«ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА»: Марокко. Скарабей

01 апр
18:22 2018
   Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Вторая часть его репортажа о поездке в Северную Африку.

Начало рассказа по ссылке.

«ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА»
МАРОККО
Часть 2. Скарабей

   Поразмыслив над маршрутом в Сахару, я решил выбрать наиболее пустынную дорогу, где по пути находилось мало городков, и заканчивалась она, теряясь в песках Великой Пустыни. Через горную местность возможно было пробираться на маршрутках местного транспорта. 

   Чем дальше от океана, тем становилось пустыннее и мрачнее. Чёрные от бесконечного солнца горы, практически никакой растительности и животных, но даже тут жили люди, если под землёй была вода. А если она поднималась повыше, то возникали оазисы, состоящие из нескольких пальм. В остальном же всё вокруг выглядело, как после напалма. При этом всё равно чувствовалась живая энергетика природы. Я не выдержал, решив, что Сахара никуда не денется, и отправился прогуляться немного в обратную сторону, через горы, по которым ехал, с тем, чтобы, дойдя до ближайшего селения за ними, вновь поехать вперёд. 

   Раскалённая дорога без намёка на движение, горячий воздух, марево. Уже через километр я свернул с пути, ища тени под чахлым безлистным деревом. Да, трудновато, но дорогу осилит идущий. К вечеру взошёл на перевал и решив, что неплохо у меня пока получается, свернул с дороги вниз, в каньон. На самом дне его образовались отложения из голубого мела, а подальше, за ними, четыре живых цветущих куста. Все они были облеплены зелёными крупными жуками. Тут я заночевал, а утром продолжил путь еще ниже, к самому дну каньона. 

   Горы вокруг были похожи на застывшую лаву, или не совсем застывшую, судя по жару — так нагревало их за день солнце. Но по пути встречались оазисы — от малюсеньких, в пару кустиков, до солидных, в пальмовую рощу. В одном из таких уголков я нашел старый дом, очень старый, размером два на три метра, а в нём, во вмурованных в стену горшках, несколько старых монет. Я их забрал, взамен положив наши рублики. Тут же, в этом оазисе, встретил обычную прудовую лягушку и очень удивительное дерево из одуванчиков. Заметно было, что землю тут пытались возделывать лет 100 назад, но, видимо, природа победила. Жутко было смотреть вокруг на затраченный адский труд — разбить грядки в этих раскалённых камнях. Земля-то там была, но тверда, как камень, и пылила. Ничего на ней не росло. 

   Извилистыми путями каньона я двигался вперёд около трёх дней, пока не зашел в глубокий тупик. Но там сверху оказалось шоссе, по которому я двигался ранее. Догадался об этом, увидев на вершине грузовичок. Если бы не он, сложнее было бы сориентироваться, а так я, немного вернувшись, нашёл удобный подъём и выбрался на дорогу. Следующий же по дороге в этот день транспорт подобрал меня, и я направился дальше. 

   Дорога вскоре стала держаться большой реки. Вдоль неё росли рощи пальм и повыше, в горах, находились глиняные деревни. Все в них состояло из глины — и дороги, и дома, и крыши. Женщины в этих селениях часто были одеты в очень красивые чёрные, с цветной вышивкой, одеяния, но фотографировать их категорически запрещалось. 

   По мере продвижения я заприметил еще места, где неплохо бы прогуляться на обратном пути. А пока дорога шла вдоль становившейся все уже и уже реки. Порой, русло полностью исчезало, но потом вновь появлялось из-под земли и, наконец, она совсем исчезла, оставив лишь форму из песка вместо себя. Тут был последний оазис, судя по карте, а дальше — бесконечные пески, вплоть до Египта. Благодаря подземным водам, пальмы росли, и между ними располагались поля злаков. Дыхание с пустыни было палящим. И с непривычки я, перейдя песчаное русло, как только нашел в оазисе за ним небольшую рыжую лужу, тотчас залез в неё и принялся, как поросёнок, пытаться намокнуть. Но это было бесполезно! Вода высыхала практически мгновенно. 

   Исчерпав возможности лужи, пошатываясь, я поплёлся по оазису. Тут было много засыпанных песками, брошенных домов из глины. С непонятными, похожими на тёмные трубы, образованиями, они стояли вместе по три штуки. «Вот печей тут только и не хватало», — подумалось мне. Но попадались и жилые дома. Там находились люди, очень необычно и, порой, ярко одетые, словно из сказки «Маленький мук». Конечно, я приобрёл здесь немного питьевой воды, но, наверное, и бочки было бы мало. Поэтому просто ждал ночи, надеясь на то, что станет попрохладнее. 

   Вдруг меня окликнула какая-то девочка. Сначала я даже рассердился, потому что общаться желания не было, но увидев её робкий взгляд, саму фигурку среди пальм, позвал рукой. Она радостно подпрыгнула и подбежала. В руках у неё была половинка сочного апельсина, она протянула его мне и убежала. Это было так трогательно! Видимо, ребёнок увидел, как я плетусь по пыльной дороге, шатаясь от жажды, и решил поделиться со мной. Всего лишь половинка апельсина, но жертвенный поступок настолько тронул моё сердце, что появились сразу силы, и я ушёл за пределы всяких строений, туда, где в пустыне ещё встречались среди барханов золотистые пальмы. Они становились все ниже и реже. Наконец, село солнце, на краю Сахары наступила ночь. Фотик мой, то ли от зноя, то ли от пыли, стал барахлить, и я его спрятал. Зато у меня был при себе чудом не разрядившийся, битый-перебитый мобильный телефон — абсолютно бесполезная в походе вещь, но взятая, как запасная камера. И хотя снимал он очень мутно, фото в самой Сахаре я делал только им.

 Марокканская провинциальная архитектура

Мой попутчик в маршрутке на стоянке

Сход в горы с трассы

Удивительный ствол и листья, словно у одуванчика, ...

... но самое удивительное - на этом дереве и цветы, как у одуванчика!

Вековая жажда ЖИТЬ!

Местные жуки

Иссушенные, но живые обитатели гор

Настоящее чудо встретил в горном оазисе

Вот такая травка на плато

Голубой пласт мела в горах

Волны времени

Ура, тупик!

Студент в маршрутке

Городок, где всё из глины

Деревни строят возле оазисов, но не в них, чтобы не занимать драгоценную плодоносную землю

Ну, что - пешком отсюда и три дня обратно до села, где есть вода

Буквально сползаю в оазис, мучимый жаждой и давимый жарой, но на фото просто пейзаж

Нашел, где отдохнуть в тени!

Супер-грядки в оазисе

Широкая река перед вами, но чтоб получить воду, надо копать; за рекой оазис, за ним - Сахара

Студентки пересекают реку на краю Сахары - её воды под землей, но благодаря им, тут можно жить

Дети в оазисе

Непонятные остатки от дома (фото с мобильного телефона)

Томный закат на краю Великой Пустыни (фото с мобильного телефона)

   Ночь прошла прекрасно! Зной спал, было уютно в песке под пальмами, а утром меня разбудил настоящий скарабей — символ удачи и благополучия в Африке. Большой жучара полз куда-то по своим делам. В результате и я поднялся, чтобы пойти дальше. Вскоре вся растительность закончилась. Впереди было барханно-песчаное величие, но на его горизонте виднелась ещё одна пальма, и я направился к ней. Главное, не потерять этот ориентир из виду, тогда в песках не заблудишься. По пути встречались ползущие деревья. Два раза они прятались между барханами, а так как барханы движутся, то корни деревьев остаются, порой, навесу. Поэтому и кажется, что дерево ползёт, тем более, что ветер вместе с солнцем не дают ему расти прямо. Встречались также трупы животных, но чаще — одни кости. Тут было много костей. Видимо, это домашний скот, самовольно вышедший зачем-то за пределы оазиса и не успевший вернуться назад. Я сам, позже, чуть не оказался в таком же положении.   

   Вот и одинокая пальма… Даже трудно представить, что это живое дерево. Его словно высушили и воткнули сюда ещё лет двести назад, но ведь оно тут выросло само! Дальше только пески. Стояла хорошая погода, и я решил ещё углубиться в лоно пустыни, оставляя в пределах видимости дерево-ориентир, и с одной из его сторон — плохо видный уже оазис. По барханам прыгать было здорово, к жаре, вроде, этой невыносимой немного привык, любопытство-то сильнее. 

   Но вот верхушки барханов стали будто дымиться. Интересное явление! Наблюдая и снимая это, почуял вдруг тревогу. Взобравшись на очередной бархан, увидел вдали рыжую стену. Пыль! Как живая, она надвигалась — это песчаная буря! Такого явления я ещё не наблюдал в реальности. И до меня вдруг дошло, что буря может скрыть моё дерево-ориентир, и тогда запросто заблужусь. Понимая это, быстренько сделал селфи своего одичалого фейса на фоне надвигающейся пылевой стены и, пока еще можно было держать глаза открытыми, побежал обратно. Слава Богу, успел! Но когда буря нагнала меня, несколько часов невозможно было даже приоткрыть глаза. Просто прижался к ближайшей пальме и ждал. Да, пустыня — это мощная сила!    

   Когда все стихло, я вернулся в глиняную цивилизацию. Надо сказать, что и сюда добираются единицы путешественников. Обычно они приезжают парами, со своим домиком-прицепом на колёсах, чтобы местные дети покатали их на верблюдах по окрестностям оазиса. Одну такую пару я даже видел в движении. Остальные предпочитают не слишком надолго выходить на жару из своих убежищ. Сидя в маршрутке и ожидая отъезда обратно, я наблюдал за местной пацанвой. Угораздило меня бросить одному из них наш русский рублик в качестве сувенира, и тут же человек 12 их влетело в кузов с криками примерно: «Дай, дай, дай!». Хорошо, рубликов этих было у меня много, специально брал на сувениры, но это, впрочем, никак не ограничивало пыл бойких детей. Я еще удивлялся — не успеешь достать монету и выбрать, кому подарить, как тебе уже и без твоего позволения разжимают кулак те, кто понаглее, и забирают «добычу» себе. А понаглее там все! Правда, в карман сами не лезут, держат паузу. Закончилось тем, что на их ор вышел из дома водитель и, раскидав всех, как котят, запер меня в машине, чтоб не доставали. Поняв, что монет больше не будет, они успокоились и стали показывать друг другу трофеи и, самое удивительное, благодарить меня искренними улыбками в окно. Вскоре вновь пришёл водитель, и мы поехали. Вначале у меня было удивление — неужели я единственный пассажир? Но нет, водитель объезжал каждый дом, выходили люди и так салон постепенно наполнился. Что-то вроде коллективного такси. 

   На обратной дороге я вышел в намеченном ранее месте и сквозь большой оазис направился к высокогорному хребту. Оазис был безлюден, а вот за ним раскинулось большое село, где люди с удивлением посматривали на меня, но не окликали. Увидев трёх молоденьких мусульманок, решил повторить бесполезную, уже много раз, просьбу сфотографировать их. Но тут мне повезло — взрослых рядом не было, и эти девушки, немного подумал, спозировали мне. 

   Вскоре, на краю села, нашёл колодец. Это, конечно, крайне важно! Хотя вода в нём была до дури тухлая и тёплая, и черпать её надо было ведром, сделанным из старой автомобильной покрышки, это все-таки была вода. Я не сразу обратил внимание, что прямо у колодца валялось много-много остроконечных камней, необычных по виду. Ко мне подошёл какой-то человек, и я спросил его, что это? Ответ был неожиданным — КЛАДБИЩЕ! «А водичка-то с витаминками», — подумал я, и меня чуть не стошнило. Однако, вылив очередное ведро себе на голову, чтобы хоть немного охладиться, пошёл дальше. 

   Но возникла проблема: этот человек зачем-то шёл за мной и что-то мне пытался втолковать. Одет он был, как типичный моджахед, что немного напрягало. Затем он стал звонить по телефону, явно рассказывая про меня, и звать кого-то себе в помощь — это стало уже сильно напрягать, а когда он приказал мне сесть и никуда не двигаться, это сильно разозлило меня и, одновременно, напугало. Ситуация назревала нехорошая. Я понимал, что если сейчас подойдут его сотоварищи-моджахеды, мне явно предложат не экскурсию. И тогда решил пойти на хитрость (русские этим славятся). Сейчас, говорю ему, до скалы-то дойду, сфотаю её (показываю на аппарат) и обратно, к тебе. Как раз твои френды и подгребут, андестенд? Вроде, он понял, хотя отпускать явно не хотел. Да я и не спрашивал, мне оторваться надо было. Конечно, местный знал, что впереди, куда я направился, знойная каменная долина, идти, в общем-то, некуда, по-любому, вернусь. А мне этого и надо! Как только завернул за камень, сразу понёсся. Необходимо было добежать до основания горного хребта, ну, а потом резко вверх, как сайгак. Наверное, я добрался до вершины на две трети, когда решил остановиться отдохнуть. Так было жарко! Язык — словно сухая бумага, глаза режет от льющегося пота. Утёрся, свесился вниз с обрыва, смотрю — сидит всё, ждёт мужик. Долго ждал, полдня, а я всё наблюдал. Ну, думаю, упорный какой! А тут интересно, кстати, наверху, так бы, может, и не залез, но раз я тут, обратно уже не спущусь, пойду по вершинам параллельно долине внизу. И начал путь. 

   Основная проблема, самая сложная — конечно, отсутствие воды. Но полная дикость и нехоженность этих мест очень вдохновляла. Двигался медленно, экономя силы и тщательно всё осматривая. По пути, уже ночью, забрёл в какую-то долину каменных зубцов. С одного из них слетело что-то стрёмное, вроде огромного грифа. Недалеко оказалась пещерка метра полтора в ширину. Неплохо! Тут и заночую. Пол каменный, но рядом есть песок, я наносил его в майке вовнутрь и сделал себе, таким образом, «мягкую постель». Весь следующий день еле брёл по хребту, и если бы не каким-то чудом попавшаяся мне лужица на камнях, величиной с две ладони, непостижимым образом не пересохшая, было бы мне, мягко говоря, непросто. 

   С другой стороны хребта тоже виднелась долина, но она была абсолютно безжизненна, хотя какие-то деревца, наподобие акациевых, всё же вырисовывались. На фото это видно. Когда хребет закончился, — а закончился он, вопреки моим ожиданиям, не пологим спуском, подобным тому, по которому я на него карабкался, а отвесными обрывами высотой с километр или чуть выше, — свесив ноги вниз, я стал раздумывать, что делать. 

   Внизу видна река — это жизнь, спуститься к ней без верёвок и прочего снаряжения — вряд ли, но три дня без воды обратно…(!) Трудный выбор. Я не альпинист, и хотя скала в пропасть была в трещинах, сверху всё равно не понять, где они, эти трещины, заканчиваются, а где голые отвесные стены, на которых не за что зацепиться. Но внизу была вода — ясная цель и, кстати, без селений с их сомнительными моджахедами.    

   Спуск длился долго, около целого дня. Несколько раз я выбирался на края ровных отвесов и тогда двигался вдоль скалы горизонтально, по уступам и трещинам, в надежде найти нужные мне углубления и разломы, идущие вниз. Всё это крайне утомляло, но обратно, наверх, тоже уже не забраться. Так что вниз, только вниз, медленно и очень осторожно, как обезьяна по подоконникам. Конечно, сверху скала не казалась такой сложноватой, просто высоко, но когда я, всё же, достиг пологого склона, то немного охренел, оглянувшись и увидев, откуда спускался. 

   К воде подходил с благоговением и красиво, как в кино, раздвинув руками кустарник над водой. Он цвёл нежно-алыми цветами, на берегу сидели мирно три большие черепахи. Они тут же плюхнулись в воду. Я плюхнулся вслед за ними, опустился на дно и пил, пил, пил…, пока не потребовался воздух, и тогда всплыл. А потом снова пил, пил, пил. Теперь я был в раю. Найдя канал, отведённый от реки, под густыми зарослями плыл на спине и смотрел в сочные кроны — сколько зелени, просто чудо! 

Скарабей в Африке - это символ удачи и благополучия

Оазис накрывает буря - успеть добраться обратно до первых деревьев, пока можно приоткрывать глаза

Ползущее дерево за пределами оазиса (фото с моб.)

 Где-то в Великой Сахаре

Пустыня безжалостна

Неожиданная находка в Сахаре

Безжизненные пространства

Счастье - это просто! Просто небольшая лужа посреди горной сауны

Кустики, но до воды тут не добраться

Классический оазис, уходить от таких в пустыню можно, если они видны хотя бы на горизонте, но не дай Бог потерять их из виду

Засеянное поле в горном оазисе

 Бедный домик, в отличие от богатых на заднем плане, имеет окошки

Большая удача в глухом селе получить от девушек разрешение сфотографировать себя - за месяц пути это было единственный раз, а так - категорически нет

Ну, откуда тут пчёлы берут мед

Саранча

Пастух на работе в странном головном уборе

Тропами горного оазиса

Цветы - сама нежность, такими и насмерть заколоть недолго

Кладбище - на памятники не заморачиваются, просто кладут сверху обычный булыжник; позади глиняные стены деревни, окон нет, поэтому на вид из окна тоже не заморачиваются

Взобравшись на край хребта, почувствовал безопасность, но на дни вперёд - ни еды, ни воды

Ночь на плато возле странного растения

Оазис в каменной пустыне вдоль реки, берущей своё начало в Сахаре глубоко под песками

На противоположных, столь же безжизненных хребтах нет никого и ничего

С другой стороны хребта тоже есть река, но она мертва, от нее виден лишь след, а ведь в древности тут буйствовали леса

Очень красивые сколы на хребте

Гигантский камень упал с вершины и создал прохладный лаз

Высота этой скалы около  1 км, отвесная, человек на ее фоне не виден; полдня ушло на спуск без всего, на руках, воздух + 40 градусов по Цельсию

ВОД-А-А-а-а-! 

  Продолжение следует

Текст, фото: Александр Чканников ©

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
24 Апреля 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Завершение его репортажа о поездке в Северную Африку называется "Ассорти приключений на севере"
21 Марта 2018
ПАО «Мосэнергосбыт» сообщает о состоянии задолженности муниципалитетов за потреблённую электроэнергию предприятий ЖКХ по состоянию на 1 января 2018 года. В первой десятке - Пушкинский район  с долгом 208,4 млн рублей. У нашего соседа Ивантеевки полностью отсутствует задолженность, зато Красноармейск нарастил просроченную задолженность на 11,2 млн руб.  
20 Марта 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Первая часть его репортажа о поездке в Северную Африку
Комментарии
Календарь новостей
Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30





Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER