ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА: Юго-Восточная Азия, часть 3. Кипячёный мандарин

20 июл
14:18 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Недавно наш земляк вернулся из длительного путешествия по Юго-Восточной Азии. Третья часть его репортажа:

ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА 
Юго-Восточная Азия, часть 3 

Кипячёный мандарин

   Поезд продолжал углубление на территорию страны, за окном по-прежнему мелькали густые джунгли и редкие населенные пункты. В самом поезде людей было немного. Один малец, лет пяти, кричал всю дорогу, не отрываясь от окна. Нет, это был не каприз и не безобразное поведение. Он просто так непосредственно выражал свой восторг всему, что видел в окошко. Поневоле я стал внимательнее смотреть на всё, о чем он кричал. Этот непосредственный, чистый взгляд исламского мальчика действительно выхватывал красоту, а не просто так реагировал на всё подряд.   

   Вскоре поезд остановился прямо посреди леса и долго не трогался с места. Кто-то спал, пара подростков вылезла посидеть на рельсах, поболтать о своём. Я подошёл. В руках у них было по пакетику с какой-то серой жидкостью. Говорю одному из них — дай-ка. Он удивленно повел бровью, улыбнулся и протянул мне упаковку. Я повертел, попробовал — там был густой шоколадный напиток. «ЗдОрово, вкусно!», — и я вернул пакет парню, после чего он сразу куда-то убежал. Походив вдоль состава и вернувшись к своему вагону, вновь увидел его. Широко улыбаясь, он протягивал мне целую, невскрытую упаковку шоколада, типа презент. Так, потихоньку, я изучал нравы и характеры местных жителей. Вообще, в Малайзии было понятно, что здесь ты не экзотика, и никому до тебя особого дела нет. Тогда я решил увеличить нагрузку внимания в свой адрес самым проверенным способом — стал носиться вдоль состава, ловя оранжевых бабочек. Скучающие пассажиры посмотрели на это так, словно за окном проезжала машина. То есть, никак. Что ж, очень удобная страна, подумалось мне, едем дальше.   

   На узловой развязке, где пересекались железная дорога и шоссе, я вышел и отправился в город. Моей целью было попасть в Танах-Рата в высокогорье, который мне рекомендовал посмотреть встреченный ранее австриец. К этому городку, судя по карте, вело прекрасное шоссе. Оставалось только найти автовокзал, что в небольшом городке сделать, в принципе, нетрудно. Найдя его, я узнал, что мне не сюда, а туда, а там сказали, что надо идти на другой конец города, где точно да. И вот, когда я туда добрался, уже там мне сказали, что по этому шоссе автобусы вообще не ходят никогда, хотя они и есть. И никакой альтернативы попасть в этот городок, кроме такси, нет. Ну, раз ездят туда автомобили, значит, хорошая дорога, спрашиваю? О-о, да, очень хорошая, одна из лучших в стране. А почему автобусы-то не ходят, ведь другие дороги в сутках на север и юг? Вот вам и надо обратно, на юг еще день ехать, там будут ходить автобусы на запад страны, а тут что-то не ходят. Разговор проходил на повышенных тонах, и собрал целую толпу чуваков, уверяющих меня, что дорога есть, но вот транспорта общественного по ней никогда не ходило. И не будет, видимо, никогда. «Ах, так! — рассердился я окончательно, — тогда пойду в этот город пешком, и пусть автобусной станции с её автобусами будет стыдно!». Наивное, конечно, предположение, но неотвратимое и вообще-то, безотрадное решение. Потому что идти вдоль раскаленного от тропического солнца пустого автобана — затея бредовая и мазохистская одновременно. Но отступать не привык.   

   Люди со станции удивленно и заботливо провожали мое разгневанное высочество. Это сопровождалось следующим образом: спустя километр, кто-то из них догонял меня на своей машине и показывал нужный поворот, чтобы я не ушел в сторону от автобана, как будто они и впрямь решили, что я пойду вдоль него, чем только подстегнули моё «кипяченое» решение. Подсказав, что я иду правильно, они разворачивались и уезжали. Блин! Хоть бы подбросили немного вперед, но нет! Раз месье хочет идти пешком, не будем ему мешать.   

   Вдоль дорог лежало множество сбитых крупных черных цикад. Вскоре я перестал обращать на них внимание, так как глаза заливало потом. Создавалось ощущение, что на меня сверху постоянно льют что-то вроде солёного мёда из горшочка. Жара была ужасной, дорога была ужасной, и решение моё было ужасным. Однако, упрямство двигало меня всё дальше, словно экскаватор — старый пень. Вдруг я увидел на шоссе что-то ярко-оранжевое. Подошел. Оказалось, мандарин. Как кстати! Ведь в городке я даже не удосужился взять в дорогу воды и еды, так был рассержен отсутствием автобуса в нужную мне сторону. А вот теперь у меня в руках немного пищи и влага! Горяченький такой, словно пирожок, большой круглый мандарин. Я почистил его, и… чуть не обжег губы. От тропической жары и лежания асфальте он почти закипал! Кипячёный мандарин. М-да…   

   Так не могло продолжаться долго, и к вечеру я забрел в какой-то поселок, где мне сказали, что дороги дальше нет. Оказывается, свернув с автобана, я ушел на 10 км в тупик, где негодование мое по случаю отсутствия автобуса, наконец, прошло, и включился мозг, который и подсказал, что неплохо бы воспользоваться автостопом, чтобы добраться до места, хотя я такой способ, честно говоря, не люблю. Что ж, купив себе в сельпо хлеба и — о, счастье, там была сгущенка, а также выпив ведерко воды, я остановил первого попавшегося мотоциклиста, ехавшего мне навстречу. Видимо, к себе домой, в поселок. Бесцеремонно остановив парня, сел на его байк и сказал, что мне надо к шоссе. Наглость, конечно, города берет. В моем случае — малазийский участок дороги. Местный безропотно провез меня 10 км обратно и не взял ни копейки. Хороший чувак, только ни бельмеса не понимал, что я от него хотел, до тех пор, пока я сам не слез с его мопеда.   

   Итак, наступал вечер, а я искал новую жертву на пустой дороге. Спустя пару километров, мне встретились лишь удивленные дорожные рабочие, у которых я выпил еще ведерко воды, ужасно мутной и горячей от жары, а затем продолжил путь. Вскоре моя решимость добраться до рекомендованного австрийцем города была вознаграждена. Навстречу мне ехала и остановилась машина. В ней сидели женщины в хиджабах, дети и парень. Они предложили подвезти, на что я сказал — мне обратно не надо, мне туда, вперёд! А мы, говорят, туда и поедем. Видели вас на дороге, как вы воду пьете, проехали мимо, и вот решили за вами вернуться. Скоро ночь, а на 100 км вперед ни одного дома, садитесь. Я сел в открытый кузов, к детям, и мы двинулись вперед. Класс! Жара сменилась теплым приятным ветром, и мы неслись по безлюдному горному серпантину. Машин на дороге по-прежнему практически не встречалось. Со мной сидели дети, брат и сестра 7–10 лет. Девочка, как и положено, укутана хиджабом, с братом они были очень дружны. Сначала они смотрели на меня очень застенчиво, но я быстро вывел их из этого состояния, и вскоре чувствовал себя тоже ребенком. В итоге, дети на полном ходу стояли во весь рост в открытой машине, иногда держась за неё и восторженно крича во все стороны. Я прикалывал их пантомимой и с удивлением наблюдал, что родители совсем не беспокоились за безопасность своих чад. Даже на резких поворотах, на которых я сам чуть не вылетал из кузова. Позже дети распотрошили родительскую сумку и стали скармливать мне запасенную вкуснятину местного производства. Поздно заметив это, родители лишь жалобно протянули руки в окошко сзади себя, чтобы я подал им хотя бы немного из того, что осталось. Но было действительно поздно, дегустация прошла отлично! А на заправке, которая чудом оказалась на пути, глава семейства купил мне еще и гигантских семечек местного произрастания.
Когда 100 км закончились и наступила тьма, мы свернули в автобана и поехали в сторону того самого городка. Тут уже стали встречаться селения и машины. А вскоре я увидел такое, во что с трудом мог поверить. И хотя было уже довольно темновато, окружающий ландшафт привел меня в состояние восторженного ступора и технического шока. Если бы мне описали заранее, что я увижу, то принял бы это за фантастический рассказ о каких-нибудь космических колонизаторах 22 века. Но это реальность, здесь и сейчас! А именно, следующее. В Малайзии в первозданном виде сохранилось большое количество тропических лесов, среди которых мы вначале и ехали. Дорога, проложенная в них, уже вызывала большое уважение к тому невероятному труду, словно это тропический БАМ. Но то, что я увидел потом… Распаханные, именно распаханные вершины гор, их склоны, сровненные вершины, и на них, везде-везде, на десятки километров повсюду, в разные стороны, огромные — нет, ГИГАНТСКИЕ теплицы. Это было очень неожиданно — увидеть таких монстров в тропиках. Все теплицы внутри были начинены электроникой, и к каждому ростку по специальной компьютерной программе, в строго определенное время, подавалась его порция воды, а посадки располагались как на земле, так и ярусами, по нескольку этажей и, в основном, это была клубника. Памятники ей из бетона стояли повсюду вдоль дороги. Мощь натиска человеческой аграрной мысли была невероятна на эти горы. Распахать такие валуны и свести, перед этим, непроходимый лес, выровнять площадки и навозить грунт, сделать водоотводы от сумасшедших тропических ливней, сметающих все на своем пути, и установить тепличные сооружения так, чтобы их не снесло в горах ураганами, столь частыми в этих широтах — это потрясало! И так много, так много этих теплиц, словно их строил весь пленённый Китай.   

Поезд встал посреди лесов на неопределенное время

Бас стэйшен

Бледной тенью пешкодралом

Идешь пешком - попей воды; дорожные рабочие

Сельский горный пейзаж

Трасса, которая соединяет восток и запад страны, почти всегда пуста

Городок

Малазийские деньги делают из пластика, благодаря чему они всегда как новые

Алтарь змеи с подношениями; магазин в Малайзии не нужен, бери, что нравится, через день все равно заменят на свежее, а это выбросят в реку

Задний двор улицы служит для вывоза мусора и слива тропических вод

Вилла среднего класса

Гостиница дорого, иди, иди мимо

Типичная улица в городе

Утро

Ретро в тумане

Ноу коммент

Бансай

 

Жесть, какой козырек!

Местный бог - как Дед Мороз под Новый год, щедр и добр

Горные туманы

Позевывая в басе

Малазийская деревня

Какая прелесть - свежие мандарины принесли духам; принесли духам, а съем я, почти привидение

Я дышу родиной

а я толкаю солнышко

Семечки - гиганты

Угадай, кто папа

Цветы - колпаки

Что это - не цветок,не капуста, а растет густо

Так и кажется - сейчас оживут и начнется махалово

 Орхидея

Спать

   Наконец, уже глубокой ночью, мы прибыли в город Танах-Рата, который я так чаял увидеть. Блин, нафига?! Это оказался фешенебельный туристический центр для миллионеров, где ночь в самом дешевом отеле стоила от 50 баксов. Семью я тепло поблагодарил, назвал их «бьютифул фемели», на что хозяин меня крепко обнял, и они пошли заселяться в роскошный отель, а я — бродить по залитому огнями ночному городу. Побродив часок, удалился в район сверхдорогих вилл на высоких холмах, поднявшись под бетонные ограды почти под прямым углом, нашел себе «удобное» местечко в корнях свисающего над дорогой дерева. Внизу патрулировали полицейские, вверху спали буржуи, а я уплетал сгущенку и радовался, что эту ночь проведу почти как в лесу, и ни за что не плачу, но всё вижу. Хотя средств я у меня было достаточно, чтобы заселиться в любой номер этого города. Но тогда бы не было предстоящих 50-ти дней моего дальнейшего путешествия, а была бы ночь с душем и утро с завтраком, и потом домой. Ну, уж нет! Терпим и живем дальше. Тем более, что терпеть со сгущенкой очень приятно.   

   С рассветом, выйдя, а точнее, спустившись, точно обезьяна, из своего убежища, я продолжил путь по ещё спящему фешенебельному району. Да-а, для австрийца тут, конечно, рай, один дом прекрасней другого, роскошь, шик, цивиль. Повсюду реклама массажа, того самого, через одежду, и никаких природных достопримечательностей вокруг. Судя по предложениям на рекламном щите, в районе 50-ти км никаких пеших экскурсий не предвиделось, только на другом конце страны. Кроме одного интересного местечка рядом за очень дорого. Туда я и направился пешком за очень бесплатно. К обеду вышел на окраину долины, на шоссе, но самой долины я сначала не увидел. Её загораживал, с поворота, жёлтый дом с просторной террасой, где сидело полно народу, а у стеклянного бортика толпилось его не меньше, закрывая вид на то самое, для чего они так густо толпились. Чай. Долина чая! Холмы, по склонам которых, словно аккуратные подушечки мхов нежного цвета, покоились чайные плантации идеально подстриженных форм. Внизу, среди кустов, мелькали яркие фигурки восхищенных посетителей этого места, делающих селфи. Оторваться от этой красоты было невозможно. Здесь же, на террасе, все пили чай, собранный на этих холмах. Сама терраса опиралась на высокие склоны, входящие в плантацию, и они вместе формировали, таким образом, рукотворный обрыв, с которого и открывались эти восхитительные виды. 

Вот он, лес чая!

Кустик чая так растет не потому, что его стригут, а потому, что обирают вручную

Мы серде-е-е-чки!

На жердочке

 Кафе над плантацией, где этот самый чай и дуют

Смотровая на плантацию

Чайное одеяло

Чай-чай-чай-ча-а-ай

Сэлфи с братиком

Балкон тут один на весь этаж

Чайная долина

Чайные холмы

Туда пойдем - к утру дойдем

Покидая чай-рай

Фантастик-ландшафт

Клубника метод

  

Клубника метод-2

Кафешка

И там клубника

Здорово!

А это просто отлично!!

У нас теплицы нужны для солнца и тепла, а у них - от него

Узнаёте - и в джунглях ее выращивают

Эта странная травка очень ценится, похожа на укроп, а по вкусу дурь

Оранжевая речка, зеленые бананы

 По делам

Я уже не могу это все съесть!

В брошенный район залезает  лес

Сейчас в этих домах живут лишь одичалые псы

Мангр -  растение-ужастик

И мангры любят

Не то корни, не то ветки, а для меня кровать

 Тут я провёл весь день, а заодно попробовал — нет, не чай, местную клубнику, которую продают в шоколаде на каждом шагу и обильно поглощают. Ну, что вам сказать… Это полное гов -о!

  Чего-то более невкусного я еще не пробовал. Столько трудов, чтобы вырастить такую невкусную ягоду — поразительно! Им стоило, хотя бы, попробовать нашу, да закупить у нас земли, что ли, на развес. Вся она, их ягода, словно из резины, слегка подслащенной и волокнистой. Не спасает даже шоколад. Видимо, в тех поразительных теплицах настолько всё искусственно, что получается и ягода ненатуральная. Вот если бы они вкусили нашу клубничку, дачную, у них бы точно случился гастрономический коллапс. А так, внешне — она крупная, красивая, главное, что памятники ей строят вокруг, гордятся очень ею, и такая на вкус противная. Я её даже не тырил.   

   Потом я удалился еще дальше и пошел исследовать одно из ответвлений, где местные крестьяне возделывали горы с незапамятных времён. Чего тут только не росло! От известной нам редьки, огромной, словно брюква, до непонятных, но очень дорогих, если видеть подобное на рынках, овощных форм и глюкотрав. Так, например, были типа яблоки, растущие на лианах, похожие на горох, а внутри как помидор, только зеленый, и очень сладкие. Был и сам горох, и лук, и чеснок, и Бог знает что еще, из не попробованного мною, а также жертвенники с обилием нормальных мандаринов, крупных яиц и печенья из розовой каши. В самом конце долины встретилась еще одна чайная плантация, не менее прекрасная, чем предыдущая, но совсем не посещаемая туристами. Тут я и провёл ночь, под раскидистым чайным кустом, буквально утопая в удивительных запахах, шорохах и укутанный густыми горными туманами.   

   Когда пришло время покидать эти места, то, вернувшись в город Танах-Рата, я легко нашел бас стейшн, где к своей радости узнал, что автобусы отсюда на запад страны уже ходят, и, хотя было дороговато, но все-таки взял билет, чтобы отправиться теперь в городок Ипох. Он был абсолютно неинтересен, кроме одного опустевшего микрорайончика, на который я наткнулся, уже выбираясь из города. Вообще, в этих местах находилось очень много жертвенников, особенно, в богатом пригороде, поэтому я постоянно был при еде. И когда добрался до леса на окраине, мой рюкзак доверху наполнился фруктами и печеньем. В самом лесу удалось найти брошенный домик с ковром и пока целой крышей, где я и заночевал, хотя это было непросто, ведь под ковром оказалась толпа красных агрессивных муравьёв, а по стенам — полно пауков. Кроме того, сам дом был проеден термитами и готовился вот-вот рухнуть. Так, например, оконные рамы остались у меня в руках, когда я залезал в окно, а стены легко протыкались пальцем. Но всё же это была защита от бушевавшего всю ночь ливня.   

   Утром я отправился на разведку в тот пустой микрорайон. Там, у шоссе, также стоял жертвенник и, улучив момент, когда на дороге было поменьше машин, я стянул связку бананов, принесённых местному идолу. В домах этого микрорайона было как в фильме ужасов: пусто, гнусно, грязно и жутко. Интересно, что там ютились бездомные собаки, много, но днём они были трусоваты, а вот вечером довольно агрессивны.   

   По мере просыпания, весь город выходил на пробежку, и мне приходилось идти против течения спортсменов. Женщины тут бегали без хиджабов. В Малайзии, вообще-то, много замесов всяких религий и, насколько я знаю, в Исламе жертву из продуктов всяким идолам не ставят. Значит, это были не исламские районы, а какие-то другие. Отсюда я съездил в соседний город Тайпинг, оставивший у меня самые приятные впечатления о стране своими удивительными окрестностями. Про достопримечательности этого населенного пункта я ничего не слышал, и наткнулся на них совершенно случайно методом брода-тыка. Надо сказать, что транспорт автобусный в Малайзии хоть и комфортный, но довольно неудобный. Чтобы добраться из города в город, одного автобуса всегда мало, потому что приезжает он куда-то далеко за город, а там надо садиться на другой, чтобы приехать уже в сам город. Словом, ехать приходиться, как минимум, два раза.   

   Город оказался старинный, аккуратный, примостившийся у подножия пышных, от тропических лесов, гор. В центре, посреди красивых парков английского типа, располагается также старинная, но действующая тюрьма. Её нельзя фотографировать — повсюду вышки, камеры наблюдения, а на вышках автоматчицы в хиджабах. Ну, а рядом, по парку, прогуливаются семейные пары, молодежь, продается мороженое и катаются лодочки. Короче, соседство — жесть! Сам парк невероятно красив и, прежде всего, гигантскими деревьями, которые впечатляют даже местных, заставляя их останавливаться и восторгаться, задрав голову. Это, как бы, огромные стволы, от которых растут другие огромные стволы, легко перекрывающие шоссе, идущее под ними, и такой «одуванчик»-монстр, раскорячившийся во все стороны получается. Человечек под ним — словно жучок. А если уйти от парка в сторону, наугад, ближе к горам, то там можно наткнуться на тропу, полную обезьян и людей. Люди — это спортсмены, идущие наверх по асфальтированному узкому серпантину. В основном, пенсионеры. Ходят они каждый день, утром и вечером, но через пару километров выдыхаются и «сползают» обратно. А дальше эта дорога выводит в потрясающее место. Надо долго идти вверх, целый день, и к вечеру приходишь в край Высокогорья! Край уникальный, особенностью которого являются брошенные роскошные виллы былых времен. Место это настолько удивительное и очаровательное, что опишу я его в дальнейшем своем рассказе, уделив ему немало внимания. Сейчас же, с вершины этих гор, видно Андаманское море, а на его берегу — огни. Это деревня на воде. Направимся туда, а сюда мы еще вернемся. Сюда, где моё нищебродие поселялось не в жалкие номера за 100 долларов, а в целые дома, и каждый день это бы НОВЫЙ дом…   

   В деревушку Сепетанг я добрался к середине дня на раздолбанном местном транспорте, сплошь пропитанным машинным маслом и стОящим сущие копейки. Сразу попал в лабиринт узких улочек, домов на сваях, полных людьми, ярких фасадов, жертвенников, обложенных вкусной трапезой, и множеством красных фонарей, которые особенно хороши были ночью, потому что все работали. Над деревней, располагавшейся по обе стороны притока, был переброшен удобный новый крытый мост, по которому, с рёвом, гоняли на мотоциклах ребята, удивительным образом никого не давя, да и обилие прохожих реагировало на них не больше, чем на голубей, неохотно сворачивая с узкой дороги. У каждого дома парковалась своя лодка, даже не лодка — целый кораблик, и их было много-много. Туристов здесь не было, но местные знали это местечко и часто наведывались. Именно для них было организовано несколько водных экскурсий, на которые я наткнулся совершенно случайно. Одна из них, фиш-тревел, — на рыбную ферму, а вторая — файер-шоу. Про вторую, честно говоря, ничего не понял, но на всякий случай поехал на обе экскурсии. Надо было садиться в лодку с местными, и она сначала проплыла по деревушке, под мостом, а потом направилась на другой конец залива, к плотам. Там, на открытой воде, под навесами, на бочках под настилами из досок покачивалась ферма. В широких садках плавали разные виды рыб, которых можно было бесплатно кормить. Рыбы были очень прожорливы, и их было много. Таких ферм в Малайзии тьма! На каждой реке, как у нас, в своё время, картофельных полей вдоль дорог. И потому у малазийцев всегда к столу дешёвая, свежая, разнообразная рыба. А еще на этом заливе, где расположилась деревня, добывают мангровый лес. Лодочки с кривыми брёвнами то и дело шныряют туда-сюда. Но вблизи деревни лес не трогают, сохраняя красоту ландшафта, а рубят в дальних заливах, куда никто не добирается.   

   Вот и пришло время сесть в лодочку, направляющуюся на файер-шоу. Уже смеркалось, а мы всё плыли и плыли. Деревня сильно далеко позади осталась, а мы всё плывём. В лодке еще и дети маленькие, их тоже взяли. Я спрашиваю — назад-то вернёмся, у лодочника, а он отвечает — да, ночью, поздно-поздно. Что же, думаю, там такого, что так далеко надо плыть? Файер значит огонь. Если действие какое, спектакльное, то и недалеко от деревни можно было его организовать. Зачем столько бензина жечь? Может, там где-то пожар на мангровых болотах делать будут? А смысл? Эти леса не горят, они водяные. Меж тем, мы всё дальше уходили по мангровым лабиринтам. Уже не один час мы шли на моторе по темноте. Я сел на нос лодки и, свесившись вниз, смотрел вперёд, во мглу, было здорово от ожидания неизветности. Наконец, лодочник заглушил мотор, взрослые растолкали спящих детей, все замерли, словно перед охотой, и лодка тихо пошла, как нож по маслу, вдоль чёрных мангровых зарослей, нависающих над водой, как в фильме ужасов. И надо же сюда детей привезти, ну и родители, ну и «респект»! Наверное, это урок против страха. Мне-то пока не страшно, интересно просто, что же мы тут делаем? Я довольно хорошо знаком с мангровыми зарослями, во многих странах не раз их посещал. И знаю, что кроме змей, крабов, варанов да наколотых на острые стержни веток медуз, там ничего нет. Ну, иногда ещё крокодилы бывают. Так всё равно в темноте же их не разглядеть, и причем тут файер? Все, меж тем, сосредоточенно молчали и вглядывались до боли в глазах в темноту, особенно дети. Вдруг, одновременно, словно волна: «Ах-х-х!» вырвалось у всех — у детей, у взрослых, у меня. Будто резко все попали в какую-то сказку, в волшебство, в мультипликацию.

  Как по мановению волшебной палочки, в одно мгновение, дремучие чёрные заросли над водой осветились миллионами малюсеньких зелёненьких огоньков, словно искорки бенгальских огней. Много, почти под каждым листочком! Их становилось всё больше и больше, уже все деревья мигали зелёным так сказочно, что дети закричали от восторга. На самом деле, это оказались огромные колонии светлячков, которые жили так далеко от людей, в лабиринте мангров. Их нашли случайно местные рыбаки, и вот теперь к светлячкам можно доплыть на лодке, если знать, когда они будут светиться. Мне повезло, я увидел это потрясающее зрелище. Лодка скользила в зеленой светящейся темноте, дети визжали от радости, о сне не могло быть и речи. Все перенеслись в волшебный мир, как в старом, добром фильме «Золушка». Светлячки не обращали на людей никакого внимания и интенсивно перемигивались. Фотографировать их было бесполезно, фотоаппарат и смартфон всегда показывали только темный экран. Это была тайна, которую можно созерцать только вживую. 

Оставив в покое колонию зеленых светлячков, лодочник взял курс на середину залива, домой. Вскоре волшебство этой ночи осталось за горизонтом. 

Люди, аау!

Деревня на воде соединена с сушей мостом с прекрасным обзором

А под домами тухляк после отлива

Дорожка от солнца раскалена так, что надо ее полить, чтобы идти, но куда-то дом, по ходу, смыло

Вид с моста

Где-то тут должно быть свободное местечко

Внутри дома на воде

Все уже дома

Домик рыбака

Малазийцы очень любят фонари разные

Рабочий причал

Парковка у дома

Час пик в деревне

Тихий час

Труселя, труселя

Типичный домик жителя деревни на воде

У каждого домика есть терраса, она же парковка, она же огород иногда, и всегда тут ужинают при свете фонарей

Моя хата с краю

Огород

 Что-то доисторическое и живое, их выращивают не на еду, а на удобрения

Как вам их зеленый горошек

Сразу за деревней - топкие мангры

После ночного лова

Откуда дровишки - из топкого мангра

Рыбная ферма

Ферма плавает на бочках с воздухом

Рыба чует корм уже в руках

Водяной рэмбо помчал к лабиринту вод Андамана

Обиталище файер-шоу

Налет на косячок

Хозяева спят, а ночь прекрасна

Продолжение следует 

Текст, фото, видео: Александр Чканников ©

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
16 Июля 2018
16 июля активный гражданин нашего города, депутат прошлого созыва Совета депутатов г.Пушкино, руководитель любительского театра «Классика» и просто замечательный неравнодушный человек Светлана Булаева отмечает юбилей. Поздравляем Светлану Александровну с праздником и публикуем оду, посвященную ей пушкинским краеведом Александром Федоровичем Малявко
13 Июля 2018
Издательством "ОнтоПринт" напечатана книга воспоминаний нашего земляка, хорошо известного пользователям нашего портала пушкинского поэта Валентина Федоровича Кашлева. Делимся электронной версией книги
27 Июня 2018
Продолжаем публиковать материалы из замечательного проекта Андрея Гречи и Галины Бочкаревой "777 чудесных людей Пушкино". Эта статья о замечательном человеке - Учителе, краеведе, руководителе музея туризма и краеведения школы №5 г. Пушкино Галине Долгиревой
Комментарии
Календарь новостей
Август 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31





Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER