы деревьев. Ломились и соседние тачки, которых почти не было видно, и только исчезающие растения на пути и грохот определяли их место движения. Без труда, практически, все три машины вломились на вершину холма и ринулись дальше, круша все на своём пути, теперь уже вниз. Меня чуть не сбросило под колёса, где с треском ломались стволы и, словно в комбайн, затягивало орешник. Не всё удавалось снять на видео, я реально шалел от происходящего. Прорвавшись в долину, машины пошли по склону следующего холма, и когда выстроились в звено, я оказался в центре и вдруг увидел сверху, как у первой машины стали подниматься вверх два боковых колеса. Следом за ней заваливать стало и мою машину. Ещё миг — и все полетим под откос! Я вылупил глаза и приготовился прыгать. А ведь в машинах полно людей, женщины, в том числе! «Парус!», — заорал кто-то. Мгновенно боковые двери распахнулись и все, кто сидел внутри, вывалили на подножку и не дали машине перевернуться, как моей, так и предыдущей, поставив своим весом колеса на место. «Правый парус!», — заорали сзади, и снова пассажиры сбалансировали машину. Пройдя сложный участок, мы продолжали утюжить тайгу.

   Впереди нас оказался гигантский поваленный ствол камчатской берёзы. Сходу рванув на него, Серега сбросил меня на край машины, и я едва успел вцепиться в лестницу сзади. «Надо валить!», — мелькнуло в голове, и едва успел убрать с земли волочившиеся ноги, как машина забуксовала, её потянуло вниз и она со всей дури ударилась задом о ствол. Если б не убрался вовремя, то размочалило бы! А он уже рвал вперёд, не обращая ни на что внимания. Потом я решил, что держаться за лестницу сзади будет безопасней, тем более, по крыше заскребли ветки, но тормоза отказали, и машина покатилась задом вниз, туда, где сама же проложила туннель в лесу. И только я успел впрыгнуть обратно, наверх, как тачка зацепилась лестницей о здоровенный ствол. Ошарашенный, я вращал глазами. Она снова рванулась, стала заваливаться, и все выскочили на команду «Парус!».

— Ты там снимаешь? — заорал Сергей, когда все вывалили парусить.
— Я… Я… Я тоже «парус»!

   В общем, в тот день нахлебался адреналина, как никогда! А ведь многие и не знают, что русские умеют так развлекаться на Камчатке. Да, это вам не где-то там «По газонам не ходить»! Широко живёт наш человек на Камчатке, ярко, сами себе придумывают экстрим. Больше всего поражали женщины, реагировавшие на это всё совершенно спокойно — жены, учительницы, мамы. Все там были, гуляли по тайге. После таких «покатушек» удивительным оставалось, что машины назад возвращались своим ходом. Лишь некоторых вытаскивали лебёдкой из ям. На обратном пути все насобирали себе из реки лососей, прямо руками — шёл нерест. Нажали икры, пожарили рыбу. Нереально крутые ребята, очень мне понравилось быть в их обществе. Они забрали меня обратно в Петропавловск, где я немного пожил в цивилизованных условиях, не забывая навещать дирекцию Кроноцкого заповедника, где мне по-прежнему отказывали в посещении долины гейзеров.



Ранним утром ребята показывают, какую рыбу они собираются поймать


Попытка найти рыбное место завела бампером в болото


Мы с Сергеем отправляемся в разведку


Сергей спит "под мухой"


Начало похода под парусом


Прорываясь к первой машине, где старшой стоит на крыше


Небольшая поломка, где выручила бензопила


Продрались к реке


 


Вперед, к реке.


Старшой командует на штурм


 Первый пошел


Штурмуем холмы на том берегу


Система для продвижения через дремучий лес


Человеческий парус

   Так как следующий свой маршрут я проложил вдоль местной «дороги жизни» длиной в 600 км, идущей от Петропавловска до Усть-Камчатска, асфальтированная лишь в начале пути дорога представляла собой насыпь, где машины — весьма редкое явление. Однако найдя попутку, я забросился почти до нужного мне города и неожиданно, не доезжая до него, попросил остановить машину на мосту через засыпанную пеплом реку. Что это? Вокруг гарь, дым, копоть и лес вокруг выглядел так, будто его бомбардировали серой мукой.

— Шивелуч ревёт, — ответил на моё недоумение водила.
— Что?
— Вулкан, там он, за лесом, постоянно действующий.

Ошеломительно жуткий, апокалиптический пейзаж расстилался вокруг, хотелось побыстрее сесть в машину и свалить отсюда.

— Ну что, едем? — словно угадав мои мысли, водила позвал садиться в машину.
— Я… это…, наверное, останусь.
— Нафига тебе, садись, не дури! В этих местах машина раз в день бывает, и то не всегда, медведей тьма, этим летом одного загрызли, японца-фотографа.
— Вы поезжайте, а то и впрямь передумаю и с вами уеду. А я хочу остаться.
— Точно?
— Точно.

Он хлопнул дверью, и машина исчезла в дымке, а я остался один…

   Стоя в одиночестве на мосту и наблюдая вокруг себя картину «ядерной зимы», я стал немного злиться. Ну, есть ли предел моему идиотизму?! Водитель уехал, дорога покрывалась пепельной пылью, словно снегом, а вокруг, в гари и дыму, едва проглядывали умученные деревья. Всё такое мутное, враждебное, непредсказуемое — зачем остался? Но, помямлив еще немного на мосту, спустился, всё-таки, на реку. 

   Таких рек я еще не видел. Да, там была вода, кое-где, но больше там было подсохших грязево-пепельных потоков, увязших в них брёвен, и тьма, то тут, то там, здоровых медвежьих следов. Плохая видимость и нервный напряг рисовали в моём воображении самые неприглядные картины. «Высадился, блин, юный натуралист, на завтрак медведям! Следов-то — словно они тут стадами ходят, охренеть! Нет, я немедленно возвращаюсь на мост и жду там тачку!». Поднявшись обратно, набыченный, я опёрся о раздолбанные перила и смотрел в дымную долину. Широкая, перекрученно-пепельная река поворачивала в пределах видимости и исчезала в непроглядной серой гари. Если, как мне рассказывали, медведь чует человека за 1 км, то сейчас, видимо, я уже в центре внимания, а что на мосту, что вне его — разницы никакой. Да и скучно так стоять и дуться…

Короче, победила великая сила любопытства! И вот я уже двигаюсь по пепельной реке, углубляясь в тайгу. Лес по берегам был ни живой, ни мёртвый, любая ветка, какую ни тронь, одаривала обильно пеплом так, словно была щедро засыпана серой мукой, густо. Вдалеке что-то ухало, бухало и сверху всё время с ветром приносило дым. Медвежьих следов по-прежнему вокруг было много, но сами мишки пока не попадались. 

   Во второй половине дня река начала сужаться, и лес по берегам был отодвинут пепельными горами с обеих сторон. Я шёл по этому серому каньону и удивлялся обилию живущих в нём сурков — крупные, размером с кролика, они резко выскакивали из своих нор и тут же, встав на задние лапки, присвистывали, очень громко. Не хватало только им, для полноты картины, лапкой покручивать у виска, провожая меня маленькими хитрыми глазками. 

   Зверьки были очень любопытны и сопровождали моё движение свистом до тех пор, пока пепельный канал не закончился, а за ним открылась удивительная панорама. Опять же пепельная, но уже пустыня с валунами, поглотившая близлежащую тайгу на площади, примерно, 25 квадратных километров (это я уже позже узнал от местных охотников). И вот по этой серой пустоши гуляли, то тут, то там, хаотические, некрупные, этажа в три, вихри, типа мини-смерчи. Изредка, попадались растения, цветущие шапками нежных цветов, и за всем этим непревзойдённым ландшафтом дымил и гудел ОН — вечно недовольный вулкан Шивелуч. Дымовые выбросы из его жерла поднимались высоко, и там, наверху, ветер рвал и метал их, накрывая всё вокруг серой мглой. До вулкана оставалось не слишком далеко и, лёжа под огромными, выброшенными им валунами, я прикидывал, на какой уровень высоты его склона могу позволить себе подняться и с какой стороны. На эти напряженные размышления у меня ушла пара часов. Хотелось сделать подъём до темноты и, окончательно определившись с маршрутом, я встал и твёрдо пошёл к вулкану.

   Промыслительное стечение обстоятельств поставило меня на место. Видимо, возмущённый моей наглостью и самоуверенностью, гневный вулкан рванул, словно бомба! Оглушительный звук заставил застыть и оцепенеть. Огромное чёрное облако сначала поднялось вверх, но затем стало оседать и чудовищным валом понеслось по склону вниз, как раз там, где я собирался подниматься. Точка, отмеченная мною как предел моего восхождения, теперь была в эпицентре пирокластического потока, и вскоре его волна спустилась к самому подножью вулкана. До меня оставалось еще несколько километров, и она стала рассеиваться, переполняя гарью и без того задымленную атмосферу вокруг. Во так-так… Получается, если бы пошёл сходу, без привала, лежать мне сейчас жареным барашком! 

   Перейдя от группы валунов под отдельно торчащую скалу-камень, я смотрел на вулкан. Словно желая окончательно убедить меня не соваться ближе, он выбросил новое облако пепла, которое понеслось в мою сторону и просыпалось на лес, словно снег, что утвердило меня в мысли — пора идти обратно. Под свист сурков, возвращаясь снова по пепельному каньону вниз, я с удивлением отметил, что оставленные мною следы на всём протяжении были изрядно перетоптаны медвежьими, и это, мягко говоря, несколько напрягало эмоционально. Ночью я развёл большой костёр, так, на всякий случай, и спал, как говорится, всё время на стрёме, но ни один миша ко мне не подошёл. Утром, выйдя обратно к мосту, принялся ждать хоть какого-нибудь транспорта в любую сторону.

Река с трудом пробивает себе путь и тут же поглощается пеплами


Гигантские валуны, которыми швыряется вулкан


Ежедневно вулкан сыпет на лес тонны пепла


Река протискивается через каньон, на котором пытается расти молодой лес


 Цветущие пеплы вулкана Шивелуч


Любопытный сурок


Иногда края пепельного каньона осыпаются, обнажая замурованные деревья


Верховье реки выходит на плато засыпанной тайги


Чем ближе к вулкану, тем меньше жизни


Около 25 кв км тайги по верхушки засыпаны пеплом


За вулканической бомбой после взрыва вулкана


А эта бомба никак не доупадет


Очередной выброс пепла готов засыпать окружающие леса

Продолжение следует
Текст, фото, видео  Александр Чканников ©

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
11 Сентября 2019
Публикуем завершающую, 6-ю часть репортажа нашего земляка-пушкинца, путешественника Александра Чканникова о его посещении удивительного края, Камчатки
3 Августа 2019
3 августа отмечает свой день рождения необычайно талантливый человек, известный аудитории нашего портала по проектам "777 чудесных людей Пушкино и "О, прекрасное Пушкино" Андрей Греча. Статья краеведа Ольги Соловьевой
8 Июля 2019
Пушкинская земля богата талантами, которые мы должны знать и гордиться. Вероника Дворянкина рассказывает о не самой известной личности, Кирилле Михайловиче Хайлове, докторе биологических наук, гидробиологе, авторе двухсот пятидесяти пяти научных работ, родившемся в Клязьме
Комментарии
ArelavArelav+10411 марта 2019 - 19:33
0
Вы уж определитесь с названием цикла — Дневник путешественника или Дневник отшельника :)
ответная реплика
alexalex+305111 марта 2019 - 22:31
0
Конечно отшельника) Спасибо, исправлено.
Александр как правило путешествует один, изредка присоединяясь к кому-нибудь. Поэтому и отшельник. На днях уезжает на пару месяцев в Иран.
ответная реплика


«Покажи чек – получи кофе».  1. В период с 14.08.2019 г. и до исчерпания бесплатных чашек кофе по акционному предложению покупатели любых товаров в магазинах ТРЦ «Пушкино Парк» имеют возможность воспользоваться специальным предложением для получения





Ритуальные услуги в Пушкино


косметика Atomy


Наши партнеры:





Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER