Недокументальная история в лицах. Часть II

05 июл
17:40 2017
Категория:
Край родной
       Вторая часть публикации серьезнейшего труда священника отца Андрея Дударева, посвященного история Боголюбской церкви города Пушкино и семье Михаила Семёновича Шарикова. (С первой частью исследования можно познакомиться по ссылке).

       Крещение Николая Михайловича Шарикова в Пушкино свидетельствует: во-первых о переезде Шариковых на новое место жительства, во-вторых связывает два факта в важное свидетельство. 
 
       Итак, в марте 1887 года Михаил Семёнович становится прихожанином Боголюбской церкви, а с января 1889-ого, фактически через 1,5 год, этот храм перестаёт быть приписным — несамостоятельным. В 1888 году Метрика Никольского храма села Пушкино ещё содержит Боголюбский храм, а в 1889-ом он отсутствует.
Но заводится новая Метрическая книга – самостоятельной церковной единицы, при чём при отсутствии значительного увеличения в ней прихожан и треб. Очевидно у Боголюбского храма появляется земной покровитель. 



(ЦИАМ, ф.203, оп.780, д.1392, л.387) 
 
«Метрическая книга, данная из Московской Духовной Консистории в Боголюбскую Церковь, что при Пушкинской станции Московскаго уезда для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших, на 1889-й год». Полагаю, комментарии излишни — почему, а главное благодаря кому это произошло. 

       Помимо прочего удалось выяснить, что отец Михаила Семёновича – купец Сергиева Посада Семён Семёнович принадлежал к низшей 3-ей гильдии.Михаилу Шарикову повезло родиться в 1862 году – только поэтому он именуется купеческим сыном. Родись он годом позже – оказался бы мещанином, а там и до крестьянства рукой подать. Так всего за 5 лет до того в 1857 году Семён Семёнович числился жившим в Сергиевом Посаде — 





(ЦИАМ, ф.203, оп.745, д.2000, л.1666 об.-1667):

«Владимирской Губернии Переславскаго уезда Усольской волости села Адрианова экономический крестьянин и законная его жена Евдокия Ильина»,а уже через год «купцом».



       Сегодня это Ярославская область, Переславский район, село Андрианово в 60,5 километрах к северу от Сергиева Посада. И село и даже храм Святителя Николая с приделом Благовещения на  малой родине Шариковых целы и невредимы. Перед вами вид на село с колокольни.  














 
       «Экономический» в отличии от «казённый» — государственный крестьянин означало, что село принадлежало Церкви. Действительно селение на реке Нерли Адрианово с  многочисленными пустошами, которые прежде были заселены, приложено было Марьей Замыцкой, женой Богдана Замыцкого, в Троице-Сергиев монастырь в 7083 (1575) году при архимандрите Памве с тем, чтобы постричь её в иночество в женском монастыре «у Богородицы в Подсосенье». В 1764 году Адрианово и вышепоименованные деревни стали казёнными. 
 
       Церковь в селе существовала уже в то время, когда оно поступило во владение Троице-Сергиева монастыря, но деревянная. Каменный же современный храм был воздвигнут в 1802 году. В 1796-ом по благословению преосвященного Виктора, епископа Суздальского и Владимирского, вместо деревянной церкви заложен существующий ныне каменный храм с колокольней. 






  
        Удалось установить имена священников этого храма служивших здесь в XIX — начале XX вв.:
1) Священник Максим Иванович Тихомиров (1801-1825 гг.);
2) Священник Михаил Фёдорович Благовещенский (1825-1848 гг.);
3) Священник Иван Степанович Лебедев (1848-1856 гг.);
4) Священник Александр Алексеевич Богоявленский (1856-1896 гг.);
5) Священник Алексей Александрович Богоявленский (1896-1917 гг.).

       На колокольне Никольского храма, кстати, был колокол, вылитый старанием старосты церкви в 1796 году, как о том свидетельствовала надпись.Не здесь ли стоит поискать корни – заразительный, так сказать, пример заботы о храме церковного старосты. Кроме того, в этой церкви по ценности украшений (до 1000 рублей), а значит и почитанием, выделялась икона Боголюбской Божией Матери в серебряной вызолоченной ризе, устроенная прихожанами в память прекращения холеры в 1848 году.Не эта ли злосчастная холера нарушила привычный уклад жизни Семёна Семёновича и вынудила его покинуть родное село. 





 
       Дело в том, что в момент появления Михаила Семёновича на свет семья Шариковых выглядела следующим образом. Для этого приведём, так называемые, Исповедальные ведомости, полностью документ именуется так:

«Ведомость составленная Московской Епархии, Дмитровской Округи,Сергиевскаго Посада, Христорождественской, при Лавре, Церкви Священником Василием Феодоровым Некрасовым с причтом обретающимся при оной церквив приходе нижеявленных чиновлюдям, со изволением против коегождо имени о бытии их в Святую Четыредесятницу у Исповеди и Святых Тайн причастия, и ктож исповедался токмо, а не причастился, и ктож не исповедался в 1865-ом году". 

 
(ЦИАМ, ф.203, оп.747, д.1902, л.885)

       Итак, Сергиево-Посадская семья Шариковых в 1865-ом году это: Глава семьи Семён Семёнович — 47 лет, его жена Евдокия Ильинична — 31 года, их дети: Григорий — 24 лет, Иван — 16 лет, Анна — 15 лет, Сергей — 6 лет, жена Григория Татьяна Ивановна 22 лет, сын их Алексей – 1 года. 
 
Здесь стало очевидно, что у Семёна Семёновича это второй брак – старшие, кроме Сергея, дети от первого брака. Примерная дата рождения Анны — 1849 год, относит нас к упомянутым выше трагическим событиям села Адрианово. Скорее всего первая супруга Семён Семёновича стала жертвой холеры 1848 года. 
 
       Со старшим сыном Григорием его женой и сыном связана интересная история в очередной раз изрядно характеризующая Михаила Семёновича. В Метрической книге Христорождественской церкви 1862 года, года рождения Михаила Семёновича, мне встретилась следующая запись о браке: 


  
(ЦИАМ, ф.203, оп.745, д.2137, л.1177 об.-1178)
Счёт браков: №4 28 января (10 февраля)
Звание, имя, отчество, фамилия и вероисповедание, жениха и которым браком: Московской Губернии Сергиевскаго посада 3-й гильдии купеческий сын Григорий Семёнов Шариков,православнаго исповедания, первым браком.
Лета жениха:21 год;
Звание, имя, отчество, фамилия и вероисповедание, невесты и которым браком: Той же Губернии и посада купеческая дочь Татиана Иванова Алексеевская, православнаго исповедания, первым браком.
Лета невесты: 19 лет.
Кто совершал таинство: Местный Священник Василий Некрасов с причтом.
Кто были поручители:
По женихе: Сергиевскаго посада крестьяне: Петр Иванов Комаров и Василий Заларов;
По невесте: Сергиевскаго посада купцы: Филип Семенов Соболев и Тимофей Повесов Любушкин.
Подписи:Местный Священник Василий Некрасов. Дьякон Сергий Шкинский. Дьячок Алексей Ильинский и Пономарь Михаил Ансеров. 
 
       Да, это брак старшего сына Семёна Семёновича Шарикова, от которого примерно в 1864-ом году родился ребёнок Алексей – подумалось мне тогда. И вот накануне Дня Победы 8 мая получаю письмо:
Здравствуйте, уважаемый отец Андрей!
Недавно я прочел Вашу статью “Шариков — миф или реальность?”, в связи с которой решил написать это письмо.
Дело в том, что мой дед, Алексей Григорьевич Шариков, был “выведен в люди” Михаилом Семёновичем Шариковым и, скорее всего, приходился ему родственником. Семейное предание гласит, что Алексей в детстве остался сиротой и вынужден был работать в одном из Сергиев-посадских трактиров мальчиком на побегушках. Однажды туда зашел Михаил Семёнович Шариков со своим знакомым, который, указав на Алексея, сказал Михаилу Семеновичу что это, мол, не чужой ему человек, после чего Михаил Семенович взял моего деда к себе, обучил в гимназии, женил на дочери знакомого купца Ивана Васильевича Трегубова Анне и отправил молодоженов организовывать филиал своей фирмы в Щелкове (тогда еще не городе, а слободе). Михаил Семенович и дальше поддерживал семью моего деда, в том числе крестил мою маму, младшего ребенка Нину, в церкви села Жегалова.
Дед Алексей Григорьевич умер в 1917 году за полгода до рождения моей мамы. Бабушка умерла, когда мне не было и года. Из старших маминых братьев и сестер никто не знал родословную своих дедушек и бабушек, об этом при советской власти не говорили. Теперь времена изменились, а я достиг того возраста, когда встает вопрос о своих корнях.
Не могли бы Вы написать, встречались ли Вам в процессе сбора материалов о М.С. Шарикове упоминания об Алексее Григорьевиче Шарикове, Иване Васильевиче, Ольге Александровне и Анне Ивановне Трегубовых? Или хотя бы о месте рождения Михаила Семёновича?
Еще хочу попросить у Вас совета, с чего и где можно начать поиски архивных источников, и какие источники могут содержать искомые сведения. Наверное, можно поискать записи о рождении и смерти из церковных книг в архивах?
Высылаю Вам сканированные фотографии Михаила Семеновича и его рано умершего сына Сережи, а также оборотов этих фотографий с пояснительными надписями.
Буду очень благодарен за ответ.
Всего хорошего,
Владимир Федорович Подурушин
,
г. Москва

       На первом фото супруги Шариковы: Алексей Григорьевич и Александра Ивановна (Трегубова) с сыном Сашей, конец 1890-х гг. 


Далее, в типичный купеческой позе Алексей Григорьевич в году 17-ом. 

  
В фуражке —Александр Алексеевич Шариков в 1912-14 годах. 



Молодой человек в пиджаке их младший сын Николай Алексеевич в октябре 1917 года. 


 
Далее хорошо знакомый нам образ Михаила Семёновича с подписью на обороте: 2-го января 1911 года. 




Затем интересное фото мальчика, на обратной стороне это фото отмечено: Сын крёстного Серёжа, Шарикова М.С. (умер в детстве)




       Наконец, были присланы фото упомянутого выше Щёлковского филиала, возглавляемого Алексеем Григорьевичем Шариковым. Фото оказались не только старые – дореволюционные, но и современные. Конторам Шарикова удивительно повезло – несмотря на то, что они были построены из дерева, и Пушкинская и Щёлковская конторы уцелели. При этом обе находятся на железнодорожных станциях – соответственно: Пушкино и Щёлково.







Даааа! Что тут сказать… 
 
       Единственно, в отношении умершего сына Михаила Семёновича информация оказалась весьма актуальной. Внук Шарикова Александр Алексеевич изначально ещё в 16-ом году обмолвился о каком-то умершем Серёжи. Однако подтвердить это пока не удавалось, за исключением записи в Дневнике Михаила Семёновича 1921 года:«17 октября: Воскресенье. Заказная обедня – память Серёжи; и всех сродников. Сегодня же за литургией происходило отпевание Вячеслава Михайловича Кузнецова. Погребение на Боголюбском, при д. Акулова, кладбище.» (в книге стр.235, №352) или «20 октября: Среда. —4 всю ночь была вьюга и продолжается утром снегу намело вершка на два, местами и на четыре вершка. Сегодня память Серёжи» (в книге стр.236, №357), и ещё «21 декабря: Состоялись похороны Надежды Васильевны. Погребена она на кладбище около дер. Акулова, рядом с могилой Сережи» (в книге стр.252, №455) и наконец «12 октября 1927 года: Окраска креста на могиле Сережи» (в книге стр.407). Но пока я признавал это сведениями о брате Михаила Семёновича – Сергее. 
 
       Теперь же пришлось погрузиться в исследование Метрических книг Боголюбской Церкви с 1888 по 1917 годы. Правда фотография оказалась не Сергея, а Николая Михайловича – старшего сына Михаила Семёновича, умершего в 1942 году. В Архиве внука я нашёл такое же фото и не только…
Перед нами такое же фото, но из Архива внука и с подписью: 1894 г. 27 июня (10 июля). На фото ребёнок семи, восьми лет, что укладывается в хронологию Николая
Михайловича Шарикова, родившегося 4(17) марта 1887 года. 













       Для большей убедительности предложим фото из той же серии, с той же датой, но с другого ракурса – здесь хорошо видна ушная раковина — своего рода отпечатки пальцев, для сравнения её с фото Николая Шарикова юноши от 26 июня (9 июля) 1908 года (21 год).Данное соотношение, по-моему – более чем убедительно. 

 
       Изучая фото из Архива внука данного периода,, я заметил интересные кадры.
Вот фотография выполненная в той —же Пушкинской мастерской «Е.Овчаренко», а главное в тот же день с приведённым выше фото Николая Шарикова. Только, похоже это девочка – но нет, вот ещё одна карточка, датированная 5 (18) июля 1896 года – очевидно того же ребёнка и это однозначно мальчик. 








 
        Детские фотографии, сделанные в один день, у одного мастера и для одного семейного альбома несомненно изображают близких родственников 1-ой степени родства.
На первом снимке ребёнку около года, то есть день его рождения приходится на середину 1893 года. Тем более что второй снимок сделан тоже в июле 5-го (18-го по новому стилю) числа, практически на день памяти преподобного Сергия Радонежского – 4 (17) июля. 
 
        Можно предположить, что на снимках Серёжа Шариков, соответственно 1-го и 3-х лет, а родился он 5 (18) —го июля 1893 года. К сожалению, Метрики Боголюбского храма 1893 года в Архиве отсутствуют и установить точную дату рождения Серёжи Шарикова пока не удалось. 
 
       Помимо этого, данное предположение о наличии у Михаила Семёновича ещё одного сына заставило обратить более пристальное внимание на семейные фото из Архива внука – не мог Серёжа не оставить в них следа. И вот результат. Один подросток очень часто фигурирует в альбоме, при чём несколько раз в тесном семейном кругу Михаила Семёновича и не редко рядом с предполагаемым отцом. 
 
       Предлагаем вам подборку семейных фото М.С.Шарикова. 





















        Таким образом перед нами возможно единственное пока фото семьи Михаила Семёновича Шарикова в полном составе. 

 
        Идентичность представленных выше детских фото годовалого и трёхлетнего мальчика снимкам указанного ниже подростка легко проверяется совмещением кадров.







       Несмотря на отсутствие Метрической книги Боголюбского храма 1893 года, дата рождения Серёжи Шарикова практически не вызывает сомнения – 5 (18) июля 1893 года.

        Дата же смерти, определена мною методом исключения. Метрики всех годов до 1917 года мною исследованы – отсутствуют только 1909 и 1911 годы. В просмотренных Книгах записи о смерти Сергея нет. Умереть в 1911 году он вряд ли мог —18 лет едва могли быть названы детством: «умер в детстве», а вот 16-ть, хотя и с натяжкой, вполне. 
 
        Берусь утверждать, что приведённые выше дневниковые записи относятся к сыну, а не к брату Михаила Семёновича. Тем более, что остро переживать дату смерти сына вынудили его естественные эмоции от преждевременного и скорее всего внезапного – сердце, ухода жены. Ведь указанные дневниковые заметки сделаны через полтора месяца после смерти Александры Васильевны. Наконец, последние из представленных фото демонстрируют подростка не старше 15-16 лет. Благодаря кирпичной стене можно примерно назвать рост стоящего на её фоне человека. В данном случае это юноша порядка 165 сантиметров, что вполне соответствует нашим расчётам. 


 
Соответственно Сергей Михайлович Шариков умер 7(20) октября 1909 года
 
До встречи через неделю.

Андрей ДУДАРЕВ 
 Все права защищены, частичное и полное использование материала - с письменного разрешения автора 
 Контактная почта Veraduda@yandex.ru
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
11 Мая 2019
Продолжение народного календаря от пушкинского краеведа Игоря Прокуронова. А вы знаете, что иволга, покрыла около шести тысяч километров, возвращаясь из Южной Африки и теперь-то уж птичий хор исполнит свои мелодии в полном составе, на чужбине птицы не поют и птенцов не выводят
11 Мая 2019
7 мая Обществом краеведов «Наследие» и Правдинской школой № 2 были организованы лекции на тему «Правдинский в годы Великой Отечественной войны: дети военного времени»
7 Мая 2019
Пушкинский краевед Владимир Парамонов пытался завершить тему "Карзинкины в Пушкино", но появились новые уникальные краеведческие материалы, требующие продолжения начатого рассказа...  Думаем, читателей заинтересует продолжение этой "эпопеи"
Комментарии
НатальяНаталья+25 июля 2017 - 20:11
+2
Спасибо за замечательную статью!
ответная реплика


Набережная Серебрянки




Ритуальные услуги в Пушкино



Наши партнеры:





Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER