Старое Пушкино: дачи и дачники - 3

23 апр
07:29 2018
Категория:
Край родной
   Публикуем продолжение "дачной темы" в Пушкино от краеведа Игоря Прокуронова. Его очередной очерк-"детектив" - про наш краеведческий музей, или, точнее, про "дачу Рабенек-Михайлова"

Старое Пушкино: дачи и дачники

Часть III

«Предполагаемый» детектив, или музейная тайна

Мы ленивы и не любопытны 
А. С. Пушкин

О, сколько нам открытий чудных 
Готовят просвещенья дух 
И опыт, сын ошибок трудных, 
И гений, парадоксов друг, 
И случай, бог изобретатель… 
А. С. Пушкин

«Детектив» (англ. detective, от лат. detectio) — раскрытие, расследование 
Из словаря

Когда-то немецкий поэт Иоганн Вольфганг Гете назвал архитектуру «музыкой, застывшей в камне».
Красиво сказано.
Ну, а мы поговорим об одном из наших известных исторических памятников, облик которого можно отнести к «музыке, застывшей в… дереве». Речь пойдет о здании, где в Пушкино ныне располагается Краеведческий музей (Московский проспект, 35а). Говорят, этот дом в выразительном стиле русского модерна отстроен в 1910 г., и полагают, что располагался он в «дачной усадьбе Рабенека-Михайлова».

Рис. 1. Краеведческий музей г. Пушкино 

* * *

   Начнем, пожалуй, со слегка перефразированного высказывания известного «подмосковного краеведа» А. Ю. Послыхалина.
«…Настоящие тайны за семью печатями и до сих пор неразгаданные загадки в наши дни чаще встречаются не в глухих лесных чащах и накрепко забытых урочищах, а в центрах многолюдных городов, — у всех на виду. Одна из таких загадок связана с известным памятником истории и культуры — „Домом Рабенека“ (или „загородной усадьбой Рабенек-Михайловых“) в подмосковном Пушкино. До сих пор доподлинно не известны ни дата постройки, ни имя первого владельца деревянного здания. …В многочисленных публикациях чаще всего встречается „точная“ дата — 1910 г., возникшая, увы, не на основе неопровержимых документов, а на… архитектурной оценке стилистики здания» (Послыхалин А.Ю. «Dacha in Pushkino»: загадки, тайны и горести «дома Рабенека» // trojza.blogspot.ru/2015/10/dacha-in-pushkino.html). 
 
   Вот так наш коллега обозначил, наверное, главную тайну Пушкинского краеведческого музея: загадку возникновения здания, которое он занимает, имена владельца (владельцев) и архитектора, по проекту которого был построен особняк-памятник… 
 
   А наши поиски на поверку оказались самым настоящим «детективом», с загадочным предметом расследования — «усадьбой Рабенек-Михайлова», «подозреваемыми» — действующими лицами, так или иначе причастными к самому факту существования заповедного объекта, «уликами», ну, и так далее. 

* * *

   Вот, что, к примеру, гласит заметка, размещенная на одном из интернет-сайтов.
Читаем: «Деревянное здание, выполненное в стиле модерн с использованием в отделке мотивов древнерусского зодчества, было построено в 1910 г. Когда-то оно являлось дачей купца Людвига (Льва) Артуровича Рабенека, в чьем ведении были фабрики в районе Щелково. Супругой Л. Л. Рабенека была Элла (Елена) Ивановна Бартельс-Книппер-Рабенек (сценическое имя Эллен Тельс), наиболее талантливая последовательница великой Айседоры Дункан в России»… 
 
   О, как! Аж до плясуньи Дункан дотянулись. Однако, вроде не слыхать было такой в Пушкино, равно как и Эллен Тельс. Хотя, мысль, конечно, интересная, но чутье подсказывает, что-то здесь не то. Похоже, «в огороде бузина, в Киеве — дядька».
Ну, ладно.
    

Рис. 2. «Дача Рабенек-Михайловых». Архивное фото

Что там еще?
Пролистаем подшивку «Пушкинского вестника», популярной в свое время газеты.
Вот что там писала Галина Лузан 29.12.2013 г.: «Это (имеется в виду музейное здание. — И.П.)… загородный дом, построенный в дачной местности „Пушкино — Лесной городок“ в 1910 г. в стиле модерн. Предполагается, что это была дача хозяина Щёлковско-Соболевской мануфактуры крупного текстильного фабриканта из Болшева — Людвига Рабенека. Среди последних (до 1918 г.) владельцев здания — потомственный почётный гражданин и владелец ткацкой фабрики в Москве М. М. Михайлов. Архитектура дома характерна для стиля модерн — основного направления в искусстве и зодчестве конца XIX — начала XX вв. В отделке использованы мотивы и декоративные элементы, присущие древнерусскому зодчеству. Здание имело сложную по высоте художественную конфигурацию: положенный в основу срубленный „в лапу“ сруб, был обустроен верандой, эркерами, балконами на разных уровнях, с ломанными и криволинейными очертаниями, открытой террасой, разновысокой крышей. С правой стороны от крыльца, расположенного на восточном фасаде, к дому примыкал крытый переход, соединяющий его с кухней и хозяйственными постройками. Интересна планировка дома, центром которого служит устроенная вокруг печи лестница с частично забежными ступенями. Помещение первого этажа также имело разную высоту, что позволило оригинально решить веерообразную планировку второго этажа, устроив его в трёх уровнях. Третий этаж, небольшой по площади, расположен над первым уровнем второго этажа, почти повторяет его планировку. В советские времена в здании бывшего загородного дама фабриканта Рабенека располагались различные учреждения: детская школа-колония, дом отдыха рабочих московских фабрик, военкомат, милиция и торг. Пушкинский краеведческий музей здесь находится с 1980 г. Здание является ныне памятником истории и архитектуры регионального значения».   

   Названного Рабенека пока оставим в стороне, а вот «потомственный почётный гражданин и владелец ткацкой фабрики в Москве М. М. МИХАЙЛОВ»… Это уже интересно. Запомним «подозреваемого»…   

  А вот об архитектуре музейного здания. (Это из области «улик» нашего «дела»).
Есть такое «Приложение» к распоряжению областного Министерства культуры от 12.11.2014 г. под названием «Об утверждении предмета охраны объекта культурного наследия регионального значения „Здание краеведческого музея, нач. ХХ в.“. По сему документу, к „предметам охраны“ отнесены: „местоположение и градостроительные характеристики здания краеведческого музея (бывшей дачи)., его роль в композиционно-планировочной структуре города Пушкино; объемно-пространственная композиция прямоугольного в плане деревянного здания., состоящая из разновысоких объемов, с балконами и эркерами, включая высотные отметки по венчающим карнизам; крыша., ее конфигурация и конструкция (стропильная, деревянная), характер кровельного покрытия, высотные отметки; композиционное решение и архитектурно-художественное оформление фасадов., в том числе: местоположение, форма и размер дверных и оконных проемов (с прямоугольными, арочными, гранеными и параболическими перемычками) с оконными наличниками простой и сложной конфигурации; деревянный декор, состоящий из дощатых лопаток на торцах венцов, резных деревянных кронштейнов, колонок с капителями и без капителей, навеса над крыльцом, опирающегося на четыре деревянные колонны; материал и характер обработки фасадных поверхностей.: сруб — частично необшитый, частично обшитый мелким вертикальным тесом и „под щепу“, покраска; столярные оконные и дверные заполнения., их материал, габариты, форма, рисунок расстекловки; пространственно-планировочная структура интерьеров здания в пределах капитальных стен, опор и перекрытий.; конструкция (рубка „в лапу“) и материал (дерево) капитальных стен и перекрытий (плоские, с несущими однопролетными балками из бревен), цоколь из кирпича, деревянная стропильная система; деревянная одномаршевая лестница., ее местоположение, конструкция, материал и архитектурное решение“…

Рис. 3. „Дача Рабенек-Михайловых“. Архивное фото

Ну что ж, и это пригодится.
И вот по какой причине.
…Если, скажем, заглянуть к нашим соседям, в Болшево, то был там замечательный „модерн“, точнее, здание, выстроенное в этом стиле на рубеже XIX—XX вв.; старожилы еще прекрасно помнят тот „дом управляющего Болшевской бумагопрядильной фабрикой в усадьбе Лапино“ или, по-другому, — „дом Ценкер/а/-Рабенека“ (уничтожен в 2014 г.).   

Ну, Ценкер нам в данном случае совсем ни к чему; вдобавок, как оказалось, и тамошний фабрикант Рабенек, Франц — тоже отнюдь не „герой нашего романа“. Зато „говорящим“ оказалось имя архитектора.
Это — АДОЛЬФ ЭРНЕСТОВИЧ ЭРИХСОН (1862–1940)…

Рис. 4. Проект дачи под Москвой (арх. А. Э. Эрихсон). Источник: Интернет

Рис. 5. „Дом Ценкер/а/-Рабенека“ в усадьбе Лапино (арх. А. Э. Эрихсон). Источник: Интернет

А что может сближать его болшевско-лапинское творение сравнительно с нашей „дачей Рабенек-Михайлова“?
Оно, конечно, и там, и тут — модерн. Хотя и несколько различный.
Про „дом Ценкер/а/-Рабенека“ пишут так: „Деревянный особняк, выстроенный в оригинальных формах раннего модерна с использованием элементов шинуазри („китайского“ стиля. — И.П.). Развитая композиция образована соединением нескольких разновысотных объёмов в ассиметричную в плане, живописную группу, включающую высокую башню (! — И.П.)… Дом в восточной части двух-, в западной — одноэтажный; объёмы завершены высокими криволинейными кровлями. Фасады в целом ассиметричны, сильно расчленены и отличаются декоративной насыщенностью. В сложной внутренней планировке можно выделить два принципа — коридорный в одноэтажной части и группировку парадных помещений вокруг лестничного блока в двухэтажной половине дома. Яркий образец особняка в стиле модерн… обладает оригинальной объёмно-пространственной композицией и богатой декоративной отделкой, в которой использованы стилизованные мотивы китайского зодчества и фахверковой (с наружными каркасными деталями; эдакая „готика“. — И.П.) архитектуры, придающие облику дома большое своеобразие и повышенную эмоциональность“.   

   В общем, дом в Лапино — это детище, скорее всего, „раннего“ Эрихсона, творившего тогда в „китайско-готическом стиле“…
И, пожалуй, кое-что из его описания вполне „прилагательно“ и к нашей „даче  Рабенека-Михайлова“. Особенно если учесть ее изначальный облик с округлой башенкой-террасой-беседкой (правда, не сохранившейся). К примеру, „соединение нескольких разновысотных объёмов в ассиметричную в плане, живописную группу, включающую высокую башню“ (пусть в нашем случае она и не столь высока). Дальше, „фасады в целом ассиметричны, сильно расчленены и отличаются декоративной насыщенностью“; сруб же был обустроен верандой, эркерами, балконами в разных уровнях с ломаными и криволинейными очертаниями. Но — в нашем случае использованы элементы, присущие „древнерусскому“ зодчеству, и это, конечно, более „поздний“ Эрихсон (если, конечно, он!) с его уже „русским“ модерном („готика“ у него была вначале, и только потом — „неорусский“ стиль).

Рис. 6. Башня-терраса усадебного дома в Лапино (арх. А. Э. Эрихсон). Источник: Интернет

Рис. 7. Башня-терраса „дачи Рабенек-Михайлова“ в Пушкино. Фрагмент архивного снимка

И, осмелимся заметить, все-таки оба здания, — „дом Ценкер-Рабенека“ и наша „дача Рабенека-Михайлова“ — в своем облике имеют что-то общее. По духу, что ли (впрочем, вопрос об их „похожести“ остается открытым: ау, знатоки архитектуры!). Оно, конечно, и там, и тут — модерн, хоть и несколько различный.   

И еще.
Оказывается, „наш“ Эрихсон еще строил дома и для нашего давнего дачника, фабриканта И. К. Прове.
А среди московских построек архитектора — знаменитый в советское время „Дом моделей одежды“ (там, к примеру, шил себе костюмы Л. И. Брежнев) на Кузнецком мосту. А было построено это здание по заказу именитого фабриканта, купца первой гильдии и поставщика двора Его Императорского Величества, потомственного почетного гражданина и коммерции советника — АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА МИХАЙЛОВА (1835–1916), владельца меховой фирмы „Сибирский Торговый дом А. М. Михайлова“, для его магазина и фабрики. Потом для этого же Михайлова зодчий возвел и доходный дом на Б. Дмитровке.
Любопытно.
Оказывается, Эрихсон строил не только для Рабенеков, но и для знатного купца-меховщика Михайлова!..   

Здесь, как говорится, сделаем паузу, выдохнем и…
Ведь если взглянуть на старинный план дачной местности „Пушкино — Лесной городок“ начала ХХ в.: там, на Учинском шоссе, почти у самой железной дороги и ближе к р. Уче, под № № 64 и 66, мы видим два участка, принадлежавшим… А. М. МИХАЙЛОВУ! (Участок, расположенный рядом, № 65, принадлежал, между прочим, К. П. Бахрушину. Запомним).

Рис. 8. План дачной местности Пушкино — Лесной городок (1910-е гг.) с обозначением дач Михайловых

Совпадение?
Возможно…
Но идем дальше.
…Откроем книгу, посвященную семье одного из бывших владельцев Кудринской фабрики „Товарищества суконной мануфактуры в Пушкино“, М. Е. Попова.
Читаем: „В Пушкине мы жили в первый раз в 1887 г. на даче Рабенека, крайняя дача к Москве. Стояла дача в большом парке, спускавшемся к реке Уче. Прекрасный дом. Большая, очень высокая столовая была вся заставлена витринами с массой чучел птиц, всюду в комнатах висели головы лосей, оленей, волков и т. д. — владелец был известный охотник“. <…> При даче была своя хорошая купальня и лодка. В этой купальне я любил ловить на удочку окуней. <…> Жила там тоже летом наша бабушка (со стороны матери) Екатерина Францевна Жегина с двумя дочерьми и сыном Николаем. Он был моложе меня на ½ года, звали его „Кокоша“ — это был друг нашего детства… С ним-то мы коротали время летом. Конечно, не отставали от взрослых и неистово увлекались крокетом. Игра иногда оканчивалась ссорой и скандалом. Дело в том, что у него были хорошей работы крепкие негнущиеся „ворота“, а у нас карельской березы шары, и, конечно, при игре мы это соединяли. Результатом ссоры бывало: к полотну дороги под горкой было болото, поросшее кустарником, и туда-то в пылу негодования я забрасывал его ворота, а он — мои шары; ну, конечно, потом каждый долго искал свое добро» (С. А. Попов. Записки о московской жизни / Суконщики Поповы: «Записки о московской жизни» и не только… М., 2010. С. 108–109)…   

   Получается, что описываемая «крайняя дача к Москве» полностью отвечает местоположению на участке, позже принадлежавшем А. М. Михайлову. Стало быть, дача Рабенека однозначно существовала в последней четверти XIX в. и находилась рядом с Учой. Тогда, предположительно, искомый Рабенек со временем попросту взял, да и продал свое владение именитому купцу-меховщику. И получилась «дача Рабенек-Михайлова»!   

…Может, оно и так, но здание-то нынешнего музея, — согласно тому же плану начала ХХ столетия, — как стояло, так и стоит там, где были обозначены участки № № 17 и 18… вовсе другого Михайлова, с инициалами «М.М.»!.. Да и выстроено оно, предположительно, в 1910 г. (Кстати, на упомянутом плане Лесного городка обозначены еще и владения вовсе «не наших» Михайловых: неподалеку от участка Михайлова А.М., под № № 101–103 — Н. М. Михайлова; № 30 — Михайлова Ю.С.).
Тупик?..
Не хотелось бы.
Поэтому зайдем с «другой стороны».   

   Вначале о нашем Рабенеке. Тут сравнительно просто.
Этот «подозреваемый», ЭДМУНД-ЭДМОНД РАБЕНЕК (1842–1908), среди родных слывший «непутевым», не имея никакого интереса ни к науке, ни к производству, он… наплевал на семейное фабричное дело, забрал причитавшийся ему капитал, женился на простой барышне-крестьянке из-под Щелкова, АВДОТЬЕ-ЕВДОКИИ ОКУНЕВОЙ (?-1911), да еще повез ее в Англию, откуда вернулся «джентльменом и с разными охотничьими трофеями». Кстати, если заглянуть, к примеру, в «Отчет Московского общества охоты за 1875 г.», среди его действительных членов обнаруживаем и Эдмунда Львовича (Людвиговича) Рабенека. Рассказывают, будучи охотником «достоверным», знавшим толк в повадках зверей и птиц, прослыл он еще незаурядным рассказчиком «из охотничьей жизни»; еще, говорят, неплохо рисовал (См.: Подмосковные фабриканты Рабенеки / Сб. статей под ред. Ю. Н. Соловьевой. М., 2004)…

Рис. 9. Э. Л. Рабенек. Старое фото. Источник: Интернет

   Так вот. Жил себе наш герой барином на даче в Пушкино. И был не последним дачником: помните, когда в самом начале 1870-х гг. речь зашла о постройке близ станции Боголюбской церкви, среди подписантов соответствующего прошения значился и «прусский подданный Эдмонд Рабенек» (см. обстоятельный очерк-расследование Т. Лаврентьевой и А. Громиновой «Церковь во имя Боголюбской Божией Матери при Пушкинской станции Московско-Ярославской железной дороги». Документальная история. 15.02.2017 // pushkino.tv/news/kray-rodnoy/110408/).
В Пушкино Э. Л. Рабенек и умер и был похоронен на одном из местных кладбищ, где позже упокоилась и его супруга. (Впрочем, по некоторым данным — наоборот, раньше скончалась Евдокия Михайловна).  

   Заметим, что хозяйство Рабенека формально принадлежало вовсе и не лично Эдмунду-Эдмонду, а его жене. Опять же в «Памятной книжке Московской губернии» (1899 г.), где приводятся «сведения о расположенных владениях частных лиц», прямо говорится о двух владениях жены прусско-подданного ЕВДОКИИ МИХАЙЛОВНЫ РАБЕНЕК при станции Пушкино стоимостью в 18 649 и 1 451 руб. (ей же тогда принадлежала и пара более скромных «имений» в дер. Акулово и Никольском-Кудрине). Стало быть, отнюдь не тяготившийся своей собственностью «непутевый фабрикант» и «известный охотник» в свое время отписал наследственные дачи своей незабвенной супруге…   

Подытожим.
…Итак, в Пушкино существовало две дачи, принадлежавших семейству Рабенеков. И никаким не фабрикантам, а, попросту говоря, рантье, т. е. жившим в свое удовольствие на имеющиеся средства. И, вполне возможно (предположительно!) одна из них — это та, что была описана выше, у железной дороги и р. Учи. Вторая же — располагалась там, где сегодня наш музей, между Пушкинским шоссе (ныне Московский проспект) и р. Серебрянкой.   

   При этом первые рабенековские дачи (или одна из них), скорее всего, были построены где-то во второй половине XIX в. А тогда их строили вовсе не в «модерновом» стиле, а, скорее — в традиционно «русском», ну, как, к примеру, дача Александра Мамонтова в той же Мамонтовке.
Но тогда вряд ли стоит привлекать к этому «делу» архитектора-«модерниста» Эрихсона. Да и было ему в то время всего ничего (см. дату рождения).   

   И здесь безусловно прав А. Ю. Послыхалин, относительно нынешнего музея отметивший: «Может быть, не такой уж и старый деревянный дом 1866 (1870) — до 1882 гг. постройки мог быть перестроен в более „современном“ виде еще при жизни владельца». При этом «некоторые аналогии в схожих способах решения основного объема архитектурного сооружения можно заметить в проектах деревянных дач второй половины XIX в., выполненных в «псевдорусском стиле», — в духе «национально-ориентированной архитектуры» («Терем» И. П. Ропета в Абрамцеве, 1873 г. и др.) или в проектах деревянных построек, публиковавшихся в 1872 году в «Альбоме сельскохозяйственных построек, машин, экипажей и модной мебели» .   

   Вообще-то, кроме «молодого» тогда Ропета (И. Н. Петрова: 1845–1908), можно назвать и наших зодчих, дачников старого Пушкино — взять хотя бы Н. П. МИЛЮКОВА (1825–1879), Н. В. НИКИТИНА (1828–1913); нельзя исключить из этого списка и А. С. КАМИНСКОГО (1829–1897), построившего дачи А. Н. Мамонтова и М. А. Горбова в той же Мамонтовке. Но все они — лишь потенциальные «соучастники» нашего музейного «дела». А истинного «виновника», автора изначальной дачи (дач) Э. Л. Рабенека в Пушкино еще предстоит определить…

Рис. 10. «Погодинская изба» в Москве (арх. Н. В. Никитин, 1856 г.). Источник: Интернет

Рис. 11. Дача Горбова (арх. А. С. Каминский, 1860-70-е гг.). Источник: Интернет

Рис. 12. Терем в Абрамцеве (арх. И. П. Ропет, 1877–78 гг.). Источник: Интернет

   Но идем дальше.
Хотя в отделке нашей «дачи Рабенек-Михайлова» и сохранились «декоративные элементы, присущие «древнерусскому зодчеству», все же в целом — это несомненный «модерн» конца XIX — начала XX вв., видными представителями которого были уже упомянутый Эрихсон, или, скажем, Л. Н. Кекушев, автор дачи А. И. Ермакова в Мамонтовке…  

   И тут стоит повнимательнее присмотреться к «таинственному» МИХАЙЛОВУ М.М, на чьем, собственно, участке и располагалась наша «таинственная» дача. Которая, — опять же, предположительно, — была куплена новым владельцем у Рабенеков не ранее 1911 г. (см. даты смерти Эдмонда Людвиговича (Львовича) и Евдокии (Авдотьи) Михайловны). Правда, оставались еще их приемная дочь — Евгения (в замужестве Дитмарх, Ditmarsch). Может это она, уезжая за границу, продала все наследственные владения вместе с «начинкой» — «витринами с массой чучел птиц, головами лосей, оленей, волков и т. д.»? (Заметим, одной из достопримечательностей нашей дачи-музея были многочисленные клетки с птицами, висевшие на верхнем этаже в светелке. Это явно было свидетельством увлечения хозяина разными птицами и, вообще, охотой) …   

   В самом начале нашего «детектива» уже прозвучало имя потомственного почётного гражданина и владельца ткацкой фабрики в Москве — М. М. МИХАЙЛОВА.
Розыск привел к следующему.
В старинной «Справочной книге о лицах, получивших купеческие и промысловые свидетельства по г. Москве за 1892 г." обнаруживаем такое.
«МИХАЙЛОВЫ — Федор Семенович, 70 лет, кавалер, и МИТРОФАН ФЕДОРОВИЧ, 45 лет (это, понятно, сын. — И.П.), почетные граждане, в купечестве состоят с 1846 г. Торговля мануфактурным товаром под фирмой «Федор Михайлов и сын» (основой купеческого дела была шерстоткацкая фабрика, в советское время вошедшая в состав «Парижской коммуны». — И.П). Федор Семенович служил товарищем гильдейского старосты в доме Городского Общества 1851 г., гласным Городской шестигласной думы и Общей городской думы, выборным от Московского купечества, церковным старостой при Троицкой в Елизаветинском училище церкви, экспертом на С.-Петербургской Всероссийской выставке в 1870 г., окружным попечителем по случаю холерной эпидемии в 1872 г. и оспенной эпидемии по Басманной части в 1873 г., состоял членом Московского вспомогательного Комитета по участию России в Венской всемирной выставке и комиссаром для принятия с выставки товара в 1873 г.; состоял кандидатом на должность заседателя Московского Приказа общественного призрения, исправлял оную четыре месяца в 1876 г. и с 28 января 1877 г. по 19 апреля 1882 г. Ныне состоит — членом Московского отделения Совета торговли и мануфактур с 3 мая 1863 г.; почетным членом Комитета грамотности при Императорском Московском Обществе сельского хозяйства с 8 марта 1870 г.; выборным Московского Биржевого общества с 6 мая 1870 г. и выборным от московского купечества с 1873 г.; гласным Московской городской думы с 1877 г.; членом попечительного Совета художественно-промышленного музеума в Москве и строителем оного с 12 мая 1877 г.«… И вот оно, самое главное: «в семействе их состоит МИТРОФАН, СЫН МИТРОФАНА, 18 лет»!
Итак, смотрите — «Митрофан, сын Митрофана», стало быть, МИТРОФАН МИТРОФАНОВИЧ МИХАЙЛОВ, наследник немалого дела «Федора Михайлова и сына».
Похоже, мы на верном пути.   

   Но не будем останавливаться и пойдем дальше.
…Что же наш «Митрофанушка»? (Это вовсе не к тому, чтобы как-то оскорбить члена уважаемой фамилии, а так, просто к слову пришлось).
А вот что.
Стало быть, родился М. М. Михайлов где-то в 1863, либо 1864 году. То есть, к началу прошлого столетия это был уже «мужчина в расцвете сил», представитель семьи «миллионщиков», вполне способный позволить себе заиметь неплохую дачу где-нибудь в престижном уголке Подмосковья. А таковым, как мы знаем, и было наше Пушкино…   

Так.
Берем еще одно старинное издание, альбом под названием «Столетие Московской практической Академии коммерческих наук. 1810–1910» (М., 1910). И, — вот удача! — в нем находим нашего «Митрофанушку»! Оказывается, сей удалец в 1893 г. заканчивает эту самую академию, да еще с малой серебряной медалью. Здорово.   

Идем дальше.
Выясняется, к 1901 г. Митрофан Митрофанович — потомственный почетный гражданин, член Общества охоты им. Императора Александра II (как мы помним, в Обществе же состоял и Э. Л. Рабенек!); под 1907 г. он значится в списке «лиц сделавших пожертвования в пользу детского приюта Городского попечительства о бедных Мещанской части «взамен визитов и рассылки визитных карточек на праздник Св. Пасхи 1907 г.». Еще, оказывается, М. М. Михайлов в 1905–08 гг. «был близок к прогрессивной группе гласных Московской городской думы». Позже, в 1910 г., он, вместе со своим отцом, Митрофаном Федоровичем, значатся и в списке действительных членов Общества любителей коммерческих знаний за 1910 г. А в 1917 г. наш М. М. Михайлов состоял в «Первом Русском автомобильном клубе» плюс еще был членом «Московского отдела Императорского Русского технического общества»…

Рис. 13. Семейство Михайловых с друзьями. Источник: Архив Н. М. Деккер (Михайлова) // meshok.net/item/81285859…// meshok.net/?related

Рис. 14. Семейство Михайловых с друзьями. Источник: Архив Н. М. Деккер (Михайлова) // meshok.net/item/81285859…// meshok.net/?related

   Плюс и такие, — «в нашу пользу», — подробности, косвенные свидетельства о «связях» М. М. Михайлова уже с нашим краем.
…Любопытно, вместе с ним Практическую академию одновременно окончил еще и НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ БАХРУШИН (1854–27) из знатного купеческого рода меценатов и благотворителей, живший в Пушкино и похороненный (как позже и его дочь Елизавета), возле нашей Никольской церкви. Его старший брат, черкизовский дачник ДМИТРИЙ ПЕТРОВИЧ (1845–1918) — как ктитор местного храма был похоронен в церковной ограде Покровской церкви. А другой брат, КОНСТАНТИН ПЕТРОВИЧ БАХРУШИН (1856–1938), был пушкинским дачником (его владение располагалось рядом с участками другого Михайлова, с инициалами «А.М.«), был председателем «Строительной комиссии комиссия Боголюбской при станции Пушкино церкви» и состоял при ней старостой. Любопытно, жена К. П. Бахрушина, Наталья Петровна, была дочерью «водочного короля» Петра Арсеньевича Смирнова, брат которого, Яков, тоже был нашим дачником и владел вокзальным буфетом при станции Пушкино.   

   (Вообще, Бахрушины — как «наши», так и «не наши» — это огромная и весьма занимательная тема. Славные купцы-миллионщики прославились тем, что, как никто другой, построили в Москве и Подмосковье множество храмов и богоугодных заведений. Из их наследия назовем лишь одно — знаменитый «Дом бесплатных квартир имени братьев Бахрушиных» на Софийской набережной напротив Кремля, где в 1912 г. проживало около двух тысяч человек, которые наряду с квартирами бесплатно (!) пользовались детским садом, школой, лазаретом, библиотекой и т. д. и т. п. Сейчас там тоже «душеполезное» заведение, РОСНЕФТЬ называется…).

Рис. 15. Семья Петра Алексеевича Бахрушина. Сидят: Пётр Алексеевич, Екатерина Ивановна и Дмитрий Петрович. Стоят: Алексей Петрович, Константин Петрович и Николай Петрович. Источник: vk.com/wall-32354538_341

Рис. 16. Наталья Петровна и Константин Петрович Бахрушины с дочерьми. Ок. 1907 г. Источник: Библиотека сибирского краеведения. Наталья Константиновна Бахрушина // bsk.nios.ru/content/nina-konstantinovna-bahrushina

И вообще, Бахрушины и Михайловы — были родственниками…
«Семейным» же архитектором Бахрушиных был К. К. ГИППИУС (1864–1941).   

…С другой стороны, среди действительных членов Общества любителей коммерческих знаний 1910 г., наряду с М.Ф. и М. М. Михайловыми — опять же наши «земляки»: Георгий и Николай Абрикосовы, сыновья знаменитого кондитера А. И. Абрикосова, имевшего дачу «Дубки» на Клязьме; Владимир Сергеевич Алексеев, старший брат К. С. Станиславского (Алексеевы владели усадьбой Любимовка недалеко от Тарасовки), Михаил Михайлович Горбов, сын М. А. Горбова, имевшего дачу в Мамонтовке. Ну, еще в списке и некто Вогау Гуго Максимович, впоследствии один из директоров концерна Вогау…   

   Но продолжим.
Коль скоро мы продолжаем заниматься розыском «подозреваемых» — возможных строителей искомой дачи «Рабенек-Михайлова», то давайте-ка посмотрим, а кто сотрудничал с купцами торгового дома «Федор Михайлов и сын» на ниве архитектуры.   

   Выясняется, что когда в 1898 г. отец Митрофана, Митрофан Федорович Михайлов купил в Москве участок для собственного дома (ныне по ул. Бахрушина, 17), то в качестве архитектора он пригласил гражданского инженера Н. Г. ФАЛЕЕВА (1859–1933). А чуть позже, в 1910 г., пристройкой башни к купеческому особняку занимался архитектор АЛЕКСЕЙ НИКОЛАЕВИЧ МИЛЮКОВ (1869–1914), который еще возводил корпуса на михайловской фабрике. К слову, его старший брат Павел был известным историком и политиком, а их отец, Николай Павлович, — тоже архитектор, занимавшийся, в частности, перестройкой трапезной пушкинской Никольской церкви, — с 1870-х гг. состоял в наших дачниках (как, естественно, и его дети).   

   Добавим, что в помощниках А. Н. Милюкова, владельца архитектурной конторы, состоял и один из знаменитых братьев ВЕСНИНЫХ, ВИКТОР АЛЕКСАНДРОВИЧ (1882–1950). А другой ВЕСНИН, ЛЕОНИД (1880–1933), в молодые годы, между прочим, выстроил в подмосковном Иванькове (близ Покровского-Стрешнева) замечательную дачу в стиле модерн на пару с В. А. СИМОВЫМ (1858–1935), художником и сценографом, тесно связанным с Московским художественным театром Станиславского с момента его «рождения» в Пушкино (1898 г.)…

Рис. 18. Дача театрала А. В. Носёнкова в Иванькове, 1909. Арх.: В. А. Симов, Л. А. Веснин // dachniiotvet.galaktikalife.ru/viewtopic.php?style=26&t=1143&start=60

Рис. 19. Дача театрала А. В. Носёнкова в Иванькове, 1909. Арх.: В. А. Симов, Л. А. Веснин // dachniiotvet.galaktikalife.ru/viewtopic.php?style=26&t=1143&start=60

   И еще, обнаружилась вот такая связка. Александр и Виктор Веснины, в 1901 г. окончили ту же Академию коммерческих наук, — «удостоены золотой медали (без права ношения в петлице), записи на мраморную доску, звания кандидата коммерции и личного почетного гражданина», — что и наш Митрофан Митрофанович Михайлов (Леонид Веснин закончил Академию ранее, в 1899 г.). А в 1913 г. братья Веснины разрабатывали фасад дома по Кузнецкому Мосту, 16, строил который, как и расположенное рядом здание магазина и фабрики «Сибирского торгового дома Русско-Американских мехов А. М. Михайлова», уже знакомый нам — А. Э. Эрихсон.   

А теперь остановимся и вновь переведем дух.
Что же у нас получилось?
…Итак, у Эдмонда Рабенека (точнее, у его жены) в старом Пушкино было, как минимум, две дачи: одна на берегу Учи, другая — у Серебрянки.   

Версия такая.
Возможно, первую из них, построенную в 1860-70-х гг., позже приобрел купец-меховщик А. М. Михайлов. Что с этим владением сталось, пока оставим в стороне…
Вторая же дача Рабенеков, «новая», которая ныне — музей, могла быть приобретена ими позднее, ближе к концу XIX в., и приобрела свой окончательный, «модерновый» вид чуть позже, в начале следующего столетия, когда в дачном Подмосковье «разыгрался» новомодный стиль «модерн». А после 1911 г., опять же, предположительно, ее купил наследник Торгового дома «Федор Михайлов и сын», МИТРОФАН МИТРОФАНОВИЧ МИХАЙЛОВ…   

Теперь об архитекторах.
Вначале о «стариках», тех, кто (предположительно!) мог быть причастен к постройке изначальной, первой дачи Э. Л. Рабенека в Пушкино в «старорусском» стиле.
Это — Николай Павлович Милюков (1825–1878), пушкинский дачник, в активе которого трапезная Никольской церкви; Николай Васильевич Никитин (1828–1913), тоже наш дачник в прошлом, автор «Погодинской избы» в Москве и перестройки колокольни пушкинской Никольской церкви; наконец, Александр Степанович Каминский (1829–1897), архитектор, автор дач А. Н. Мамонтова и М. А. Горбова в Мамонтовке.   

А вот «молодежь», работавшая в стиле «модерн», те, кто могли быть архитекторами «второй» дачи Рабенеков, перешедшей к М. М. Михайлову — Николай Григорьевич Фалеев (1859–1933), автор усадебного дома М. Ф. Михайлова (отца «нашего» Митрофана Митрофановича) в Москве; Адольф Эрнестович Эрихсон (1862–1940), автор «дома Ценкер/а/-Рабенека» в усадьбе Лапино (Болшево); Алексей Николаевич Милюков (ок. 1869 — ок. 1914), возводивший корпуса михайловской фабрики, и по проекту которого была сооружена башня-пристройка к усадебному дому М. Ф. Михайлова; это, наконец, братья Веснины, помощники А. Н. Милюкова, «однокашники» М. М. Михайлова по Академии коммерческих наук. А еще можно назвать и такого самобытного зодчего, как Сергей Иванович Вашков (1879–1914), уроженца нынешнего Сергиева Посада, автора знаменитой дачи И. А. Александренко на Клязьме…

Рис. 20. Дача И. А. Александренко в пос. Клязьма (арх. С. И. Вашков, 1908 г.). Источник: Интернет

*  * *


   На этом, пожалуй, закончим наше «детективное» расследование.
Говоря прямо, многое, вскрытое в ходе расследования, строго документальных подтверждений не имеет. Пока, во всяком случае. Потому и детектив наш назван «предварительным».
Но хочется надеяться, приведенные «улики», список «подозреваемых» и проч. — позволят обозначить границы дальнейших поисков и, в конечном итоге, помогут установлению истины. 
 
   И, как представляется, некоторые результаты все же достигнуты. В первую очередь, это — круг именитых московских купцов и архитекторов, так или иначе связанных с дачным Пушкино.
И все это — частица нашей общей истории.
Но поиски далеко не завершены, а потому наш «предполагаемый детектив» будем считать неоконченным…

И. Б. Прокуронов,
кандидат географических наук

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER
Поделиться новостью:
Подписаться на новости через: Facebook Вконтакте Почта Яндекс Дзен

Читайте также
Комментарии

Комментарии 2

Написать
Pavlick
Мощный материал, спасибо! От себя добавлю иллюстрацию к статье: это дача Рабенек-Михайлова в роли военкомата, проводы в армию, год 1955:
Ответить
Pavlick
Ответить
Написать
Последние комментарии
Алексей Соловьев
Какой в Братовщине технопарк ...
aktk Фин
В этот же день, 4 декабря 2021г. в ...
Миха Мигачев
Спасибо! Очень красивые ...
Александр Ноздровский Александр Ноздровский
Передам Александру на ...
invalid
Горцев надо было ...
Александр Ноздровский Александр Ноздровский
На диске информация, которая ...
Александр Ноздровский Александр Ноздровский
Дополнение от Александра ...
Черная Пятница
Подскажите, эта версия на сайте ...
Александр Ноздровский Александр Ноздровский
Мне прислали правильную ссылку - ...
Миха Мигачев
Спасибо, Александр. Нашел , что ...




Ритуальные услуги в Пушкино

Наши партнеры: