ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА: Юго-Восточная Азия, часть 4. Леди Форест

17 авг
17:58 2018
   Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Недавно наш земляк вернулся из длительного путешествия по Юго-Восточной Азии. Четвертая часть его репортажа.

Часть 1. Патталунг 


ЮГО-ВОСТОЧНАЯ Азия, часть 4

Леди Форест

  Этот тощий кудрявый бургер был явный жлоб. Немецкий парень, с которым мы вместе шли через джунгли, по краю острова Пенанг, к одному из дальних пляжей. Попытка завести новое интересное знакомство оказалась неудачной, как бутерброд, упавший маслом вниз. Именно такой он с аппетитом и точил в гордом одиночестве, сидя на пляже, совершенно игнорируя моё присутствие. Только бутер, к сожалению, на песок так и не упал. А ведь еще недавно мы шли, оживлённо перекликаясь, делясь впечатлениями. Я даже помог понести ему рюкзак в 14 кг против моих 4-х. Вот уж напрасно!

   Досадуя на зря потраченное время, я подошел к горе лежавших возле бара кокосов — это был цивильный пляж, поэтому там находился бар, — и попросил местного чунга-чангу вскрыть мне один кокос, что тот и сделал, причём, совершенно даром. «Вот так бы и дал этим кокосом по твоей кудрявой башке, — размышлял я, глядя на немца — жрёт и жрёт свой бутер, вкусный, наверное. А мне кокос! Глаза б мои их не видели, уже какая-то кокосовая диета у меня!».

   Пнув кокосину, я пошёл прочь по другой тропе в центр острова, где и заночевал, а при первых лучах солнца увидел над головой… ДОРОГУ! Да-да, канатную дорогу в кронах тропических деревьев. По ходу, она была заброшена. Найдя начало, я ступил на шатающиеся канаты, обильно засыпанные листвой. «Прекрасное начало дня!» — подумалось мне, и я продвигался вперёд, в кроны, от одного крупного дерева до другого, к которым были привязаны крепежи подвесной дороги. 

   Вскоре впереди дорога оказалась испорченной, на неё упало дерево и перекрутило веревки, но не порвало, что удивительно, поэтому в стиле мартышки можно было двигаться дальше, перебравшись через ствол. Потом остался еще один пролёт, последний, и закончился он на какой-то вышке, поеденной термитами. К моему удивлению, там стояла палатка, и в ней явно кто-то жил. «Как бы не побеспокоить человека, — подумал я, — спущусь-ка по трухлявой лестнице с другой стороны и пойду себе в лес». Но вижу, что тот выход вниз заколочен, да и проволокой всё перемотано. Как же он, этот вершинножитель, сюда палатку втащил? Неужели по мосту прошел? Ладно, тихонько поднимаюсь обратно, стараясь не разбудить, со скрипом прохожу мимо палатки и вступаю обратно на шаткие канаты. Вдруг из палатки выглядывает осоловелое лицо и, протирая глаза, удивленно смотрит на меня. Парень какой-то. «Оу, а эм сорри, сэр, ай гоу зыс форест трасса», — примерно так я объяснил ему ситуацию и направился дальше, но услышал вслед: «Чаю хочешь?». «Конечно!», — я развернулся, покачиваясь в кронах. «Ну, возвращайся. Сейчас чайку погрею. А ты не завтракал еще сегодня?». Я засмеялся: «Братишка, я не завтракал и вчера!».

   Так состоялось моё знакомство с довольно интересным соотечественником, который изучал в этих местах методику малазийского массажа, общаясь с местными именно с этой целью.

— Ну и как, — спрашиваю его за чаем, — нашел новые приёмы и методики?
— Найти-то нашел, но для русского человека они малопонятны и совсем не впечатляющи. А мне, как специалисту, интересны.
— И что же это за такие приёмы?
— Да разные, но все они делаются исключительно через одежду.
— Массаж через одежду?!
— Ну да, это же исламская страна, поэтому только так. Впрочем, есть ещё королевский малазийский массаж, и там можно дотрагиваться большим пальцем руки до тела, но только одним.
— Да-а, как-то не по-нашему, не расслабишься от такого массажа, какая-то хрень, а не массаж.
— Ну, вот так… А хочешь, я тебе свою методику покажу?
— Ну, давай, и в чем она?
— Тебе не понравится, но будешь доволен.
— Оригинальная подача. Ну, пошли, покажешь.

   Массаж в его исполнении действительно был оригинален, но крайне нетипичен. Вначале он положил руки мне на живот и так держал минут 10. Я уж ждал, ждал — когда что будет-то? Но он не двигался. Потом перенёс руки на лоб и тоже так стоял минут 15, потом на шею и снова минут 10 без движения. Так и бродил по телу часа два. Я чуть не уснул.
— Ну что, не понравилось? — спрашивает в конце.
— Если честно, не айс, я ничего не просёк.
— И не надо, — говорит, — зато сегодня летать будешь, сам увидишь!
— Ладно, посмотрим.

   Парень показал мне карту соседней страны — Индонезии, где тоже провёл какое-то время и ещё рассказал о необычной встрече. Мол, ходит тут по лесу одна русская девушка, и ходит, по ходу, уже давно. «Странно, — подумал я, — девушка в джунглях?..».
— Может, ты, брат, что-то путаешь? — говорю ему.
— Может, и путаю, меня недавно машина сбила, и я с тех пор много чего путаю.

   Хороший парень, рад я был, что пересёкся с ним, не то, что тот, немец. Вот ведь и чаем меня напоил, и овсянкой какой-то накормил, приготовленной на примусе, да ещё карту и массаж свой подарил! Мы прообщались с ним почти весь день, после чего я направился в свои джунгли, а он снялся с места и отправился в цивилизацию, так как вскоре ему пора было вылетать домой, в Россию.

   Итак, я направился по тропе к черепашьему пляжу — этот парень показал мне направление. Да не шёл, а летел! Начинал сказываться его массаж, и видимо, бодрость была отменная. Уже к вечеру, на закате дня, я оказался на пляже. Он был безлюден и только вдали, под пальмой, отдыхала какая-то девушка, причем, в черном вечернем платье. Туристка, подумал я, сейчас придёт лодка и заберет её. Лодка действительно пришла, но в неё сели двое каких-то пацанов, подростков, вышедших из леса, и лодка их увезла. Местные зарабатывают тем, что отвозят туристов на дальние пляжи острова и забирают за немалую плату. Что же девушку-то никто не забирает? Ведь не пешком же она пойдет в таком наряде через лес обратно? Скоро ведь и солнце сядет.

   Я искупался и нежился в тепле уходящего дня. Девушка встала и прошлась по берегу. Не купается — это правильно, здесь полно ядовитых медуз. Еще когда с немцем мы шли через лес, нам встретилась пара — мужчина и женщина, наши, русские. Женщина с чувством воодушевления рассказала, что полезла купаться, но заплатила за это хорошую цену. Сначала я не понял, но потом, когда она сняла с плеч полотенце, увидел сильный ожог, охватывающий всю шею и полоснувший плечи.
— Это медуза меня душила! — с гордостью сообщила она.
-Да, — подтвердил муж, — всё так и было.
— Ну, вы настоящая… русская! — сделал я комплимент.
— Да, мы такие, — улыбнулись супруги. — А вы купаетесь?
— Конечно, я же тоже русский! Только мне пока так не повезло, как вашей супруге, у меня только одиночные точечные уколы.
— Ну, ясно, ладно, счастливого пути вам!
Немец при этом разговоре стоял, выпучив глазки, и только офигевал. Он, конечно, не купался.

   Вот и эта девушка, пройдясь по пляжу, села под пальмой, так и не окунувшись. Эх, была бы она русская! «Была бы, была бы, — рассердился я на себя, — ну, так иди и спроси: вы русская, или не русская?». Я встал и медленно подошёл к ней.
— Экскьюз ми, воч тайм нау, если можно?
— Чё ж нельзя-то, 8 вечера, — был ответ.
— Ты русская?.. — опешил я.
— Ну, да.
— Я за сегодняшний день уже столько наших видел! Слушай, это про тебя рассказывают, что ты тут по лесу бродишь? Видела того русского парня с бородой?
— Нет, — пожала она плечами, — никого я не видела.
— А ты на лодке сюда приехала?
— Нет, через лес пришла, пешком.
— В вечернем платье?! Да ты леди-форест!
Она улыбнулась.
— Девушка, а как тебя зовут? — сообразил, наконец, я.
— Женя.
— А меня Саня. Жень, а ты чего не купаешься?
— Так ведь медузы!
— Да-а-а, это тема. Ну, пошли.
— Куда?
— Купаться. Да ты не бойся, я везучий, все медузы мои будут. Ты просто сзади иди.

   И Женя пошла за мной в воду. Её так и не укусили, а я получил два укола, но не сказал ей, потому что это была ерунда. Надо же, смелая, подумал я тогда. А может, и нет, дай-ка испытаю её:
— Жень, а знаешь, тут в лесу есть подвесная дорога. Хочешь, покажу?
— Да, я искала её, но не нашла.
— Ну, пошли тогда.
И мы углубились в лес.

  Так-так, думал я, ни на какую дорогу в кронах она не полезет. А даже если и полезет, то упавшее дерево с накрученными канатами будет для неё непреодолимой преградой, тем более, что уже почти темно, ничего не видно, а высота там приличная. По памяти мы дошли до места, где начиналась подвесная дорога.
— Ну что, полезешь? — вопросительно посмотрел я на неё.
— Полезу!
И мы полезли. Два экстремала медленно шли по качающимся тросам, высоко-высоко, держась за канаты. Под ногами шуршала листва и темнела бездна.
— На повороте потише, — говорю ей, — впереди сюрприз, который может тебя напугать.
— Труп, что ли? — пошутила Женя.
«Блин, её что, ничего не пугает совсем?!!».
— Ну, почти, — говорю, — сейчас увидишь.
Я отогнулся, и она увидела огромную преграду, упавшую на канатный путь.
— Ну как, дальше полезешь? — спрашиваю.
— Да, — тихо ответила Женя.
К моему удивлению, она реально её прошла, и не дрогнула, даже когда я внезапно осветил её лицо вспышкой фотоаппарата в самый сложный момент.
— На память, — сказал я негромко, — ты молодец! Давай я тебя из леса выведу.
— Давай.

   Женя ночевала в хостеле, и до него надо было ещё добраться. По пути она сказала, что через пять дней собирается на Суматру — остров в соседней стране, Индонезии.
— И какой город ты хочешь там посетить? — поинтересовался я.
— Синабунг. Только это не город, а вулкан. Он рванул пять дней назад, погибло 14 человек, сгорела деревня. Сейчас это место оцеплено, но я хочу туда пробраться.
Никогда прежде я не слышал ничего подобного ни от одной девушки!
— Ты хочешь пойти туда, на вулкан, где погибли люди, за оцепление? Одна?!
— Да, — опять тихо ответила Женя.
— А что, если мы пойдём туда вместе? — вырвалось у меня. — Вообще-то, я одиночка и ты, вижу, тоже, но мы же ничего друг другу не должны. Не будет комфортно вместе — разбредёмся в разные стороны, согласна? Только знаешь, я для себя ещё не решил, хочу идти, или нет, но если ты не против, мне решать будет проще.

   За разговором мы уже выбрались из леса и ехали в автобусе в город.
— Ну, в принципе, я не против.
— Хорошо, тогда я найду тебя, если сам не буду против нашего совместного путешествия, — и вышел из автобуса.

   Женя поехала в городок Джорджтаун, а я побрёл обратно в свой лес. У меня было название хостела, где она остановилась, и большое сомнение, надо мне это, или нет. Но её отчаянное желание увидеть столь опасное место переломило меня, и через два дня раздумий я решил Женю найти.

   Покинув на рассвете гостеприимные джунгли, направился в Джорджтаун. Там, где обычным малазийским автобусом ехать часа полтора-два, мне понадобился весь день. Отражаясь от асфальта и небоскрёбов фешенебельных пригородов, 30-градусная жара, казалось, удваивалась и, добравшись в старый город, я был словно выстиранная тень. Теперь любой ценой надо было найти этот хостел, в том числе, и для того, чтобы хотя бы один раз в месяц нормально переночевать. Увы, это оказалось довольно сложно. Моё произношение названия хостела вызывало у местных лишь недоумение. Хорошо, оно хоть было записано на карте, и я стал искать, показывая его прохожим. Но и это вызывало лишь улыбки и пожатие плечами. Меж тем, стало уже темно, и город опустился — нет, не во мрак, а в потрясающую атмосферу старины и романтики. Недаром он занесён в список городов Всемирного наследия Юнеско. Везде зажглись воскурительные драконы. Гирлянды розово-красных фонарей, размером с мяч, перетягивали все улицы, и словно волшебные тыквы, висели они повсюду и светились. Народу стало заметно больше. Здесь было много европейцев и военных, обеспечивающих порядок. Казалось, отмечался какой-то национальный праздник, но это лишь обычные будни старого города — города волшебных запахов, цветов и романтики.

   Я же бесполезно бродил по улицам, заворожённо осматривая всё вокруг, и понимал, что с этими лабиринтами найти мою леди-форест практически невозможно. Проходя мимо какого-то ресторанчика, обратил внимание на одну из малазийских влюблённых парочек, сидевших за столиком и мило беседовавших. «Что-то всем тут больно хорошо живётся», — подумал я, и в следующий момент сделал сам для себя неожиданный шаг. Подойдя к столику с влюблёнными и прервав их ужин, положил карту на стол и потребовал найти мне этот недосягаемый хостел. Реакция, конечно, была соответствующая, хотя и непредвиденная. Парень выпучил на меня глаза и поначалу я подумал, что этот малазийский джигит меня сейчас зарежет. А девушка уставилась на потрепанную карту на белоснежной скатерти так, словно это была крыса, мокрая крыса. Но в следующую минуту они развернули карту и стали пристально её изучать, найдя на ней остров Пенанг. «О-о-о, вот, мы здесь, а тут мы были, а вот скоро сюда пойдём», — примерно так переговаривались они, тыкая пальцами в знакомые места. Выстиранная тень начинала закипать.
— Давайте прервём этот урок занимательной географии и найдём мне мой долбанный хостел! — сказал я на русском и с чувством ткнул пальцем в карту.
— О-о, это очень просто, — начали объяснять они, — забейте это название в телефон, включите навигатор и он выведет вас в нужное место!
— Да что вы говорите?!! Как бы это помягче выразить — нету у меня телефона, понимаете, совсем НЕТУ!

   У белого человека нет телефона? На их лицах было недоумение. Но ведь он есть у любого дикаря в округе, а у вас нет? М-да… Они серьёзно призадумались, затем забили название хостела в свой телефон и стали что-то там мудрить, потом радостно воскликнули и показали мне синюю линию, пролегающую от их ресторана до нужного мне места на карте в телефоне. Пришлось попросить их встать из-за стола и выйти на улицу, что бы они показали мне место старта для поиска, а саму стрелу в телефоне я сфотографировал на свой фотоаппарат. Такого сложного решения пространственного вопроса они еще не видели, но были очень рады, что смогли помочь и вернуться, наконец, к своему остывшему ужину. 

   Освоив, поневоле, эти новые для меня системы поиска, я нашел-таки нужный хостел и, едва передвигая ноги, зашёл внутрь. «Мест нет!» — радушно встретили меня на входе. «Ах, что б вас, что ж всё так сложно-то! Ну, ладно, хоть Женю найду сейчас». И стал подробно объяснять, что у них остановилась девушка, русская, зовут Женя, позовите её, пожалуйста. Однако, моё знание английского и попытки объясниться могли вызвать только один ответ — мест нет. Совсем нет!
Да чтоб тебя, начинаю заводиться:
— Русская женщина тут у вас, руссо туристо, облико морале. Одна вумен слип ёр хаус!
Глаза администраторши сделались круглыми, а лицо строгим:
— Это исламская страна.
О-О-о, боги, да что за день такой, как объяснить-то?! Но ничего объяснять не пришлось, по коридору шла Женя, и так мы встретились, наконец.
— Вот облико морале, руссо туристо! — выплеснул я менеджеру-малазийке и, провожаемый ещё более круглыми глазами, вышел с Женей на улицу.
— Как же трудно было тебя тут найти! Ну, короче, я это, готов лететь с тобой на вулкан.
— Рада, что мы отправимся с тобой туда вместе. Всё же, одной немного робко, а вдвоём веселее. Пойдём, покажу тебе соседний хостел, там должны быть места. Но он не очень хороший.
— Чем же? Там спят на полу?
— Да нет, там бывает шумно от вечеринок в баре, внизу, но там есть душ и в комнатах всего по четыре человека.
«Должно быть, это рай», — подумал я.

   Забравшись на верхнюю койку и завернувшись, после душа, в чистую простынь, всю ночь, под мелодии и смех из бара, я видел сон, что проваливаюсь в пух. Это действительно был рай!

Высоко в кронах Ланкави пролегает лесная тропа

Длинная и узкая, уже давно не посещаемая

Качаясь, словно в паутине, идешь по ней робко и с восторгом

Шаг за шагом над землей

Замаскированный лягушонок

Древо - чаша

Муравьиная тропа

Вот така любовь...

На тропу упало дерево, но крепкие канаты выдержали

Затерянный в лесу господский шарм

Это не гусеницы съели листья, растение так задумано, чтобы свет проникал и на нижние листья

Закат над Ланкави

Черепаший пляж - место знакомства с леди-форест

Самая ядовитая медуза издыхает, выброшенная на песок

Мечеть над водой

Спальный район Ланкави

Частный сектор

Алтарь,где по религии принято кормить всех желающих

Воскурительные метровые палочки-драконы

Фешенебельный район

Красивое настроение

Вот так море - пол

Парад света

Мода

Жертвы на алтаре - халявный рай гурмана-нищеброда

Красиво, но еды тут нет

Дамы в пробке

Красивый вход в какой-то салон

Дерево в магазине

Молодежная национальная одежда. Джинсы плачут

Серьезные пацаны

Полиция нравов

Древний алтарь и вкусняшки

Уличные деликатесы

Памятник насекомоядным цветам

Своеобразное оформление универмага

Лав стори одной забегаловки

Малазийская Мума

 Радостные идолы

На улице ночного города

Ночной алтарь и гора мандаринов там, на столике внутри

Словно слитки на параде

Храмовый обед-подарок

Брат, я нашел тебя! Открой личико

Девочки идут в школу

Кто-то ловит мяч, а я дитенка поймал

Хей братишки, как делишки

Мачо

Популярный сок в пакете со льдом - гадость, если честно

Старинное кладбище господ

Тропка в никуда

У них тоже, типа, Крымский мост есть

   Утром мы встретились, и встал вопрос, как мне купить билет на тот же рейс, что и у Жени. В отличие от меня, Женя в совершенстве владела опциями телефона, и вскоре мы приобрели билет через её друга в Кенигсберге по безналу. До вылета оставалось два дня.
— Ты проведешь их в городе? — спросила Женя.
— Нет, хватит с меня этого города, встретимся в аэропорту через два дня. Я проведу их в другой части острова, в тех лесах, где ещё не был.   

   Так и порешили: через два дня мы должны были вылететь вместе в Индонезию, на остров Суматру. Эта пара дней не прошла у меня даром. Лес на южной части острова кишел огромными бабочками, и изобиловал крутыми горными склонами, спускавшимися к Андаманскому морю. В ближайшей деревне находилось много жертвенников, так что в аэропорт я явился с полным рюкзаком мандаринов, на которые уже не мог смотреть. Итак, мы с Женей встретились и сели вместе на рейс.   

   Уже в самолёте стали обсуждать подробно, что есть интересного, кроме рванувшего вулкана, на Суматре. И оказалось, что Женя неплохо подготовилась. Вся её электронная карта буквально была утыкана достопримечательностями. Мне подумалось, что, может, будет правильно ей предложить право выбора осмотра первой достопримечательности, и желательно, для начала, не такой экстремальной, как действующий вулкан. Тем более, что на вулканах она ещё ни разу не была. И тогда Женя предложила посетить одну деревню в джунглях, где вокруг обитают орангутанги. Мы так и решили, думая, что это будет тихое, не эксцентричное начало знакомства с индонезийским островом. О-о, как мы ошибались!   

   Пролетев час над Малаккским проливом и благополучно приземлившись, сразу нашли нужный рейс автобуса, и уже в нём стало ясно, что Индонезия — это не Малайзия. Люди тут были любопытные к нам и общительные. Отъехав от аэропорта подальше, мы поняли, что попали в транспортный ад. Пыль, грязь, солярка, тропическая жара и пассажиры, которые стали набиваться в маршрутку, как шпроты, плюща нас по грязным стёклам и железным решётках на них. Мне это очень быстро надоело, и я ретировался на крышу. Благо, в этой стране такое не запрещено. Там, среди баулов и мешков с рыбой, почувствовал себя великолепно, а Женя продолжала мучительную участь среди шпрот. Так как опыта ездить на крышах автобусов у неё пока не было, я решил не настаивать, но определённо тоже подговорить её на это. Конечно, леди не ездят на крышах автобусов, но всегда есть место исключениям из правил. А связавшись со мной, без этих исключений не обойтись. 

   В середине дня мы пересели в ещё более ужасную и тесную маршрутку, где с нас вперёд взяли довольно внушительную сумму. Мы попробовали возмутиться, но белый должен платить — таков закон Индонезии. После мы постоянно сталкивались с завышением цен и мастерски научились отбиваться и занижать их. Но это потом, а пока, как лохи, заплатившие за фешенебельный транспорт, ехали, на самом деле, в раздолбанной маршрутке по ужасным дорогам не знамо, куда. Куда и прибыли к вечеру.   

   Это была горная деревушка, располагавшаяся по обе стороны реки, с которую перекинутыми через неё четырьмя подвесными мостами, державшимися «на соплях». Это, типа, центральные улицы. В реке люди набирали питьевую воду, мылись, стирались, и туда же сливали отходы. Деревенская идиллия, короче. К нам сразу стали подходить местные, от одного названия деятельности которых уже через час нас стало мутить. Гид! Гид, гид, гид. Каждый житель деревни — почти это гид, готовый нас отвести в джунгли и показать всё, что встретится. Они, буквально, преследовали нас и не давали покоя даже в кафе и бубнили, бубнили. Женя была очень вежлива, делала вид, что понимает их речь. Она говорила мне — ведь мы русские, и должны держать марку доброжелательных людей. 

   Я был согласен с ней, но так хотелось послать этих навязчивых, добреньких, с виду, улыбчивых приставучек. Кстати, услуги их стоили 50 $ в день, из которого, как мы узнали потом, но не на своём опыте, прогулка по лесу продолжалась где-то час, а остальное время — это возлежание на берегу реки в шалаше из чёрного полиэтилена и толя. Да даже если и бесплатно, мы твердо решили исследовать джунгли вокруг деревни самостоятельно, и никакие гиды, тем более, за такие немалые деньги, нам не нужны. Для сравнения: цена ночлега в этой деревне — пара долларов. Женя выбрала себе симпатичную комнату на 2-м этаже уютного гостевого дома, а я, естественно, ушел в лес на ночь. Встретиться решили утром, часов в 5, а пока был вечер, отправились разведать вход в лес, найти тропу, по которой завтра пойдем из деревни. К величайшей нашей досаде, нас остановили на ней, и без гида, сказали, в лес категорически нельзя. Это нас очень рассердило. Мы с Женей сели на берегу, полил тропический дождь, и мы возмущенно и сосредоточенно думали, что делать. Платить, по крайней мере, точно не собирались.   

— Надо покинуть деревню, пока все спят, — предположил я так, словно речь шла о побеге.
— Тогда давай встретимся в 4 утра, и рвём кости в лес вдоль реки, — сказала леди-форест. Так и договорились.   

   Стемнело. В мою обязанность ещё входило на завтра достать в деревне хлеба, и чего-нибудь к нему. Хлеб я нашел, а остальное… Эх, жаль, в этой деревне не было жертвенников! Пришлось что-то покупать. Я выбрал молоко, но оно оказалось соевым и мерзким на вкус, зато стоило сущие пустяки. Итак, едой мы были обеспечены, оставалось мне найти пристанище на четыре часа до утра. Женя, конечно, предлагала ночевать нормально, но я пока оставался довольно дик и не хотел платить даже такие копейки за ночлег, и стеснять комфорт леди. Я шёл по бетонированной сельской дорожке к ближайшим зарослям бананов в кромешной тьме, как вдруг земля ушла из-под ног, и я куда-то полетел в полном шоке, и только пластиковые бутылочки соевого молока разлетелись в разные стороны, словно птички. В голове у меня тоже пели птички и кружились звёздочки. Оказывается — нет, ну кто мог подумать?!! Оказывается, в Индонезии, на многих пешеходных тропах посередине прорыт бетонированный канал, по которому стекает канализация, куда я благополучно и усвистел, ободравшись до крови. И вот в 4 утра, в таком виде, явился к леди. Она уже ждала меня на веранде, готовая покинуть деревню. Не задавая бессмысленных вопросов откуда кровь — ведь это джунгли, мы отправились, как беглецы, прочь из деревни.   

   Особенность горных местностей, включая и эту, состоит в том, что тропа, петляя по обрывам, рано или поздно тупо заканчивается. Мы, завороженные потрясающе красивым, пышным лесом и не найдя пути дальше, пытались перейти реку вброд. Но она была быстра и глубже, чем по пояс, и не давала войти в себя без риска. Тогда мы полезли вверх, в горы, прямо по лесу. Скорость нашего движения была, примерно, 1 метр в 10 минут, что неплохо видно на одном из видео.

   Через несколько часов такого интенсивного движения, все изчертыхавшиеся, мы поняли, что надо искать другой путь. А пока ничего не оставалось, как смириться и спуститься к ближайшему домику, ведь если есть домик, есть и дорожка от него в деревню. Там на нас, конечно, местные ребята посмотрели круглыми глазами с единственным вопросом: как вы сюда попали, и где ваш гид? Ну, стали объяснять им, что гид наш в деревне и пойдём мы с ним завтра, а сегодня решили просто прогуляться до вашего домика. Как это вы прогулялись, не зная брода — недоверчиво спрашивали они. Ага, значит, брод всё же есть! Есть, отвечают, но вам туда нельзя, на том берегу заповедная территория, возвращайтесь лесом по этому берегу. 

   Так вот, куда нам надо, на тот берег! Мы с Женей радостно переглянулись. Что ж, пойдём, уйдём от домика и поищем брод на тот берег внизу по течению. Мы обязательно найдем его, но сначала надо добыть еду тут, у этих ребят. На вопросительный взгляд Жени я ответил, что сейчас покажу, как это делается.   

   Парни, меж тем, на земле варили кофе. Я положил копейку и внаглую попросил две чашки кофе. Они смутились и вернули деньги. Точнее, деньгу, ведь на неё не то, что кофе, шкурку от банана не купить. Но кофе дали. Дальше я включил белого — а молока нету? Плохо, ну, ладно, но хотя бы надо сахар. Они дали банку сахара. Пока Женя отвлекала их вопросами, полбанки растворилось в железной кружке. А это что за удивительная вещь на земле, и я показал рукой на плод маракуйи. Это еда? Да. Дайте. Нате. Таким образом, мы с Женей на халяву перекусили, а ребята, при этом, стали готовить очень красивое блюдо из фруктов, но не нам, а трём белым туристам, которых они привели сюда, в домик, на экскурсию за 50 баксов с человека. У нас же этот походик вышел разведовательно-бесплатным. Попрощавшись, и уверив местных, что мы возвращаемся в деревню искать своего гида, мы продирались через лес - искать брод, чтобы нелегально проникнуть на заповедную территорию.   

   Вскоре мы увидели на том берегу странного человека — он нёс связанные друг с другом 5–7 шин от КАМАЗа и зачем-то брёл с этим чудом вдоль реки. Оказалось, есть такое местное экстремальное развлечение. Человек залезает внутрь, и горная река несёт его вниз, колбася о камни и скалы. Когда он исчез, мы начали переправу, и она нам удалась! И вот мы, наконец, — в запретном месте. Женя по навигатору стала искать тропу, потому что в телефоне она была, а в реальности — нет. Пока Женя её искала, я бегал вокруг по притоку, ловя обалденных по красоте бабочек. Наконец, решили уйти от притока и наткнулись на эту самую тропу, стиснутую зарослями. Удивительно! Тропа, буквально, заячья, а навигатор в телефоне Жени её видит и стрелочкой нас на ней обозначает. Тропочка вела наверх, и мы стали углубляться в вершины леса.

   На перевале солнце чуть смогло пробиться сквозь строй деревьев, и тут летало три прекрасных черно-белых бабочек-парусников. Я тут же принялся за охоту, а Женя замерла. Первый прекрасный экземпляр был сразу же пойман, и в восторге я принялся его упаковывать.   

— Они идут…, — вдруг тихо сказала Женя.
«Блин, и тут нас нашли», — раздосадовано подумал я.
— Сейчас, Женя, упакую, забазаримся., не волнуйся.
— Они уже близко, Саш, — дрожащим голосом, еще тише сказала Женя.
«Странно, — думаю, — на людей обычно так не реагируют». А Женя, словно специально не договаривая самого главного, снова дрожащим шёпотом:
— Они, они уже здесь…
Я, наконец, поднял на неё глаза. Она стояла бледная и смотрела, почему-то, куда-то вверх.
— Да сейчас всё решим! — и, браво обернувшись, словно каждый день привыкший решать разборки, похолодел. Прямо с дерева на меня смотрели огромные глаза. Орангутанг! Он был крупный, больше меня, с огненно-рыжей шерстью.
— Что он собирается делать? — пролепетала Женя.
— Он спускается к нам, — тихо ответил я. — Отойди медленно за меня и включи камеру, буду и с этим договариваться.
— Он там не один, — шепнула Женя. Но я был сосредоточен только на этой крупной особи. Как договариваться, что делать?! Гигантская обезьяна уже спустилась с дерева и подходила ко мне по земле. Орангутанг шёл на полусогнутых ногах, отчего стал немного ниже. Ну, теперь мы в одинаковых, примерно, условиях, обрадовался я. Он подошёл, и я не придумал ничего лучшего, как протянуть ему руку. У него были такие выразительные дикие глаза, почти человек. Он протянул мне свою руку-лапу. Получилось что-то вроде быстрого рукопожатия-братания. Меня осенило:
— Женя, я отдам ему наш хлеб?!
— Отдай ему всё!   

   Подошла вторая обезьяна. Я сел на корточки, и они тоже, и мы принялись рыться в моём рюкзаке. Орангутанги оказались очень деликатными, ничего не порвали и не взяли лишнего, только хлеб, который я поровну разделил между ними. Это было очень волнительно и трогательно. Я погладил по голове одну из обезьян, не сдержался. Она вздрогнула и посмотрела на меня таким взглядом, в котором читалось строгое: ещё раз так сделаешь, откушу тебе руку. Хлеб заканчивался.
— Женя, хлеб заканчивается, уходи, пока они заняты.
— А ты?
-Я следом, уходи.   

   Когда Женя ушла от меня шагов на 20, хлеб закончился. Довольные орангутанги залезли на дерево и стали думать и тыкать друг в друга пальцем. Я попробовал подойти и поснимать, но один из них резко дал понять, что близко подходить не стоит. Всё же, это дикие звери. Но какие же классные! Полный восторга, я побежал вслед за Женей. На том берегу мы перевели дух и, полные впечатлений и адреналина, радовались пережитому. В суете я не вспомнил, что у нас было еще и молоко.   

— Если хочешь, мы можем вернуться. Было так страшно, что хотелось скорее бежать, но сейчас я готова вернуться.
— Ты настоящая леди-форест! — улыбнулся я. — Только давай лучше оставим это молоко себе, мы уже много сегодня видели.
И радостно пошли мы по лесу, и на радостях пили это невкусное соевое молоко! 

   На следующий день пришла пора покидали деревню. Я ломал голову, как бы убедить Женю ехать на крыше, а она, в этот момент, разводила водителей на бесплатный кофе, которым и угостила, когда я подошел на место посадки
— С сахаром?!
— А то! — гордо сказала Женя.
— Ты быстро учишься, — сказал я, залезая на крышу.
— Подвинься, — ответила Женя, забираясь ко мне.   

   Мы неслись по Суматре, сквозь бесконечные серпантины и пальмовые рощи. На остановках люди предлагали нам вкусняшки в виде сладостей и бананов. От нас требовалось только лениво указать пальцем на то, что мы хотели и снисходительно бросить вниз монеты. Мы были короли, а это наша дорога, ведущая к новым приключениям, и впереди нас ждал суровый вулкан Синабунг!

Местные авиалинии

В шпротнице

С ветерком на крыше

Деревенская трасса

     

Гляди в оба, на дороге дырок много

У дома на бетонной жердочке

Прилежная первоклассница делает домашку

Русалки и смартфон

Дитятко зомби

Шоколадный смайлик

Равные права

Домик для леди форэст

Вот она, запретная стена леса, где нас ждут орангутанги

Находка

А где ваш гид, а где наш кофе

Блюдо из джунглей

Движение только по камням вдоль реки, лес труднопроходим

Женя на полянке

Цепляясь за ветки, двигаемся по руслу

Аниматор на мелководье

Женя у брода

А вот и ОНИ

Хлебушко ест мой орангутанушко

Упал на плечо

Очаровательная шпротница

К нам на крышу подсели веселые гости

Продолжение следует   

Текст, фото, видео: Александр Чканников ©

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
6 Сентября 2018
Публикуем продолжение репортажа нашего земляка Александра Чканникова о трехмесячном путешествии по странам Юго-Восточной Азии. Эта часть - о походе к действующему стратовулкану на острове Суматра, очередное извержение которого произошло в феврале 2018
20 Июля 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Недавно наш земляк вернулся из длительного путешествия по Юго-Восточной Азии. Третья часть его репортажа: Кипячёный мандарин
16 Июля 2018
16 июля активный гражданин нашего города, депутат прошлого созыва Совета депутатов г.Пушкино, руководитель любительского театра «Классика» и просто замечательный неравнодушный человек Светлана Булаева отмечает юбилей. Поздравляем Светлану Александровну с праздником и публикуем оду, посвященную ей пушкинским краеведом Александром Федоровичем Малявко
Комментарии
ЕвгенияЕвгения21 августа 2018 в 01:22
0
Случайные встречи не случайны. Встретиться на пляже в Малайзии, чтобы следующие две недели провести на Суматре. Саша, спасибо за статью! Прям как будто вновь оказалась там в джунглях и встретилась с орангутанами)))
ответная реплика

Календарь новостей
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30




Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER