Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти
 
Страницы: 1
RSS
Русский язык, и приставка Бес
 
Как известно, в начале 1917-го года в России изучали азбуку с содержанием букв: Аз (я), Буки (буквы), Веди (ведать), Глагол, Добро, Есть, Жизнь...

После захвата власти в России коммунарами, эта информация была закрыта, и в результате азбуку стали преподавать без смысла букв. То есть, просто самими буквами: а, б, в, г, д, и так далее. Все остальное убрали и таким образом закрыли смысл.

В наше время жители стран СНГ до конца не могут понять, почему то или иное слово пишется так, а не иначе. Они просто берут современный орфографический словарь и переписывают оттуда слова, даже не задумываясь над ними. А на самом деле, немало случаев искажения русского языка несут в себе мистический характер.

В качестве примера можем привести вот такой факт: где-то во второй половине 1917 года коммунисты решили поменять орфографию для таких слов, как безполезный, безпомощный, безпринципный, безсодержательный, безпощадный, безславный, безплодный, безсовестный, безценный, безсмысленный, безчеловечный, и т. д..

Они заставили народ писать вышеупомянутые слова с приставкой «бес» вместо «без». На первый взгляд может показаться, какая тут может быть разница. Но, на самом деле, разница в данном случае достаточно велика.

Дело в том, что приставка «Без» — представляет собой отсутствие чего-то, а приставка «Бес» — это одно из имен дьявола.

Как упоминается в исторических источниках, приставка «Бес» была внедрена в русский язык в начале 1921-го года Луначарским-Лениным вопреки правилам языка, а также православию.

Православные люди по-прежнему сходятся во мнении, что данное правило было специально введено для того, чтобы превозносить и восхвалять черту.

Если углубиться в изучение, то можно понять, что в русском языке приставки «бес» никогда не было, а в результате замены приставки «бес» на истинную приставку «без», грубо искажается смысл того или иного слова.

Искусственная приставка «бес...» так сказать обращается в корень и говорит нам о нечистом духе, который имеет место на службе дьявола. Плохое произношение наиболее характерно для тех людей, которые обладают слабостью на язык. Дело в том, что слова представляют собой проявление функций головного мозга.

В результате, именно по этим причинам слова находят двусмысленность, а в сознании человека начинает развиваться так называемая «бесовщина».
Так, обратите внимание на простановку звуков и букв в следующих рядах слов, когда замена «з» на «с» приводит к противоположному смыслу:

Бе…честный; бе…славный; бе…сильный; бе…человечный; бе…корыстный; бе…совестный; бе…крайний; бе…сердечный и т.д.
Например, слово «безсильный» означает — слабый и немощный, а слово «бесславный» — позорный.

Но в том случае, когда вместо жизнеутверждающей буквы «з» используется слабая буква «с», то это слово обретает прямо противоположный смысл. В результате получается, что хозяином положения становится нечистый дух. Например, слово «бесславный» будет получать содержание «бес-славный». Вот так мы и получаем смысл присутствия нечистого духа. Или, в качестве примера приведем еще слово «бессильный», которое может получать содержание «бес-сильный».

Таким образом, в словаре последнего века имеет место совершенно неправильное понимание Луначарским-Лениным русского языка. А, как известно, правильное словоупотребление — не что иное, как правильное мышление.

Помните, слово — друг человека!
 
«Если в сочинении 30-40 ошибок, значит, что-то происходит в мозгах»
Современные абитуриенты лишены воображения и не хотят учить стихи наизусть.

31 мая российские школьники сдавали ЕГЭ по русскому языку. О том, как за время существования единого госэкзамена изменилась речь и мышление абитуриентов, «МН» рассказал профессор ВГИКа филолог Валерий Мильдон, который уже много лет принимает вступительные экзамены по литературе и русскому языку в этот вуз.

— За то время, что вы принимаете ЕГЭ вместо обычного экзамена, качество поступающих сильно изменилось?
— Изменилось очень сильно и только в худшую сторону, хорошие ответы стали попадаться крайне редко. Всякий хороший ответ сейчас воспринимается как праздник, как незаслуженный дар. Что плохо? Очень плохая речь. Во-первых, речь вообще нельзя оценить по результатам ЕГЭ. А во-вторых, те, кто приходит и сдает устный экзамен по русской литературе (по условиям ЕГЭ можно выбирать), очень плохо говорят. Страшно бедный словарный запас. Примитивные интонации. Человек ведь не просто говорит, он интонирует, в интонации часто не меньше смысла, чем в самих словах. Это все удручающе плохо.

— То есть основная проблема в том, что они не могут точно выразить мысль?
— Чтобы выразить мысль, ее сначала надо иметь. Да, очень бедный лексический запас, но ведь это косвенное свидетельство того, что и умственный запас небогат. Когда они начинают комментировать классические произведения, то я слышу то, что нельзя назвать анализом. Люди не могут ничего добавить от себя. Они же приходят в творческий вуз, предполагается, что у них есть хоть какое-то воображение, способность хоть что-то додумать, выйти за установленное давным-давно.

— Вы думаете, что в этом виновата именно система ЕГЭ или школа в целом?
— Школа виновата лишь частично. Сейчас ведь и объемы литературы уменьшились. Мне приходилось много раз об этом говорить, и в «Литературной газете» я об этом писал. Но это все как об стенку горох. Это печатается, проговаривается, но те люди, от которых все зависит, они ничего не делают: они слушают, но поступают по-своему. Что же до ЕГЭ, то мне кажется, не надо придумывать лишних сущностей. Те способы экзаменования, которые существовали прежде, очень хороши. Если я с вами беседую, я могу выяснить, можете вы вообще что-то в творческом вузе делать или не можете. Если вы делаете 30-40 ошибок в сочинении, это свидетельствует не только о том, что передо мной человек неграмотный, это говорит о том, что в мозгах что-то происходит.

— А что именно происходит? Какие процессы кажутся вам наиболее опасными?
— В первую очередь абитуриенты мало читают. Но это не беда, то есть это беда, но поправимая. Потому что в институте научат, подправят. А вот настоящая беда в том, что стало сужаться то, чему невозможно научить, — поле индивидуального воображения. Да, и оно развиваемо, как музыкальный слух, но для этого надо иметь какие-нибудь задатки. Многие же из тех, кто к нам приходит, этого не имеют, и потому их невозможно ничему научить.

— Существуют ли для вас некие речевые индикаторы, по которым вы понимаете, что перед вами именно такой безнадежный человек?
— Нет, это все-таки не какие-то отдельные слова, я даже готов простить корявость речи, этому можно научить с помощью упражнений. Да, он не будет выдающимся оратором, но после его речи не возникнет желания больше не жить. Для меня тревожный сигнал звучит, когда человек не способен ничего добавить от себя. Всегда же можно увидеть в художественном произведении то, чего раньше не видел никто. Раньше студенты могли такое сказать, чего мне на ум никогда не приходило, и, размышляя над сказанным ими, я эти соображения даже включал потом в свои книги. Сейчас это исчезло. Они уже не говорят ничего такого, что бы меня изумило.

— А если ЕГЭ отменить, это может вернуться?
— ЕГЭ не надо было принимать. Не знаю, будет ли лучше. Дело ведь не только в ЕГЭ, его существование — следствие некоего общего процесса, который я называю (разумеется, не я один) депрофессионализацией на всех уровнях — врачей, шахтеров, учителей, чиновников и т.д. Это началось не сегодня и не вчера. Жесткая централизация власти всегда ведет к усилению бюрократии и автоматически — к замаскированному хаосу в управлении всеми социальными подразделениями. В советскую эпоху добавилась идеология, её стали предпочитать профессии, профессия начала умирать. В настоящий момент мы находимся в стадии агонии. Если она продолжится… Я отказываюсь вообразить, к чему это приведет. Беда современного образования — бюрократизация, образование формализуется, однообразится. А ведь оно должно – в этом его главная задача, его содержание — воспитывать интерес к своему, собственному образу мира (отсюда и само слово — образ-ование), и поскольку мы все люди разные, то и эти образы должны быть разными. Оно должно поощрять разнообразие, а не удушать его.

— Что нужно поменять в системе образования, чтобы эта способность к творчеству вернулась?
— Если у вас болен организм, бессмысленно лечить палец. Нельзя сделать что-то одно, чтобы речь стала лучше и воображение появилось. Надо изменить всю систему управления нашим несчастным отечеством.

— Кстати, об управлении. А как у наших чиновников (разных уровней) с воображением?
— Я думаю, оно абсолютно нулевое. Я слышу их речь, слышу их доводы, их сравнения… Правда, тут я оговорюсь: я вообще их редко слушаю, потому что это, знаете, для очень сильных духом. А главное, что они неправды много говорят. Да, они перестали говорить по бумаге, у них довольно свободная речь, но содержание очень бедное. Для них слова служат средством не высказать что-то действительно важное, а спрятать что-то действительно важное. Это они делают хорошо.

— Есть ли сейчас сферы, которые можно было бы назвать образцовыми в плане речи? На которые те же студенты могли бы равняться.
— Есть отдельные люди, но сферы — нет. Мне, по крайней мере, такие образцы неизвестны. Даже театр перестал выполнять эту функцию. Я однажды ехал в машине со своим студентом, он сказал, что ему некогда читать и предложил послушать на диске «Старосветских помещиков» Гоголя. Через несколько минут я попросил выключить — очень плохое чтение. И это актер, человек, который работает со словом! Весь смысл рассказа исчез.

— Совсем у вас пессимистичный взгляд. Неужели никаких проблесков?
— Я утешаю себя тем, что жизнь больше тех мнений, которые мы о ней имеем. Я допускаю, что мой пессимизм объясняется тем, что я чего-то не знаю. Вот сейчас будут экзамены, может быть, попадутся хорошие ответы… А вы знаете, что еще важно, любопытно? Студенты, абитуриенты почти перестали учить наизусть. Я им говорю: «Почему я вам читаю наизусть, а вы мне нет? Что за дискриминация?» Ведь выучить наизусть — это в известной мере поставить внутри себя некий заслон дурной речи. Стихи удержат, стихи не позволят написать слово «апогей» с двумя «п». Да, они не предохранят, но они заставят как-то задуматься. Чем больше я знаю стихов наизусть, тем меньше возможностей для плохой речи.
http://mn.ru/society_edu/20120531/319280106.html
Стать отцом совсем легко. Быть отцом, напротив, трудно.
 
Великий и могучий.
100 БАЛЛОВ ЗА ЕГЭ — ЭТО "ЧЕРЕЗ ЧЮР"


"Нез наю", "генирал" и "через-чюр" — возможно, именно такое написание слов мы увидим в газетах лет через пять, когда нынешние первокурсники факультета журналистики МГУ получат свои дипломы. Вот такие феноменальные результаты продемонстрировали набранные с помощью ЕГЭ-Единый государственный экзамен студенты, среди которых есть даже стобалльники. Как и ожидалось, проверочные работы новобранцев в вузах обернулись скандалом. Подробнее об этом "МК" рассказала доцент кафедры стилистики русского языка Анастасия Николаева.

– Первокурсники журфака только что написали проверочный диктант по русскому языку. Подтвердили ли они оценки, с которыми поступали?
– Установочные диктанты для выявления уровня знаний первокурсников мы пишем каждый год. Обычно с ними не справляются 3-4 человека. Но результаты этого года оказались чудовищными. Из 229 первокурсников на страницу текста сделали 8 и меньше ошибок лишь 18%. Остальные 82%, включая 15 стобалльников ЕГЭ, сделали в среднем по 24-25 ошибок. Практически в каждом слове по 3-4 ошибки, искажающие его смысл до неузнаваемости. Понять многие слова просто невозможно. Фактически это и не слова, а их условное воспроизведение.

– То есть?
– Ну что такое, например, по-вашему, рыца? Рыться. Или, скажем, поциэнт (пациент), удастса (удастся), врочи (врачи), нез наю (не знаю), генирал, через-чюр, оррестовать. Причем все это перлы студентов из сильных 101-й и 102-й групп газетного отделения. Так сказать, элита. А между тем 10% написанных ими в диктанте слов таковыми не являются. Это скорее наскальные знаки, чем письмо. Знаете, я 20 лет даю диктанты, но такого никогда не видела. Храню все диктанты как вещдок(и так говорит доцент стилистики русского!!!). По сути дела, в этом году мы набрали инопланетян.

– У вас, и правда, был такой слабый набор?
– В том-то и дело, что формально сильный: средний балл по русскому языку – 83. То есть не просто "пятерка", а "суперпятерка", поскольку отличная оценка по русскому языку в этом году начиналась с 65 баллов. И это очень скверно, поскольку, когда ребята завалят первую же сессию, нам скажут: "Вы получили "супертовар". А сейчас ребята не могут воспроизвести простеньких русских слов. Как это вам удалось сделать из суперотличников супердвоечников?!" Кстати, в этом году благодаря ЕГЭ победители олимпиад и золотые медалисты не смогли поступить на дневное отделение: все они учатся на вечернем. Мало и москвичей. Впрочем, журфаку еще грех жаловаться. Сколько-то самых безнадежных студентов нам удалось отсечь с помощью творческого конкурса. А вот что получил, скажем, филфак, страшно даже подумать. Это национальная катастрофа!

– В чем ее причина?
– В какой-то степени в "олбанском" интернет-языке. Однако главная беда – ЕГЭ. По словам первокурсников, последние три года в школе они не читали книг и не писали диктантов с сочинениями – все время лишь тренировались вставлять пропущенные буквы и ставить галочки. В итоге они не умеют не только писать, но и читать: просьба прочесть коротенький отрывок из книги ставит их в тупик. Плюс колоссальные лакуны (еще одно слово доцента русской стилистики!!! или журналистки??) в основополагающих знаниях. Например, полное отсутствие представлений об историческом процессе: говорят, что университет был основан в прошлом, ХХ веке, но при императрице Екатерине.

– С этим можно что-то сделать?
– По итогам диктанта прошло заседание факультетского ученого совета. Вырабатываем экстренные меры по ликбезу. Сделаем, конечно, что сможем, но надо понимать: компенсировать пробелы с возрастом все труднее, и наверняка выявятся ребята необучаемые. Да и часов на эти занятия в нашем учебном плане нет. Так что, боюсь, кого-то придется отчислить, хотя ребята не дебилы, а жертвы серьезной педагогической запущенности.

– Многих можете потерять?
– Не исключаю, что каждого пятого первокурсника. ЕГЭ уничтожил наше образование на корню. Это бессовестный обман в национальном масштабе. Суровый, бесчеловечный эксперимент, который провели над нормальными здоровыми детьми, и мы расплатимся за него полной мерой. Ведь люди, которые не могут ни писать, ни говорить, идут на все специальности: медиков, физиков-ядерщиков. И это еще не самое страшное. Дети не понимают смысла написанного друг другом. А это значит, что мы идем к потере адекватной коммуникации, без которой не может существовать общество. Мы столкнулись с чем-то страшным. И это не край бездны: мы уже на дне. Ребята, кстати, и сами понимают, что дело плохо, хотят учиться, готовы бегать по дополнительным занятиям. С некоторыми, например, мы писали диктант в виде любовной записки. Девчонки сделали по 15 ошибок и расплакались.

Анна Дудка
Материал подготовила Марина Лемуткина

Одна необычная работа с экзамена этого года в МГУ по литературе:

Было поставлено задание — написать сочинение по одной из тем:
1. Внутренний мир «маленького человека» в изображении Гоголя и Куприна;
2. Мотив страданий в творчестве Некрасова и Достоевского;
3. Традиции Салтыкова-Щедрина в сатирах Маяковского.

Неизвестная девушка отличилась:

Пускай простят меня Некрасов с Достоевским,
Пускай простят меня и Гоголь, и Куприн,
Пусть Маяковский бросит словом резким,
Пусть скажет «Дура!» Салтыков-Щедрин.

И вы простите, милые эксперты,
Пусть милосердие в сердца придет с небес.
Как жаль, чтобы создать бумагу, в жертву
Был принесен зелёный шумный лес!

Раскрыть я не сумею ваши темы,
Хотите проверяйте или нет,
Здесь вижу трудноразрешимую проблему
(Хоть Маяковский мой любимейший поэт).

Акакий мёрзнет под стрелою ветра,
В его лицо бьёт, обезумев, жгучий снег…
Мой рост — лишь полтора несчастных метра,
Я тоже «маленький», пожалуй, человек.

А Маяковский же, творя свою сатиру,
Про Салтыкова-Щедрина совсем забыл.
Его мотивы не явил он миру,
Свои мотивы миру он явил.

Некрасов понял, как народ страдает,
Как плачет женщина по малому дитя.
А Соня — всю свою семью спасает,
Во благо их и жизни не щадя.

Жесток был Достоевский к грустной Соне,
Убил ее пропащего отца.
Безумными колёсами погони,
Явилась смерть, не скрывшая лица.

Не думайте, прошу, что я тупая,
Я знаю всех писателей с доски,
Их творчество и их героев знаю,
Но темы ваши жёстче, чем тиски.

Судьбы канва растянута на пяльце,
Но я бессильна в бездне чуждых душ.
Я не хочу высасывать из пальца
На три страницы глупости и чушь.

Надеюсь, вы хотя бы прочитали,
А если улыбнулись – свет рекой!
Спасибо, что листочки вы раздали.
Простите за поступок глупый мой.

Отсюда выйду я одной из первых,
Но прежде, чем миную сталь ворот,
Желаю вам я бесконечных нервов,
Понятных букв в листах других работ.


P.S. За работу поставили «отлично».

http://www.proza.ru/2012/08/26/499
Стать отцом совсем легко. Быть отцом, напротив, трудно.
 
Кошмар!!!
<img src="style_emoticons/<#EMO_DIR#>/cht.gif" style="vertical-align:middle" emoid=":cht:" border="0" alt="cht.gif" />    <img src="style_emoticons/<#EMO_DIR#>/ohmy.gif" style="vertical-align:middle" emoid=":o" border="0" alt="ohmy.gif" />  <img src="style_emoticons/<#EMO_DIR#>/velo.gif" style="vertical-align:middle" emoid=":velo:" border="0" alt="velo.gif" />  <img src="style_emoticons/<#EMO_DIR#>/val.gif" style="vertical-align:middle" emoid=":val:" border="0" alt="val.gif" />  <img src="style_emoticons/<#EMO_DIR#>/susel.gif" style="vertical-align:middle" emoid=":susel:" border="0" alt="susel.gif" /> <img src="style_emoticons/<#EMO_DIR#>/inv.gif" style="vertical-align:middle" emoid=":inv:" border="0" alt="inv.gif" />
 
Жееесть! <img src="style_emoticons/<#EMO_DIR#>/wacko.gif" style="vertical-align:middle" emoid=":wacko:" border="0" alt="wacko.gif" />
Всё-таки какой у нас забавный народ, а!
 
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)