ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА: Юго-Восточная Азия. Часть 2. По краю Тая в обе стороны границы

14 июн
14:13 2018

ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА
Путешествие по Юго-Восточной Азии, часть 2

1 часть репортажа - ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА: ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ Часть 1. Патталунг

По краю Тая в обе стороны границы

   Покидая Патталунг, я неправильно рассчитал время и вскоре понял, что ночь придётся провести прямо на малазийской границе. Этого мне совсем не хотелось, и когда вечером поезд проезжал какой-то, уже исламский, город, увидев за ним лесистые холмы, я быстро покинул вагон. Ну вот, дёрнуло же меня! Ведь спокойно можно было проехать ещё одну станцию и выйти где-нибудь посреди каучуковых лесов. Так нет же! В итоге, на ночь глядя, оказался в незнакомом городе, да ещё и исламском. Попытался, конечно, побыстрее из него свалить, сел в маршрутку, набитую паранджами. На следующей остановке все сошли. Водила спрашивает меня — куда? Как же мне ему объяснить, что мне нужны лесистые холмы за городом?! Туда, говорю. В результате, дали кругаля по всему городу, и он привёз меня к какой-то гостинице, наверное, единственной в этом месте. Только время на проезде потерял. Стою. Думаю. Время 11 вечера. Куда идти? Вроде, в гостиницу надо, а вокруг так интересно! Будто бы Тай, но всё исламское — минареты, халаты, паранджи, на детях тоже халаты — в общем, сплошные ортодоксы. Решил, что немного по улице пройду, и если удачного ночлега не найду, то вернусь. 

   Час иду, два, а город всё не кончается. Народу уже на улицах всё меньше, стрёмно, трущобы пошли. Впрочем, они и не кончались, весь город — одна сплошная трущоба, и я -такой белый, в шортиках, ну о-о-очень коротких. В Тае таких не носят, вернее носят, но не все. Короче, залёт. А джинсы у меня в рюкзаке, переодеться негде, все с таким любопытством смотрят на меня. По ходу, белых здесь не бывает по ночам, да и днём, видимо, тоже. Та маршрутка, в которую я садился вначале, похоже, была последняя, общественный транспорт перестал ходить до утра. Правда, были мотоциклы, такси. В конце концов, тормознув одного из них, сел. Поехали, говорю. Он — куда? Да, блин, откуда я знаю, куда?! Показываю рукой — прямо, а он такой заботливый, проедет метров 100 и спрашивает — сюда? Нет. Еще 100 метро — сюда? Нет, езжай дальше прямо! Прямо — куда? Прямо в форест, говорю. Это его совсем озадачило. В результате, стал тормозить через каждые 50 метро и, показывая на любое дерево, спрашивал — форест? В общем, достал! Едь, говорю ему, не тормози, примерно 3 км. Странный новый адрес с трудом отформатировался в его голове, и он втопил, что называется. Наконец, мелькнул какой-то неосвещенный парк. Вот, теперь тормози. Ноу, говорит. Почему ноу, тормози! Ноу, потому что еще 3 километра не проехали. Да тормози ты, блин! Но честный чел никак не мог оставить меня в столь тёмном, но нужном мне месте, поэтому отвёз к ярко-освещенному военному объекту с кучей охраны. Возле объекта был лес, войти в который не представлялось возможным, так как он был за колючей проволокой, освещенной прожекторами. «Вот лес, 3 км проехали, всё сходится», — радостно улыбался таксист, типа, давай плати. С такой экономией лучше бы мне в гостинице остаться! Таксист уехал, а я остался на трассе, через которую на меня с удивлением смотрела вооруженная охрана. Та-а-к, теперь отсюда надо валить обратно, в тот парк, что мы проскочили, и уже в нём найти ночлег.   

   Парк, конечно, не лес, но и в него попасть оказалось нелегко. Его так же обильно обвили проволокой, и в кромешной тьме я в ней успешно запутался. Спасибо, хоть не под током. Стало быть, в парке есть что-то запретное, это плохо, но другой альтернативы не было, и пришлось искать ночлег по ту сторону колючек. Тропинки, разломанные здания, изваяния каких-то богов. Странно, край исламский, а идолов много. Наконец, выбрал местечко подальше от тропинок, под тремя огромными деревьями. Ну, вроде всё, полночи прошло в поисках ночлега, теперь-то можно расслабиться? Нельзя. Что-то большое ломанулось в мою сторону, с треском продираясь сквозь кусты. Спалился! Кто же это, вжимаясь в корни, подумалось мне. Тьма кромешная, а ОНО прямо на меня прёт, всё ближе и ближе, да так шумно, словно толпа. Обложили! Сейчас наткнутся на меня, поймают, накажут за короткие шорты-то. Ну, что за ночь?!! Сердце заколотилось ещё сильнее, топот приблизился почти вплотную и… Мимо, ломая во тьме кустарник, проковыляло стадо коров. «Пошли вон отсюда, молочные твари!», — радостно подумал я и промолчал. Ну, теперь уж всё, можно уснуть, перекатившись за соседний ствол дерева, где было поменьше муравьёв.   

   Утром оказалось, что я ночевал на редкость в гнилом месте, в том плане, что тут было некрасиво, пыльно, стояли разорённые и брошенные языческие жертвенники и повсюду лежали коровьи лепешки. Проволока, через которую я ночью с таким трудом перелазил, в другом месте, совсем рядом, резко отсутствовала, поэтому обратно из этого места я вышел совершенно спокойно и направился пешком на станцию. Город спал и был абсолютно пуст. Он не казался уже таким опасным, как ночью, и даже огороженная проволокой станция ж/д не выглядела угрюмой. 

   Вскоре, меняя транспорт, я добрался до малазийской границы. Осталось переплыть на лодочке речку, где вот уже на том берегу, на домике, ясно было написано «Малайзия». Что ж, сухопутный путь в эту страну явно гораздо дешевле, чем на самолёте. Сажусь в лодочку и думаю про себя: «А не хочу я в Малайзию! В дикой Малайзии попозже полазию, как говорится», — и резко развернувшись, решил двигаться обратно на север по пикам вдоль Сиамского залива, пока не надоест. 

   Пограничный пункт Так-Вай находился на самом берегу Сиама, но прямого подхода к заливу не было — сплошное болото, и потому, двигаясь на маршрутках к северу вдоль залива, я благополучно заплутал. Тут было много военных, которые зачем-то цепями прочёсывали местность, а также много полицейских. По ходу, ловили какую-то банду. В итоге, в середине дня меня арестовали и посадили в полицейскую машину.
— Куда вы направляетесь? — был резонный вопрос.
— Мне море надо, — говорю, — Сиамский залив, только без болота.
Естественно, на английском я это пояснить толком не мог, и они ничего не поняли.
— Большая, — говорю, — синяя вода, и чтоб ноу чав-чав.
Опять не поняли. Едем дальше. Достали карту, просят показать.
— Вот, — говорю, — сюда, — и тыкаю на карте пальцем в чистый берег.
— Но тут же нет отелей?!
— Вот и отлично!
Снова не поняли, но повезли к абсолютно дикому берегу. Наконец, то, что надо! Они очень удивились. Пляж был явно не с рекламной картинки для туристов — пальмы с частично сорванными кронами и горы пластикового мусора в дюнах. Конечно, кому надо дикие пляжи убирать?
— Ну, мне туда, — говорю.
— Туда и обратно? — спрашивают. — Забрать вас вечером?
— Да нет, спасибо, мне туда дней на семь.
— О-оу, ну окей, идите.   

   Я и подумать не мог, что всю эту неделю они будут отслеживать моё движение. Уже через час забыл про добрую полицию, любезно доставившую меня к чистому от болот берегу, и бодро шлёпал по диким местам. Здесь лишь изредка встречались рыбацкие домики или деревушки. По утрам море щедро выбрасывало свежие порции мусора, и рыбаки, вместо того, чтобы ловить рыбу, ходили по берегу с мешками и собирали пластиковые бутылки и алюминиевые банки. В Тае, видимо, их можно сдать и получить денежки. Особенно популярны именно пластиковые бутылки. Как-то, в один из вечеров, шёл вдоль берега человек с собачкой и тоже собирал бутылки, а я — навстречу. Он улыбнулся, как водится, и я с удивлением заметил, что он был не с собачкой, а с каким-то зверьком, похожим не то на выдру, не то на мангуста. Ручной, радостно семенящий рядом, он подбирал, то тут, то там выброшенную морем тухленькую рыбку, желая не отстать от хозяина. Не успевая съесть её целиком и смешно держа передними лапками, он тут же бросал, когда понимал, что отстаёт, или находил другую рыбку. При этом забавно ворчал, и было видно, что ему жаль оставлять добычу. Так они и гуляли — хозяин бутылки собирал, а он — рыбок. 

   Солнце село, и я ушел от моря в степи, где росли отдельно стоящие деревья — там было не так ветрено. На фоне темнеющего неба виднелся силуэт человека с мешком бутылок на плечах, за ним бежал его преданный зверь. В дюнах у этого тайца, оказывается, стоял мопед. Он водрузил мешок на багажник и стал засовывать туда своего зверька. Как же тот ворчал и выл! Ну, никак не хотел покидать море. Так и поехали, как с сиреной. А завтра снова вернутся сюда, чтобы собирать свои бутылки и рыбки, но меня уже здесь не будет. Перевернувшись на другой бок, засыпаю, с нетерпением ожидая нового дня. Что-то упало с дерева на голову и поползло. Лень смахнуть, уже почти сплю. Доползя до шеи, нечто впивается в кожу раскалённой иглой. А-а-а! Вскакиваю, как от удара током. Что за хрень?!! Хрень быстро уползла. Иду под другое дерево. Спать хочу. Сплю…   

Ж/д мост

 

Манящие джунгли на рассвете

Придорожная станция, на которой сошла всего одна пассажирка

Тупик железной дороги в Тае

Креативный пандус в магазинчик

Реклама чего-то в Тае

Языческий алтарь в исламском районе Тая

Немного пешком

Колючие заросли вдоль Сиама

Гусеничка

Встреча

Найденный в лесу заросший светильник

Под ним я спал одну из ночей, а вокруг заросли глюкотравы

 Я нашел ананас

На заросшей тропе

Дикие берега

Диковинки, выброшенные волнами

Корни неизвестного растения, выброшенные водами Сиама

Рыбка выброшена волнами и распухла от внутренних трупных ядов

Речка впадает в Сиам

 Живописное оформление мусором лодочной парковки Так-Вая

Лодочник переправляет желающих на малазийский берег

Словно коконы, странные сети

Чинит сети рыбак, мечтает о рыбке

Ручной зверёк ест на берегу свою добычу

   Так тянулись дни, на протяжении которых я двигался на север вдоль Сиама без особых приключений. Рюкзак пополнялся ракушками, и стал весить уже не четыре кг, а все шесть. Вроде, вот одна красивая, ничего не весит, ещё одна, и ещё. В результате, потом пришлось делать нычку, чтобы не таскать всё с собой. И таких нычек за время долгого похода было сделано немало. Вот и сейчас я прикидывал, под каким из деревьев прибрежной саванны оставить свои находки. Впрочем, идея была плохая — не ехать же сюда на обратном пути, надо выбраться к железной дороге и там уже сделать нычку. 

   Пока я так размышлял, дерево осветилось ярким светом. Это что ещё за диво? Оказалось, двое местных мальчишек посреди ночи решили что-то поискать, или половить в кронах. Они внимательно и молча высвечивали ветви, не видя меня в корнях. Так захотелось их напугать! Но я сдержался — ещё кондратий хватит, или свалятся от неожиданности. Ничего не найдя, ребята перешли потом к другому дереву, и к третьему. Что-то упало на меня с веток и поползло по волосам. Где-то это уже было… А-а-а, да что за тварь?!! Тихо, детей так напугаем, не ядовита ты, и слава Богу! Не стал орать, ушёл в дюны подальше от этих лавров и чего-то кусачего в их кронах. Было ветрено и даже холодно, от этого море кидалось пластиковыми бутылками. Всё, надоело! Завтра сворачиваю и выбираюсь к железной дороге.   

   В середине следующего дня, у края какого-то посёлка, я увидел дорогу и свернул на неё. Было очень жарко, и поэтому почти сразу зашёл в кустарник, чтобы чуть охладиться. Но там было занято. К своему удивлению, я наткнулся на солдат с автоматами из тех частей, что прочёсывали границу. Они куда-то позвонили, и за мной приехала полицейская машина. Полисмены спросили, достаточно ли я нагулялся? И хотя это были не те, что подвозили меня к Сиаму, но сразу стало ясно, что они тоже в курсе. 

   Попасть в руки тайской полиции — это праздник. Сначала они покатали меня по интересным местам, до которых я не дошёл. Например, показали один симпатичный пляж, цивильный, там купили мне коктейль и спрашивают — где буду ночевать? Этой ночью, говорю, тут, на этом пляжике. А они — нет, никак не возможно, здесь нет отелей. Ну и ладно, отвечаю, я на песочке. Нет, нет, испугались они, белый человек не должен так поступать, во всяком случае, не в нашем присутствии. Мы отвезём вас в город, в гостиницу. Но я не хочу в гостиницу, а они мне — мы вас тут не оставим. И хотели уже везти меня спать в нормальный отель, но я упросил их, чтобы мой арест был полноценным, и тогда меня привезли в полицейское управление. Обезьянника там не было, почему-то, так что пришлось отбыть ночное заключение под стражей на комфортном диване в цветочек прямо в офисе. Мне тут же принесли кучу всяких вкусняшек, потом ужин, ну и попросили по зданию особо не шататься, так как, всё-таки, полиция. Утром, после чашечки кофе и традиционного «Велком ту Таиланд», я вышел за ворота, где меня подобрал бородатый таец в розовом одеянии и, посадив на мопед, отвёз на железнодорожную станцию. Да, страна контрастов! Более гламурного мусульманина я ещё не встречал в своей жизни, некий нетрадиционный игил (организация, запрещенная в России - Ред.), прямо-таки

   Итак, я снова возвращался в край замеченных мною в электричке зелёных горных шапок, чтобы исследовать их. Как оказалось потом, это и был Патталунг. А раз так получилось, что в ходе моего повествования я снова здесь, то кратко расскажу о неописанных в первом рассказе, но заслуживающих внимания, местечек. После чего уже, без тормозов — в Малайзию!   

   Горные шапки, разбросанные вокруг Патталунга и покрытые тропическими лесами, скрывают каждая свои тайны. Одна из вершин, не самая большая, совершенно не имела доступа наверх и была поэтому абсолютна девственна. Однако, кому-то пришло в голову сделать под ней суровый подкоп. Без особой цели, просто ради прикола. И вот я вижу результат. Людей на тот момент не было, когда я наткнулся на вход, зато выделялись следы работы тяжёлой техники. В прорытый туннель провели освещение, и низкий плоский потолок нависал над входом. Сначала я подумал: может, туда и нельзя, но любопытство, как всегда, пересилило. Перед входом был жертвенник и огромный бубен. Я хорошо вдарил, и под раскатистое эхо двинулся вперёд, под скалу. Самое интересное, что снизу она была абсолютно плоская и покоилась на глине туннеля, который и прорыла техника. Обычно, горы — это как бы верхушки айсбергов, то есть уходят своими породами глубоко под землю. А тайские скалы, или какая-то их часть, выходит, совсем не такие? Идеально стесанные внизу, они лежат на земле, словно шашки. Как же они тогда возникли? Разве не поднятием из глубины земли? Словно их аккуратно рассекли и разбросали по стране, как по столу.   

   Туннель был прорыт недалеко, метров 300 и, как говорится, был в процессе, так что заканчивался пока тупиком. Глина очень вязкая и плотная, повсюду были следы её соскребания ковшом и водоотводы понизу. Удивительно, что стало возможным потрогать руками то, до чего не было доступа никогда. Наверное, хорошая глина, подумалось мне тогда, лепится, как пластилин. Еще когда рыли, наткнулись, в процессе, на пещеру без входа и выхода. Подкопав, таким образом, под её огромные своды, в ней тайцы изобразили бумажную аллегорию с подсветкой на тему одной из местных боголегенд. Интересно, они будут копать насквозь, или остановятся на достигнутом? Два месяца спустя я снова был тут, они прокопали ещё метров 50. Немного, но впечатляюще. Цель этих раскопов так и осталась для меня неизвестной, но прогулка под такой громадиной впечатлила.   

   В одну из ночей в этих местах мне случайно привелось заглянуть в небольшую пещерку, очень сырую и темную, поэтому я там долго не задержался. Но перед входом наткнулся на спрятанный под камнями пакет, в котором оказалось мокрое монашеское одеяние. Истлеть оно не успело и, подсушив его на остатках заходящего солнца, я решил себе устроить комфортную ночь, ведь у меня теперь появилось скромное оранжевое одеяло (хотя это была ряса). Чтобы такой маяк цвета не привлёк излишнего внимания, я удалился в чащу леса, где набрёл на поляну с жутковатыми изваяниями Будды в ночи. «Вот тут и расположимся, под одним из них», — решил я и, завернувшись в рясу, уснул. Откуда ж мне было знать, что заночевал я среди каких-то дурман-цветов?! Ночью снились кошмары и, просыпаясь, я видел кошмарные изваяния наяву. 

   К утру дико болела голова, но, пошатываясь, я побрел еще глубже в лес. Там прослеживалась, вроде как, тропа. Точнее, тропы не было, но время от времени попадались статуи. Я рассудил, что если как-то их сюда доставляли и ставили, значит, и тропа должна быть. В дальнейшем это направление вывело меня за перевал, в какую-то нишу густого леса — как оказалось, к поглощённой джунглями деревне. Сначала увидел колокол и, естественно, захотелось позвонить, взявшись за короткую гнилую веревочку. А эта верёвочка внутри колокола оплетена была осиным гнездом во весь колокол. После первого и единственного «бом-м-м», я исполнил арию типа «Мамма мия!» и, поставив рекорд по прыжкам, удалился в заросли, пока не споткнулся об огромный горшок. Разгневанные осы вернулись в разорённое гнездо, а я оглянулся, лежа за горшком и понял, что нахожусь в полной ж… Нет, к счастью, среди брошенных садов. Достаточно было поворошить ветки или разгрести опавшие листья, как появлялось сразу что-то интересное из глины, металла, стекла и даже резные деревянные вещицы, чудом не пострадавшие от термитов. Настоящий музей, заросший тропическими зарослями, был вокруг. Все дома истлели и сравнялись с землёй, но что-то в них было, осталось и весьма неплохо сохранилось. Полазив и повздыхав, что всё это никак не забрать, случайно наткнулся на очередную пещеру. Похоже, её лет 10 назад посещали, так как там я нашел кофе и чай, весьма пригодные для употребления, несмотря на дату выпуска. Нашелся также чайник и вода во фляге. Вскипятив кофе в чайнике и продымив всю пещеру, я остался тут пировать на весь день и следующую ночь, а потом уже решил отправляться в другую страну. Поеду-ка, полазию, в дикую Малайзию и, прибыв на границу, пересек, наконец, реку.
……………………………..
— А штампик? — удивлённо-разочарованно спросил малазийский таможенник.
— Ну, ставьте, — пожал плечами я.
— Нет, надо сначала штампик, что вы покинули Таиланд. А сейчас получается, вы -нелегал.
— А что же мне никто не сказал?!
Пришлось снова вернуться в Тай и найти полицейский участок на берегу реки.
— Штампик, — говорю, — поставьте, уезжаю из вашей страны.
— Пожалуйста.
Приплываю вновь в Малайзию.
— Вот, — говорю, — поставил.
— А теперь и мы поставим, — и поставили. — Добро пожаловать в Малайзию!   

   Нигде я ещё не видел более пофигистической границы — ни досмотра, ни вопросов, как будто в соседнюю деревню заехал. Если б сам к погранцам не подошёл, то вообще бы без всяких штампов обошёлся. Но мне это не надо, я честный бродяга.   

   Предусмотрительно, прямо на границе, располагалась автостанция, где сев в несколько нетипичный по конструкции, но комфортабельный автобус, отправился в Кота-Бару — город на севере Малайзии. Внутри было всего два пассажира, и я принялся рассматривать с интересом салон. Он был в красных тонах, чистый, половина длинного автобуса была для сидячих пассажиров, в хвосте, а половина — больше для стоячих, в начале и середине. Также предусмотрели место и для коляски. За окном мелькал малазийский образ жизни. 

   Сразу стало понятно, что страна эта вовсе не дикая, а наоборот, и даже богаче, чем Таиланд. Сплошняком стояли вдоль дороги роскошные 2-этажные виллы. На трущобы не было и намёков. Сам Кота-Бару оказался вполне цивильным современным городом со множеством парков и улиц в разных архитектурных стилях. В Малайзии, несмотря на то, что это исламская страна, много присутствует индуизма и прочих религий. Христианства практически нет. Микс ислама и язычества невероятный! Идолы соседствуют со строгими и огромными мечетями, нередко нетипично яркими для Ислама, а люди одеваются пёстро, словно цветы, но при этом по-исламски строго. По характеру малазийцы — народ очень радушный, женщин легко фотографировать, все улыбчивы и с большим чувством собственного достоинства. 

   В целом, Малайзия произвела впечатление радостного Ислама, что было для меня открытием, поскольку эта религия ассоциируется с совсем иными представлениями. Удивительно было также, отчего они столь богаты, за счёт чего? Так развита экономика? На полуострове Малакка жизнь сосредоточена на юге и по обеим береговым линиям, да отдельным островам. Середина полуострова покрыта дремучими лесами, поэтому, естественно, привлекла моё внимание. Именно туда я и намеревался добраться, так же, по железной дороге, которая брала начало в стороне от Кота-Бару.   

   На полуострове Малакка, где расположена половина страны, железнодорожных веток две. Смыкаясь на юге, за Куалу-Лумпур, они идут вначале параллельно, никак не пересекаясь. Причём, западная дорога проложена от мегаполиса до мегаполиса, а восточная — от полустанка до полустанка. Цены на билеты, как и Тае, очень дешёвые, несмотря на то, что сама страна весьма дорогая и деньги в ней пластиковые. Составы везут, как правило, по 3–4 вагона разного дизайна, и если на западном побережье относительно цивильно — кондиционеры там, электронные табло и всякие прочие примочки, то восточная дорога — полный раздолбай! Можно сидеть, свесив ноги из тамбура на улицу и пинать тропические растения, теснящие железную дорогу. 

   В общем, я взял ночной билет на восточный «экспресс» и полдня ожидал середины ночи. Конечно, осмотрел ближайший городок, где меня бесплатно угостили кокосовым напитком, как только узнали, что я из России. Остальную часть времени я провёл, прогуливаясь по путям. Здесь была повышенная плотность населения, типа загородного посёлка. Везде стояли виллы, белых, конечно, не было, причём, не было никогда. Потому что, какому белому взбредёт в голову гулять по путям при жуткой жаре, когда солнечный свет, отражаясь от насыпи, только усиливает своё жаркое дыхание. Тем не менее, на меня никто не обращал внимания, или очень хорошо делал вид, что не обращает. Все лишь здоровались, если я здоровался — очень удобно! Часов в 5 вечера решил передохнуть на лужайке, рядом с путями. Это был чей-то дворик с невысокой травой и небольшой тенью от бананового дерева. Сначала сразу захотелось половить тут бабочек, но решил минут пять перевести дух от жары, прежде, чем носиться по траве. Как хорошо, что так решил! Растянувшись на земле и прислонившись головой к банановому стволу, через минуту увидел, как из травы выползла и направилась в мою сторону огромная кобра. Не видит она меня, что ли — подумал я, глядя на приближающуюся длинную и опасную хреновину. Так было лень вставать! Пусть, думаю, как-нибудь переползет через мои ноги. Но когда осталось до меня примерно 10 см, встал, всё-таки, не выдержал. Тупая, что ли, говорю, не видишь — я тут отдыхаю?! Кобра тут же встала в стойку и надула капюшон. Вали отсюда, говорю ей, это мой банан. Видя, что я не собираюсь уступать, змея развернулась и, сердитая, с громким шипением, поползла обратно. Вот и обломись, — резюмировал я, укладываясь обратно в тень банана, но бабочек ловить на той поляне уже не стал. 

   Вернувшись ночью на станцию, сел в назначенное время на поезд и сразу задремал. Проснулся через пару часов, когда состав проходил, а точнее, протискивался сквозь туннель тропического леса вдоль широкой жёлтой реки, а над вагонами нависали горы и лианы. Поезд всё больше углублялся в джунгли…   

Саванна тянется вдоль залива, тут живут в кронах кусачие ночные неизвестности

Арест и сэлфи

Мой конвоир, по пути в участок

Лагуна, куда завезли меня полицейские

Типичный дом среднего малазийца

Городок Вала

Гигантский дядя установлен на 3-м этаже школы

Центр города Кота-Бару

Фонтан в Кота-Бару

Магазин тканей для паранджи

Салон малазийской электрички, ночь

Исламская бабуся

 Исламский дедуся

Подкоп под скалу не имеет практического значения,  но его строят для любопытных

 

Следы ковша экскаватора на глине, как остов динозавра

Идеально ровное основание горы, под которой бульдозер выгребает глину

Низкий подкоп под скалу

Аллегория в отрытых пространствах внутри скалы

У входа в пещеру

В пещерке

Бетонные детки в брошенной хижине

Тот самый колокол с осами

Гигантский валун сжимают гигантские корни

Необычная растительность близ Так-Вая

Кобра приближается ко мне

Туманные небоскребы гор на рассвете

Продолжение следует   

Текст, фото, видео: Александр Чканников ©

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
20 Июля 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Недавно наш земляк вернулся из длительного путешествия по Юго-Восточной Азии. Третья часть его репортажа: Кипячёный мандарин
16 Июля 2018
16 июля активный гражданин нашего города, депутат прошлого созыва Совета депутатов г.Пушкино, руководитель любительского театра «Классика» и просто замечательный неравнодушный человек Светлана Булаева отмечает юбилей. Поздравляем Светлану Александровну с праздником и публикуем оду, посвященную ей пушкинским краеведом Александром Федоровичем Малявко
13 Июля 2018
Издательством "ОнтоПринт" напечатана книга воспоминаний нашего земляка, хорошо известного пользователям нашего портала пушкинского поэта Валентина Федоровича Кашлева. Делимся электронной версией книги
Комментарии
Календарь новостей
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31





Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER