«Авиатор – друг Маяковского»

03 июн
07:27 2019
Категория:
Край родной

   В статье В.Панченкова «Маяковский и авиация» («Маяк» от 15 апреля 2008 года), где речь идет о полете на легком самолете в гости к Маяковскому в Пушкино на Акулову гору в 1925 году, читаем: «В числе близких друзей В. В. Маяковского был один из первых русских авиаторов, поэт, прозаик, драматург, сценарист, художник, пропагандист футуризма В.В. (Василий Васильевич) Каменский (1884–1961). Еще с 1910 г. он, уже имея диплом агронома, серьезно увлекся авиацией. В. В. Каменский часто обращался к небесному простору в своих стихах и прозе, читал футуристическую лекцию „Аэропланы и поэзия футуристов“, подарил друзьям невероятную сказку „Аэропророчество“, в которой выразил мечту о небе, вольной жизни для всех живущих на Земле людей. Он, конечно же, мог прилететь на каком-нибудь легком самолете к своему другу, но, по свидетельству современников, в середине 20-х годов уже отошел от авиации».

«Поэзия полёта»

   Каменский был одержим авиацией, он рвался «приобщиться к величайшему открытию не на словах, а на деле». Узнав, что в Петербурге на Гатчинском аэродроме открылась летная школа, он срочно выезжает туда. Там он впервые поднялся в небо с Владимиром Лебедевым (одним из первых русских лётчиков — В.П.), «всем существом слился с аэропланом» и уже тогда решил, что купит себе «летающую машину». И пока заказ на покупку выполняется, Каменский едет в Париж для продолжения обучения летать. «Весь Париж развернулся пестрой скатертью. Перед полётом выпил стакан коньяку на случай более лёгкого расставания с жизненной суетой. Выпил и сам авиатор. Полёт оказался пьянее: мне совершенно вскружило голову, и я — кажется — заорал во всю глотку от наплыва энтузиазма. Было жутко-ново до божественности ощущения, до ясности райских галлюцинаций, до сумасшедшей красоты» — так мог описывать полёт только поэт!

   Еще в воспоминаниях Каменского упоминается, что во время летных тренировок он мог там увидеть множество знаменитых европейских писателей: Анатоля Франса, Пьера Лоти, Эмиля Верхарна, Мориса Метерлинга, Герхарта Гауптмана… Все они тоже были влюблены в небо! Вернувшись в Россию, где его уже ждал новенький «Блерио XI», но в России даже не было лётных инструкторов для этой модели аэроплана. И тогда Каменский без диплома отважно летит самостоятельно из Санкт-Петербурга к себе на родину, в Пермь, используя для взлёта и посадки обмелевшие песчаные берега Камы. Фантастика!


Каменский (второй слева) среди пилотов

   Но чтобы стать настоящим «пилотом-авиатором» Каменский летит на своём самолёте в Варшаву, где в авиашколе, наконец, сдаёт экзамен на звание международного летчика-авиатора! Все шло просто отлично, в апреле 1912 года он даже отправляется в турне по провинциальным городам Польши… Но 29 апреля 1912 года в небе города Ченстохова порыв ветра опрокинул его самолет на землю. Его спасло только то, что он упал в «вонючую болотную грязь»… Каменский, подлечившись и собрав остатки аэроплана, едет к себе на родину в Пермь. Он никогда больше не возвращался к полётам, и вряд ли мог прилетать к своему другу Маяковскому на Акулову гору летом 1925 года…


«Это он назвал аэроплан самолетом»

   А в «Дневнике» Корнея Чуковского за 15 февраля 1923 года есть запись: «Из Дома печати мы всей ватагой… пошли к Васе Каменскому: он живет наискосок, через дорогу». Кто же этот загадочный В. В. Каменский на самом деле? Коротко…

   Сын смотрителя золотых приисков родился 17 (29) апреля 1884 года на Каме между Пермью и Сарапулом, по версии самого Каменского, на пароходе, в каюте деда, капитана речного корабля. Вырос в Перми. Недоучившись, служил в конторе железной дороги. В 1905 году, как все, бунтовал, за что отсидел как «президент забастовщиков» в уральской тюрьме. Экзамены на аттестат зрелости сдал экстерном, поступил на высшие сельскохозяйственные курсы, но с дипломом агронома в деревню не поехал, а подался в Петербург, в то время столицу Серебряного века. Сделался свободным художником, выставляя свои картины вместе с Малевичем, Татлиным, Филоновым… Участвовал в знаменитой выставке «Бубновый валет» 1910 года. Вскоре заявил себя кубофутуристом.


   Войдя в круг самых известных русских творцов, он неожиданно покинул их и стал, как мы уже знаем, профессиональным летчиком, и в числе первых в России получил диплом пилота… И небо поглотило его полностью. Ему первому пришла идея назвать аэроплан самолетом.
На заработанные от полетов деньги он купил дом с 50 десятинами земли на притоке Камы, превратив всё это в образцовое имение. Но и из Каменки вернулся в Москву к друзьям-футуристам

   С Маяковским и братьями Бурлюк проехал по всей России с необыкновенными стихами. Женился четыре раза, даже «муза» Сальвадора Дали — Гала, будучи еще Еленой Дьяковой, была «Васиной любовью»…

«„Степан Разин“ в „Лосиноостровской“»

   Удивительные факты биографии вдруг неожиданно открываются перед нами. Дело в том, что Василий Васильевич Каменский был двоюродным братом Евстолии Ивановны Волковой, супруги замечательного пермского художника Петра Ивановича Субботина-Пермяка. Того самого, что был оформителем спектакля «Подснежник», поставленном З.С. Соколовой — сестрой К.С. Станиславского сначала в селе Никольское Воронежской волости, а позднее и у нас в Куракине (ныне мкр. «Текстильщик», г. Королёв — В.П.). Подробнее об этом можно ознакомиться в материале «Они взрастили «Подснежник» («Маяк» № 86 от 11.11.2016).

   Дело в том, что П.И. Субботину-Пермскому в 1917 году (здесь он встретил и Февральскую революцию — В.П.), по настоянию врачей после лечения в Ялте, порекомендовали переехать в подмосковную дачную местность, находящейся в большом сосновом бору, на станцию Лосиноостровская. Там Субботин часто совершал прогулки по лесу. Тишина, лесной воздух благоприятно влияли на здоровье художника, продолжавшего преподавать в Строгановском училище… Все стены квартиры Субботина в Лосиноостровской были увешаны картинами его и его жены. Потолки он украсил цветными шалями, вся комната была украшена коми-пермякскими вещами: полотенцами, скатертями, всевозможной утварью… А вечерами в квартире зажигали цветные фонари…

   Но самым ярким событием в период жизни в Лосиноостровской стал приезд из Тифлиса к ним в гости поэта В. В. Каменского. Дружеские отношения с ним укрепились еще в то время, когда Субботин учился в Строгановском училище. И что особенно знаменательно, именно, в Лосиноостровской Каменский отмечал выход в свет своей знаменитой книги «Степан Разин» (написана летом 1915 года — В.П.). И именно, в Лосиноостровской зазвучали эти пронзительные строки:

«Глушит звон колокольни
Василия Блаженного.
Пьяный палач
Заблестел топором.
Дикий, яростный плач
Раскатился, как гром.
А он, кто на плаху
Свою голову нес,
И в предсмертный час видел:
Там на Волге,
Высокий утёс
Затаил думу в кровной обиде;
Будет время —
Сермяжная рать
Отомстит разом вскачь она».

   А в минуты тишины друзья вспоминали домик на Монастырской улице в Перми, много говорили об искусстве и литературе…

   Интересный факт. Примерно в то же время по соседству в Куракино З.С. Соколова репетирует пьесу «Подснежник». И вполне возможно, что друзья смогли побывать на одной из репетиций…

«Вы, наверно, с Урала?»

   А теперь воспоминания о Василии Васильевиче Каменском. Вспоминает Евгений Дмитриевич Спасский, художник, друживший с ним в годы своей юности. Он сравнивает с бомбой, влетевшей в окно, появление на центральной улице Тифлиса троих, тогда молодых, ярко и оригинально одетых, медленно прогуливающихся по городу — Давида Бурлтока, Василия Каменского и Владимира Маяковского. Он пишет: эти люди «несли свежую струю, радость, смелость и бунтарство в искусстве и в жизни». Впечатления Спасского от выступления футуристов во многом схожи с другими свидетельствами восхождения будущих «звезд и смелых реформаторов искусства. Упомянем хотя бы юного Семена Кирсанова, пришедшего к троице гастролеров в Одессе. Журналиста И. Б. Березарка до крайности изумило при первой встрече то, что Бурлюк и Каменский… пили пиво, «самое прозаическое, мещанское пиво завода «Южная Бавария» (встреча происходила в Екатеринославле). А Каменский к тому же что-то деловито подсчитывал, знаменитого авиатора, видимо, больше волновало, как бы не «пролететь» во время этого турне. Бурлюк записывал доходы-расходы… 

   И живо вспомнилось, как рассказывала о таких расчетливо-скандальных гастролях бывшая жена Каменского Валентина Николаевна Козлова. Ей было очень жалко, что все фото тех гастролей черно-белые. На них Каменский запечатлен в сюртуке немыслимо вычурного покроя. Наряд футуриста был сшит из гобелена также немыслимо ярких сочетаний дикого цвета. Конечно, внешний вид таких гастролеров мог поразить провинциальную чопорную Россию, тем паче — на лбу Каменского нарисованы аэроплан и прочие художества. 


   А вот история их знакомства. Жила она в ту пору в Екатеринбурге, училась на врача, жила размеренной, спокойной жизнью. И вот подошел к юной провинциалке (она была с сестрой) на пароходе какой-то странный молодой человек с пышной шевелюрой, в цветной рубахе с «карэ», и краги какие-то. Девушка сразу обратила на него внимание — и вдруг он сам решил познакомиться: «Вы, наверное, с Урала?.." Поженились они во время гастрольной поездки в 1918 году, в Царицыне. Для Каменского это был не последний брак. Через несколько лет жизни пути Василия и Валентины разойдутся. У «певца вольницы», «любимца богов и муз» будут еще избранницы сердца (например, А. А. Касторская — пианистка — В.П.). Но в трудные часы жизни тяжело больного, обезноженного поэта поддержит, окружив вниманием, заботой, никто иной, как Валентина Николаевна. Избранница души и сердца, встреченная поэтом на пароходе, разделит с ним и все тяжкие минуты его последней «стоянки» в этой жизни.

«Колёсные пароходы»

   А вот удивительные воспоминания поэта Якова Шведова (записал В.Гладышев в 1984 г.): «… Однажды прихожу к ним (Каменскому с женой) — и вижу у Василия Васильевича большой такой альбом, он любил рисовать. Показывает мне свои рисунки, сделанные цветными карандашами, в так называемом „наивном“ стиле, в общем, как дети рисуют. Да, еще такая подробность: в Голицыно, дачном поселке литераторов, где жил в 1950-е Каменский, в то время еще не было электричества, и работать Каменскому приходилось при свете керосинки. Что рисовал? И пароходы, колесные еще. Названия пароходов придумывал свои — „Василий Каменский“ (в 1930-е годы такой пароход действительно существовал), „Братья Каменские“ — это пароходчики такие были. Запомнились мне и рисунки причудливых заморских птиц, солнце с ресничками…» Внучка поэта, пермская балерина Елена Каменская, вспоминала, что рисовал Василий Васильевич до последних дней своей жизни. Ему заранее затачивали карандаши, узнав, что придут гости…

   Да и самого поэта рисовали многие, более десятка. В одном из писем В. Н. Козловой находим: «Рисовали его Ю.Анненков, Н.Кульбин, Н.Альтман (рисунок хранится в Пермской галерее), И.Попков (наш земляк, вхутемасовец)…», даже Бурлюк. Многое затерялось, например, портрет, написанный Репиным…

   А вот занятное воспоминание Валентина Ходасевича о выставке в петербургском салоне Михайловой. Ожидавшийся скандал начался после того, как Маяковский включил вентилятор. Кандауров (устроитель выставки) успокоил разволновавшихся меценаток Носову, Лосеву, Гиршмон, Высоцкую. И тут появился Василий Каменский, «синтетический» экспонат: он распевал частушки, говорил прибаутки, аккомпанируя себе ударами поварешки о сковородку; на веревках через плечо у него висели — спереди и сзади — две мышеловки с живыми мышами. «Сам Вася, — замечает Ходосевич, — златокудрый, беленький, с нежным розовым лицом и голубыми глазами, мог бы привлекать симпатии, если бы не мыши. От него с ужасом шарахались, а он победно шел по залам. Это и была его передвижная выставка»… Это был его триумф!

   «Быть Василием Каменским — это значит быть вечно 18-летним», — так говорили о нем современники. Но, начиная со второй половины 30-х годов, В. В. Каменский уже не создал ни одного нового значительного произведения. 19 апреля 1948 года поэта сразил инсульт, а затем наступила вынужденная неподвижность.

   Умер В. В. Каменский в Москве в 1961 году (в год полёта человека в космос — В.П.), и на его могиле на Новодевичьем кладбище установили памятник с надписью «Василий Каменский. Поэт. Авиатор». Именем Василия Каменского названа улица в микрорайоне «Парковый» города Перми. А в селе Троица Пермского края в доме, где с 1932 по 1951 годы жил поэт, открыт Мемориальный дом-музей В. В. Каменского

(окончание следует)

Владимир Парамонов.


Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
21 Августа 2019
Пришла пора прощаться с летом. Но опять выглянуло солнце, да и все еще тепло.Краевед, кандидат географических наук Игорь Прокуронов представляет народный календарь на последнюю декаду августа, 21-31 августа
20 Августа 2019
В одном из последних номеров газеты «Маяк» вышла статья Ольги Васильевой «Собрать расплёсканное время», посвященная истории одной из старейших улиц г.Пушкино - «Ленточке», соединяющей два микрорайона «Мамонтовка» и «Клязьма». Краевед Владимир Парамонов продолжает эту тему
16 Августа 2019
Анастасия Волкова рассказала об истории церкви и поделилась впечатлениями от ее посещения на юбилей
Комментарии





Ритуальные услуги в Пушкино



Наши партнеры:





Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER