«ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА»: Грузия, часть 3. СВАНЕТИЯ

09 мар
09:37 2018

   Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. В этот раз - окончание его репортажа о его поездке в Грузию.

Начало репортажа о поездке в Грузию. Маленькая страна.

Вторая часть репортажа. Яркие встречи в окрестностях Мартвили.

«ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА»
Грузия, часть 3

СВАНЕТИЯ

   Покрутившись на маршрутках по стране туда-сюда, я подъехал к границе с Абхазией, только с обратной, грузинской стороны. Сидя на автобусной остановке и раздумывая, куда бы податься, я развернул большую карту, но порыв ветра накрыл меня ею, как зонтом, вывернув наизнанку. Мимо проехала полицейская машина, и когда я, наконец, победил карту, она резко решила развернуться и подъехала ко мне. 

— Русский?
— Русский.
— Куда направляетесь?
— Понятия не имею! — ответил я сердито, потому что ветер снова расчепушил мне карту.
— В машину! — сказали мне тоном, не предполагающим возражений. Я скомкал карту в бумажный шарик и сел. «Так-так, что-то сейчас будет интересненькое?». Но ехали молча, везли меня, похоже, в горы. В лесу машина остановилась:
— Выходи!
В стороне от дороги я оказался в обществе двух толстеньких полицейских и безлюдного леса.
— Цель поездки?
— Места интересные смотреть, — говорю.
Они улыбнулись:
— Чё, как жизнь в России?
— Не жалуемся. А вам тут как?
— Работы мало.
— В смысле?
— Ну, мало работы для полиции, в смысле. Порядка много, вот потому и работы мало.
— Интересно, — говорю, — у вас что, криминала, что ли, нет?
— Есть, но уже мало. Законы такие жёсткие, что порядок быстро навели, даже скучновато как-то. Раньше трудно было, теперь — другое дело!
— А давно служите?
— 25 лет.
— Ну да, это много. А как с коррупцией — ведь это же ГРУЗИЯ?!
Они вновь улыбнулись:
— У нас для всех взяточников одно наказание — 10 лет.
— Да ладно! А как вы определяете, что взятку полицейский получил?
— У каждого сотрудника прикреплена видеокамера, и за ним в прямом эфире смотрит другой сотрудник, за его действиями. Если увидит, что тот взятку берёт и не сдаст его, ему самому 10 лет светит. Ну, и сам он тоже на просмотре. Да и невыгодно взятки брать, мы хорошо зарабатываем. Только делать особо нечего. Вот, смотрим, ты идёшь, и решили тебя подвезти.
— И куда вы меня подвезли?
— Тут, в пяти километрах отсюда, плотина есть старая, 60-х годов, со времён СССР. Там тебе интересно будет, но мы туда не поедем — у нас патрулирование до этих границ.
— А, ну спасибо, я сам тогда найду.
— Да нет, зачем искать? Садись. 
 
Мы выехали обратно на шоссе, и они остановили первую же машину. Это было такси.
— Вот, отвези этого русского к плотине.
— А сколько стоит? — спросил я.
— Нисколько, тебя бесплатно отвезут. Ты ведь гость? Гость! 
 
   И через короткий промежуток времени меня высадили у плотины. Да, это было мощное сооружение, как, наверное, и любая плотина. Вышел охранник, показал, где можно сделать наилучшие снимки, а где ходить вообще не надо. За плотиной бирюзовая масса воды теснилась между двух горных хребтов. Вот туда и направлюсь! Так начался мой путь в горную часть Грузии, называемую Сванетия
 
   Из воды торчали всевозможные коряги — останки затопленных лесов. Вода была непрозрачная, насыщенно синяя. Стоило в неё плюхнуться, и со всех сторон подплывали любопытные, разных размеров рыбины. Надо же, какие любопытные и не пугливые. Да несъедобный я, отстаньте уже, дайте поплавать! 

   Чем выше в горы, тем теснее они стискивали голубое озеро, образованное плотиной. Я продвигался то берегом, то по очень хорошему шоссе. Всё время меня хотели подвезти, но мне нравилось идти самому, ведь вокруг всё было очень красиво, что хотелось это видеть, осязать, дышать. В середине дня встретилось кафе, тут жарили, парили и продавали всю любопытную рыбу, что водилась в озере. Вкуснятина-а-а

   К вечеру, проходя мимо многочисленных пасек, расположенных вдоль дороги, я увидел одного из пасечников. Он ел лепешку лаваша, и я подошел поболтать, так как проголодался, а заодно и не был против, чтобы меня пригласили на ночлег. Мне, конечно, обманываться не пришлось, ведь это Грузия! И уже через 5 минут я уплетал лаваш, щедро политый густым медом, а через 15 минут пасечник махнул рукой проезжающей машине, и водила забрал меня на ночлег в какое-то горное село по раздолбанной оползнями дороге. Прекрасно переночевав в хорошем доме, утром я отправился по указанному мне местными жителями интересное направление — к горным лугам, где собирался погулять ближайшие три дня. Конечно, перед этим меня до отвала накормили. И сделали это еще раз в самом последнем доме на краю села, так как перед тем, как зайти в девственный горный лес, я засмотрелся на строительство сарая, чем, собственно, остановил это самое строительство и был приглашен на очередную пирушку с дегустированием чачи и просто вин высокогорья. 
 
   Но вот я, всё-таки, углубился в высокогорные леса, где люди уже не встречались. Тут росли исполинские деревья и гигантские травы. Словно гном, пробирался я все выше и выше, пока в зарослях не замелькало что-то белое. Раздвинув ветви, я увидел вдали белые шапки снегов на вершинах Сванетии. Повернув на 45 градусов, стал двигаться в том направлении. 

   Несколько дней люди не встречались, но показались древние избушки и балаганы — временные легкие постройки, брошенные или законсервированные. В них можно было прекрасно переночевать. Так находилось все необходимое: драное одеяло, котелок, печурка, крупа, поэтому иногда, при желании, можно было сделать себе чай или даже кашу сварить. Дырявая крыша, сквозь которую посвистывал ветер, давала обзор на звездное небо. В лучшем отеле, говорят, пять звезд, а у меня, как всегда — миллион! Облака то окутают мой ночлег, то разлетятся. Они тут густые ночью в горах. Выйдешь, бывало, в середине ночи, и словно в молоко зашел, не видно ничего, а потом подует ветер, и твой миллион звезд к тебе возвращается. Сядешь на камушек рядом с избушкой, призадумаешься: куда же завтра идти на рассвете?.. А не всё ли равно. Куда ветер подует, туда и пойду. Там меня тоже мой миллион звёзд будет ждать. 
 
   Так я двигался по вершинам и горным лугам и день, и другой, и третий, пока утром, на рассвете очередного дня, не заметил у подножья одной горы группку домиков. Из одного тянулась струйка дыма. О-о, люди, ура, УРА! И я стал спускаться. Это было жилое селеньице, расположившееся на границе исполинского леса и высокогорных лугов. Травы тут обильно цвели и, местами, выросли по самую крышу строений. А домиков оказалось всего три. В зарослях копошилось с десяток коров, внутри жили два старика. Они очень удивились и обрадовались мне. Сразу налили ведро молока парного, литр чачи, дали много сыра, лаваш и еще всякого на стол у костра положили. «Мы, — говорят, тут по полгода живём, от снега до снега, приходим сюда горами. Внизу, в лесах, дороги нет, и людей нет, сюда никто не доходит. Дорога потому что неизвестная, только мы знаем. Ну, и ты теперь». 

   Рядом лежали старые ружья — видимо, мужики ещё и охотились, или охраняли стадо от волков. Я рассказал о местах, где ночевал, мужики сказали: «Да, эти домики мы знаем, это наши, мы в них ночуем по пути сюда и обратно, пару раз в год получается». 
 
   Спустя время, поблагодарив гостеприимных мужичков, я углубился в непроходимый лес, где не было ни дорог, ни троп, ни неба, так как его скрали огромные, в несколько обхватов, древесные исполины. Некоторые их них лежали на земле и, видимо, давно, так как, идя по такому вот стволу, можно было провалиться в мягкую, красноватую, гнилую древесину. Вскоре показался ручей, и я пошел по нему. Чем ниже в лес, тем звонче и шире он становился, и затем привел меня к горной речке, которую я пересёк по упавшим гигантам и вновь начал подъём вверх, к новым высокогорным лугам. 

   В одном из таких мест доминировала одна возвышенность, и я решил, во что бы то ни стало, взойти на неё до заката. Успел! Божественное солнце село в зелёный бархат трав необитаемой долины, продул ветер с горизонта, покатились густые тёмные облака. И  даже не заметил, как спустилась ночь. Однако, ни домика, ни деревца, ни даже кустика — укрыться негде. На доминирующую возвышенность навалилась сырая темнота. «Ох, что-то тут холодновато! — в моём рюкзачке нашелся целлофановый пакет, разорвав его, я укрыл голые колени. — Ну, да, так себе одеяло». Моросящий дождь и ветер пронизывали кустики-укрытие насквозь — тут были такие маленькие, ниже черники. Вскоре они стали очень мокрые, и от малейшего прикосновения щедро отдавали всю влагу. Я расчистил пятачок и улегся на бочок, стуча зубами. 

   В середине ночи услышал чьи-то тяжелые шаги. Выл ветер. «Наверное, это миша…». Сквозь туман не было видно ничего. «Занято!» — проорал я в промозглую темноту. В ответ раздался рёв. «Точно — медведь!». Я вжался в мокрую траву, но он не подошёл — занято, так занято, понятливый попался. Утром, не веря, что оно все-таки настало, я приподнялся на локтях, чтобы оглядеться. Туман рассеивался. Во рту оказался какой-то камушек. «Что за хрень?! — и я сплюнул его. Но это был не камушек, а зуб. Видимо, ночью я сломал его от холода и даже не заметил. Что это там розовое в тумане? Так, солнышко встает — здравствуй, я так рад, так ждал тебя! Всё просыпалось к новому дню, вся природа — цветы, кузнечики, птицы. И я! 


А вот и я, привет!


Вроде бы обычные лопухи


... пока руку не положишь - тогда чувствуешь себя гномом


В долине колокольчиков


Под гигантскими зонтами


Березка в узел


Плотина со времен СССР


Затопленные берега


Тонны бетона сдерживают тонны бирюзовых горных вод


Здесь много любопытных рыб


Вечер в бирюзовой долине


Суровыми путями


Бансай  на перевале


Бурная река


Пробираясь по хребту; а внизу набирает силу облако


Большие птички


На пике - жизнь в облаках


Сумерки


Доброй ночи, солнышко!


Облачный мухослон гуляет ночью по горам


Призрак в тумане


 Ковровые луга


Почти отвесный путь


Высокогорная жизнь


Покрывало путешественника


Сахарная вата


Облако-нимб


Далеко в горах


Заброшенные старые деревни


Баба-Яга временно отсутствует


Вдоль села


Веселые старты


Брошенный домик в грузинской деревне


А бычара убёг


Избушка для животных


Красавчик


Удивительное рядом


Милки уэй


По хребтам


Древо - многорукий монстр-небоскрёб


Хвойные великаны


Слияние двух рек - на одной были дожди, и воды мутны потому


Тропа через горную  реку


А вокруг - лето!


Отголоски эпохи


Необычные улицы с мостами для животных


Мои апартаменты


Нашел, но не съел


В старой церкви древний колокол - нерабочий, а сделанный из газового баллона - рабочий


Цветная скала-осколок


Необычные дома в горах


Внутри избушки


Вот так дупло!


Тут живут мужики-отшельники


Хоть и отшельники, а гостеприимные ребята


Утренняя чашечка молока


Нежилая постройка на перевале, посещаемая 2 раза в год


Туда, туда, сам не знаю, куда


Спрятался во весь рост


Стайка сатиров


Сверчок


Стена нехоженого леса


Че бы съесть...


Няшки


Откуда ты, дитя Пушкина...


Пацаны за работой


Практично


Пчёлкин городок


Пчёлкины дары


Так делают сыр


Хутора в горах
 
   Покрутившись еще пару дней в этих местах, мне удалось выйти к какому-то селу в очередной долине. Дело было к ночи, и первые показавшиеся люди были вежливы, здоровались, но на ночлег что-то никто не приглашал. А я на это очень рассчитывал, да и есть тоже хотелось. «Какие-то здесь живут неправильные грузины, — ворчал я, — почему они меня не зовут к себе в дом?». Выйдя за село, на дороге я увидел двух парней у легковушки. Вид у них был прямо-таки бандитский, и тачка такая же. Просто мимо пройти было неудобно, я и поздоровался. Они тоже поздоровались. 
 
— Куда идёшь?
— Туда.
— Там нет никого. Где ночевать будешь?
— Не знаю.
— Ну, садись.
Сел. Зачем, думаю? Но понравились они мне. Едем, молчим. За село далеко выехали, едем, темно, стрёмно, молчим. Вдруг в лесу дом показался — один, большой, дорогой. Вот, думаю, она, бандитская малина. Что-то сейчас будет?..
— Выходи!
Вышел.
— Пошли!
Пошёл. Малиновый 2-этажный домик приближался в темноте. Во дворе огромная собака. Это плохо, далеко не убежишь.
— Вот это гостиница, а я владелец. Вчера только 25 москвичей съехало, полно свободных комнат.
«Гостиница?! Блин, так это ещё хуже! У меня же и денег нет, и в лес сейчас уйти неудобно. А мне уже и стол накрыли. Бли-и-ин, это же всё денег будет стоить! Что делать? Есть, есть хочу ужасно, будь что будет!». 
 
Дом был действительно богатый, обшитый изнутри деревом, с шикарной мягкой мебелью. В доме еще были люди, видимо, семья.
— Ваша комната подготовлена, вам на 2-й этаж, голубые апартаменты.
Ё-моё, после ночёвок на земле я словно попал в какое-то сказочное королевство! Пышное голубое одеяло в тон стенам и отражениям в зеркалах утопили меня в неге блаженства. Всю ночь мне снилось, будто проваливаюсь в облака, а утром меня пробудили словами: «Вам накрыт завтрак с фруктами на розовой веранде». Сервировка как в ресторане. Ну, думаю, сейчас поем и в рабство, платить всё равно нечем.
— Ещё тортика?
— Угу, — чего уж там, давайте «до кучи». 
 
Хозяйка подала мне тортика, а собаке кинула буханку хлеба. Пёсик с одного рывка разорвал «булочку» и, проглотив, посмотрел на меня. Намёк понятен, свалить не удастся. Подошёл хозяин, тот самый парень, с какой-то бумажкой в руке. Ага, чек, наверное. Сейчас прольётся чья-то кровь… Но на бумажке был просто адрес места, где я сейчас находился.
— Куда дальше пойдёшь?
— На Сванетию.
— Садись в машину.
Сел. Там уже были его жена и ребёнок. Проехав немного по лесной дороге, мы выехали на шоссе. Он показал рукой направление:
— Тебе туда, а нам — туда, — он сел в машину, и они поехали.
— Спасибо-о-о-о! — только и успел крикнуть я вслед. 
 
А как же насчёт заплатить за гостиницу и еду? Ведь это же его бизнес, его хлеб. Уехал и не спросил даже. А я думал — бандит, бандит… Какой же классный, всё-таки, народ — грузины!

  Вскоре, таким образом, добравшись, наконец, до самой Сванетии, я начал исследование этих мест, найдя здесь (как, впрочем, и везде) новые неожиданные приключения и знакомства.
Центр Сванетии расположен в очень живописном месте среди высоких гор и ледников. Здесь встречаются туристы и много сванских башен — это такие сторожевые и оборонительные сооружения, построенные в раннее средневековье. В городе приятные парки, дома старинной архитектуры, интересное здание полиции со стеклянными стенами, построенное во времена президентства Саакашвили. 

   Первый день я провел на одной из ближайших к городу вершин, обдумывая дальнейший свой путь. Спустившись вниз, увидел небольшую группу туристов. Гидом у них была женщина, они ходили по Старому городу и говорили на русском. Пройдя сначала мимо, решил потом вернуться и немного пообщаться. Ребята были из Москвы и на следующий день собирались выдвигаться к одному из ледников, по пути планируя объединиться с путешественниками из Украины, на то время, уже враждебно настроенной к нам. Мне показалось это интересным, и когда гид Ирина, возможно, просто из вежливости предложила мне присоединиться к их компании, я сразу согласился. Тем более, бесплатно, тогда как другим этот поход стоил определённую сумму. 
 
   На следующий день мы пересеклись в особняке, который ребята снимали, и отправились в горы. Начался относительно цивильный отрезок моего маршрута. Там было несколько пар москвичей. Сначала мы шли пешком, потом автостопом ехали на КАМАЗе, и затем снова пешком. Через день должны были пересечься с украинцами. Маршрут был рассчитан, примерно, на неделю и, конечно, ребята отлично экипировались. У хрупких девушек были рюкзаки по 20 кг, у парней — по 30 кг. У меня, при моих аж 4 кг, это вызывало оторопь.
— Как ты это носишь?! — спрашиваю у одной из путешественниц, поднимая её ношу, — это же ужас какой-то! Что там у тебя?
— Ну, там только самое необходимое: вода, еда, запасная обувь и т. д.
— Да, — покачал я головой, — ты, конечно, герой. Сама весишь немногим больше своего рюкзака, а такой груз несёшь.
Она улыбнулась:
— Эх, если бы ещё не астма! А то тут так много цветов, и все пахнут. 
 
   Конечно, я не стал говорить своё мнение по поводу этого скарба — принято, так принято. Но учитывая, что чистейшей воды в горах и так предостаточно, и останавливались мы в деревнях, где каждый день можно было пополнять запасы еды свежими продуктами, а не носить их с собой, и смена обуви нужна лишь для наилучших фото у ночного костра, то тот рюкзак можно было бы вообще обнулить. Зато ночёвки у ребят были комфортные, у них в палатке водились даже одеяла! Мне же разрешено было пользоваться тентом от дождя, завернувшись в который, словно в ковёр, я чувствовал себя великолепно и гораздо теплее, чем просто на мокрой земле. 
 
   Вскоре две группы встретились в горах, и появилась возможность познакомиться с «врагами». Но никаких ярко выраженных конфликтов не наблюдалось, и даже после общепринятых дегустаций чачи всё было ровно. Раньше эти ребята из Украины, по их словам, ездили в Крым, но теперь принципиально от этого отказались и выбрали для своих походов Грузию. Проводники наших групп знали друг друга, видимо, очень давно, и были друзьями. А соответственно, и тон совместному походу задавали политкорректный. Но один раз наша объединенная группа встретилась в горах с другой украинской группой. Мы шли вперемешку, и впереди были парни из Украины. Желая выяснить, «кто есть ху?», та группа вскинула руки в подобие нацистского приветствия с кличем: «Слава Украине!». Украинцы из нашей группы, естественно, ответили. Воодушевлённые, те стали так приветствовать каждого на узкой тропе. Наши, конечно, не отвечали, а когда очередь дошла до меня, и две хохлушки вскинули передо мной руки в известном жесте, я лишь брезгливо посмотрел на них и, молча, прошёл мимо, оставив дико вращать белками глаз. 
 
   К вечеру мы подошли к огромному леднику, чтобы заночевать у его подножия. Утром нам предстояло пересечь горную реку и подойти вплотную ко льдам. Этим вечером мы все играли в «крокодила» и отвечали на вопросы походного теста, состоящего из четырёх вопросов. Это было очень прикольно, потом все ухахатывались над своими и чужими ответами. А суть вопросов была следующая: Любите ли вы — а) море, б) чаек, в) лошадей, г) кофе. Каждый ответ символизировал скрытый смысл, как потом выяснилось, и надо было не просто ответить «да» или «нет», а объяснить, почему любишь, или почему нет. От этого и было смешно, ведь при открытии карт оказалось, что море — это жизнь, чайки — женщины, лошади — мужчины, а кофе — интимное времяпровождение. И каждый, таким образом, успевал наговорить о себе много сокровенного, даже не подозревая об этом. У меня тоже вышло весело, хотя при ответе про море меня попросили заткнуться, потому что все устали слушать, как и почему я его люблю. А про чаек я вообще сморозил, что это затасканный символ романтизма. Короче, по тесту вышло, что кофе мне лучше пить с лошадьми. Ржач доносился всю ночь. И так обсуждали ответы каждого. Словом, развлекались от души. 
 
   Утром мы подошли к реке и стали думать о переправе. Я не стал ждать и просто переплыл, а вскоре подъехал предприимчивый джигит и за небольшую плату всех по очереди переправил на другой берег, где я их уже ждал. И вот мы начали подход уже к леднику. Это была, конечно, настоящая мощь! То и дело окутываемый туманом, ледник, на фоне субтропического горного леса, — очень контрастные ощущения! Где-то сверху грохотал водопад. Спрессованные массы снега, испещрённые камнями и дырами, словно сыр, нависали над мутными водами, из которых формировалась горная река. Было очень холодно и сыро. Простояв рядом где-то около получаса, все пошли обратно к лагерю. Я же подошёл к проводнику и сказал, что останусь здесь.
— Внутрь полезешь?
— Да.
— Без снаряжения? Понимаешь, на что идешь?
— Да!
— Если через два часа не вернешься, мы уходим дальше, возвращаться не будем.
— Годится! Спасибо за понимание. 
 
   Я действительно был благодарен, что меня не стали, как обычно, отговаривать. Походники поняли походника и, в отличие от путешествия в Австралии «под конвоем», я почувствовал, что здесь реально среди своих.
Ребята ушли, а я стал подниматься на ледник. Ландшафт вокруг был просто волшебный! Но скользкий и подвижный. Конечно, далеко я не забирался, шёл по относительно пологой части, пока не дошёл до первых трещин. Внизу грохотал водопад, я сел на уступ и опустил ноги в ледяную трещину. Метра два вниз, потом, вроде как, проход и поворот под уклон. Интересно и страшно. Сижу минут 15, думаю, время идет, группа ждать не будет. Прыгнуть, или нет? Что, трещина, выпустишь меня обратно? Молчит. Ну, молчание — знак согласия… 
 
   Прыгнул и пошёл по ледяному коридору под уклон вниз, к водопаду. Толщи льда были узкие, прессованные и невероятно красивые в своей синеве. Над головой немного виднелось небо, а ноги от скольжения предохраняли мелкие камни. Вмерзшие в вековой лёд, они позволяли не улететь вниз по ледяному уклону, но он все увеличивался и увеличивался, а толщина прохода в трещине все суживалась. Вот впереди в ней уже застряли камни, что не долетели до дна. Шум водопада усилился, еще немного, и я его увижу. Еще немного, и я тут умру. Остановился, положил руку на лед. Спасибо, трещина, за увиденное, мне достаточно. Теперь выпусти обратно, назад, пожалуйста! 
 
   В лагерь я вернулся вовремя, и путешествие продолжилось. В какой-то момент я поблагодарил группу и гидов, что мне было позволено провести в их обществе несколько замечательных дней. Мы тепло попрощались, и я по горной дороге, которую мы пересекали, пошёл своей дорогой (а в Москве, кстати, мы потом встречались на вечеринке). 
 
   Дорога привела меня в какое-то село, где у старых сараев стоял кудрявый парень.
— Что тут, — спрашиваю его, — транспорт какой бывает?
— Да, — говорит, — через два часа здесь будет маршрутка в Тбилиси.
— О, столица, это интересно! 
 
   Итак, ночью я прибыл в Тбилиси. Стоит ли упоминать о том, что ночевал я именно у этого случайного попутчика? Ведь это очевидно и столь естественно в Грузии. Он оказался очень интересным человеком, а его жена — сотрудницей грузинской таможни. Вместе они провели для меня экскурсию по старой части города. Сам парень был акробатом, победителем, со своей командой, на шоу «Минута славы» в грузинском аналоге. Их команду после этого приглашали и в Россию, но он не поехал, так как его мать была категорически против, из политических соображений. Это была волевая, властная грузинка, в доме которой я оставался, несмотря на свои «оппозиционные» взгляды. При этом, она не только приняла меня, как хорошего гостя, для которого был накрыт стол, но и снабдила в дорогу подарками. А это говорит, безусловно, о высокой культуре как отдельно взятых личностей, так и всего грузинского народа. 

Погостив у них, я вернулся на Родину, в Россию, по Военно-грузинской дороге. 
 

Дом-гостиница


Гостеприимные строители сарайчика


Холмистая тропа


Путь в Сванетию


Сванетия


Тысячелетнее селение, одно из встреченных


Сванская башня


Вершины сванских башен


Внутри сванской башни


Верхушка башни идеально устроена для длительной обороны


В бойнице


Один из этажей внутри сванской башни


Крепость над городом


Наблюдая за группой москвичей перед знакомством


Ура! Автостопом на КАМАЗах

Мы в кузове КАМАЗа...


Щемимся от многотонного подвижного соседа


Привезли груду туристов


Начало пути московской группы


Средневековые покатушки


В лагере, недалеко от ледника


Предледниковый ландшафт


Здесь зарождается ледник


... под массой собственного давления спускается вниз


С прямых отвесняков скалывается лед, обнажая подледниковый водопад


Тонны и тонны снега сползают на лес


Прессованный снег, словно сыр


Под спрессованными тоннами зарождается горная река


Манящая трещина


Путь в глубину


Ледяные стены


Ледяные стены


Сомкнутый свод


Узкими путями в толщу льда


Сужение прохода


Наверх уже не выбраться


Застывшее время


Дальше идти нельзя


Глубоко под цветами пролегает мой путь


Все это снято под теми льдами


Следы лавин


Группа на привале


Тбилиси


Знаменитый мост


Креативный домик, Тбилиси


Ёперный театр и парламент


Здание полиции


Наследие Саакашвили


Старый Тбилиси


Благородный когда-то особняк


Победитель Минуты славы и мой друг из Тбилиси


Этот песик принадлежит хозяйке дома в Тбилиси, он очень редкой породы со своим штрих-кодом на животе, и когда потерялся, полиция города искала его три дня и нашла  


Э-ге-гей, гали-гали!


Самый большой храм в Тбилиси


Стены храма


Настроение


Классика


Антилавинный саркофаг, Военно-Грузинская дорога


Пики Сванетии - прощайте!

Текст, фото: Александр Чканников ©

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
18 Мая 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Внимание, самый свежий материал! Буквально на днях наш земляк вернулся из длительного путешествия по Юго-Восточной Азии. Первая часть его репортажа на пути в Малайзию - Патталунг
4 Мая 2018
Продолжаем публиковать материалы из замечательного проекта Андрея Гречи и Галины Бочкаревой "777 чудесных людей Пушкино". Эта статья об Андрее Дудареве, священнике, краеведе, патриоте своего родного края, Пушкино
24 Апреля 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Завершение его репортажа о поездке в Северную Африку называется "Ассорти приключений на севере"
Комментарии
Календарь новостей
Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31





Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER