ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА. Грузия, часть 2: Яркие встречи в окрестностях Мартвили

19 фев
12:35 2018
   Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. В этот раз - продолжение рассказа о его поездке в Грузию.

Первая часть рассказа - "Маленькая страна"



Грузия, часть 2 
Яркие встречи в окрестностях Мартвили 

   Проходя по набережной Батуми в районе порта, случайно услышал: «Посетите наши пещеры…» и прочее бла-бла-бла от каких-то туристических зазывал. Пройдя уже почти равнодушно мимо, услышал вслед: «И также вы увидите следы динозавров…». Динозавры? Здесь, в Грузии?! Это уже интересно. И я развернулся назад: 
– Сколько стоит маршрут? Когда отправка? 
– Завтра с утра отсюда пойдёт машина. Поедете? 
– Поеду! 

   И я взял билет на посещение парка, где была какая-то пещера, и заодно в тамошнем лесу, как обещали, есть эти самые следы. Что ж, цивилизованная экскурсия – это не совсем то, что я люблю, но почему бы иногда и нет? 

   Мы выехали утром, как и было условлено, в центр страны. Желающих набралось человек 20. Когда прибыли на место, то оказалось, что оплата за оговоренное путешествие, на самом деле, является платой только за проезд до места, а дальше, чтобы посмотреть все обещанное, надо заплатить ещё столько же. Все страшно завозмущались, особенно я, практически возглавивший «восстание». А невозмутимые сотрудники парка сразу сказали – или платите, или пошли вон, досвидос! Ну, все туристы были при деньгах и всё же заплатили, раз уж приехали, а я стоял в гневно-гордом одиночестве, словно варёный рак. Впрочем, возмущаться было бесполезно и уже неинтересно, поэтому я тоже «разорился» и пошёл следом за всеми. 

   Пещера была обычная, плавание на лодке по подземной реке тоже. А вот склон с реальными следами динозавров под стеклянным колпаком – это уже интересней. Следов оказалось достаточно много, и обнаружил их случайно какой-то учёный ещё в начале 20 века. 

   Дальше маршрут продолжился через весь парк, в конце которого мы увидели занятное сооружение – стеклянный мост над обрывом. Там было весело! Девушки визжали, а парни прыгали на мосту, сотрясая его, и он весь действительно качался и дрожал. В общем, неплохое развлечение для русских. 

   Затем, вечером, все сели на ту же маршрутку, и она повезла нас обратно в Батуми. «Ну, это мне уже совсем не надо», – подумал я, и на одном из перекрёстков попросил остановить. «Туалет будет позже», – сказал водитель. «Да мне не в туалет, совсем выхожу». «Но тут нет отелей, и скоро стемнеет уже!». «Ну и что, тормозите». Туристы зашептались – куда он собрался, парень шутит?! «Да нет же, мне надо здесь сойти, тормози уже!». Я вышел и направился к какому-то рынку. Маршрутка уехала с удивлёнными туристами, а я, на самом деле, не знал даже, в какой части страны нахожусь и что мне делать дальше. Очередной прыжок за борт, прочь от цивилизованной предсказуемости, так сказать. Однако, надо было, конечно, дождаться, когда будем проезжать хотя бы лес, а тут – вышел в каком-то непонятном пригороде. На базарчике мне подсказали, где ближайшая остановка транспорта, и я сел на первую попавшуюся маршрутку, которая шла в какой-то соседний город. 

   Куда еду – не знаю, леса по дороге нет, выйти негде. Стал разглядывать попутчиков. Когда ночь может застать в городе, лучше, конечно, спать в гостинице, а ещё лучше – с кем-нибудь подружиться, чтобы пригласили в гости. У меня есть ещё 3-й вариант, я его крайне редко использую, но он всегда срабатывает. Это происходит обычно так: вот вижу какого-то человека и прошу Бога, чтобы он мне помог. А дальше – ну, вот как сейчас, например, в этой маршрутке. Тесно, народу много, от этого плохо видно, что за окном. Люди входят, выходят. Вот зашли два грузинских парня, о чём-то говорят. Начинаю молиться и просить у Бога – хочу ночевать в доме одного из них, а какого – пусть будет на то Божья воля. Вообще, нагленько так спихнул свои проблемы на Всевышнего и сижу, пытаюсь смотреть в окно, не знакомлюсь даже. А парни взяли – и вышли на следующей остановке, я же поехал дальше. Еду, еду, оп – конечная! Все освободили салон и разошлись. Городок какой-то. Спрашиваю у прохожих – гостиница тут есть? Нету, говорят. А транспорт другой из города? Завтра будет. Хреново, не хочу спать на улице, но я же загадал – сижу на остановке, жду Божьей милости. Час сижу, два, кукурузу купил, ем. Вдруг смотрю, парень идёт, один их тех, что в маршрутке ехал. Откуда он тут, раньше ведь сошёл? Увидел меня, вроде как узнал. Но мы с ним даже не общались? Видимо, я один русский в маршрутке ехал, вот и запомнился. Ну, спасибо Тебе, Господи, дальше сам справлюсь. Подошёл к этому пареньку, познакомился, и уже через несколько минут общения он пригласил меня к себе в дом! 

– А где ты живёшь, спрашиваю? 
– В предгорьях, на берегу реки. Сейчас машину поймаю и поедем. С друзьями тебя своими познакомлю, места покажу. Один путешествуешь? 
– Один. 
– А как зовут тебя? 
– Саня. 
– А я Миша. Ну, теперь ты, Саня, не один. 
И мы поехали! 

   Дома нас встретила Мишина мама, очень доброжелательная женщина. С Мишей в доме также живёт его бабушка, дополнительно, как и положено на Кавказе. Почти с десяток у них в хозяйстве своих коров, которые обеспечивают море парного молока и сыра и, конечно, свой сад, где всё плодоносит и изобилует, также есть и огород. В общем, дом – полная чаша и внутри тоже очень уютно. Грузины, вообще, – это люди, которые любят жить со вкусом, красиво и сытно. Вся еда своя, экологически чистая, природа великолепная и половина года – ЛЕТО! Тепло и солнечно, живи только да радуйся, и они это умеют делать. Увидеть унывающего, жалующегося на жизнь грузина – это нонсенс. Я, по крайней мере, таких не встречал. 

   Утром следующего дня Миша познакомил меня со своими друзьями из села, и мы вместе отправились на первую экскурсию – в древний женский монастырь. Естественно, он был действующий, отношение молодых ребят к религии – весьма почтительное. За все дни пребывания мы могли носиться, орать, курить, прикалываться, но как только проходили мимо любого храма, все с благоговением осеняли себя крестным знамением, повернувшись в его сторону, а дальше опять веселились и дурачились. Словом, радовались жизни. 

   Возле монастыря находились руины одной из старых крепостей, на вершине которой мы устроили привал. А потом отправились на речку с целебными грязями, где вдоволь повалялись, накупались и побросали друг друга в воду… 

   Вскоре сюда подошла ещё одна компания, и мы объединились. Эти парни были постарше, где-то 30+, при них оказалось самодельное устройство, типа кальяна, и так как дело было уже к вечеру, в каждом из них мирно почивал не один литр вина. Большинство этих ребят были служивые, более того, в разгар дегустации чачи я узнал от Миши, что эти парни принимали непосредственное участие в военных действиях с Россией в Осетии. Миша – единственный, кто в селе знал русский, поэтому весь мой диалог с ними шёл через него. 

   Естественно, после очередной порции чачи они не могли меня не спросить о моём отношении к президенту Путину. Это был прямой вопрос, и ответ надо было выбрать из трёх вариантов, показанных мне на фоне темнеющего неба и поблескивающих, среди разложенной на камнях снеди, вина и чачи. 
– Путин – он для тебя какой? – и мне показали три знака пальцами, два неприличных и один. 
Итак, 15 горячих, не только по природе, но и от вина, джигитов смотрели на меня вопрошающе. Блин, эти парни бились с нашими солдатами! Не в барах перебранивались, а воевали! 
– Вот такой, – говорю, – без вариантов. 
Прошёл гул среди ребят, словно ветер зашумел перед бурей. 
– Что говорят? – спрашиваю Мишу. Он переводить не стал, сказал только, что они шутят. Потом добавил: 
– Ну, вообще, парни считают, что у сильной страны и лидер должен быть сильный. Короче, они говорят, что вам, русским, с Путиным очень повезло, он сильный и патриот. 

   
 На этом вся политика закончилась. Потом Миша мне сказал, что был в России, где, собственно, и выучил русский язык, что Россия ему очень понравилась, но и свою страну он любит. И сказано это было ТАК, что я увидел в его глазах реальный патриотизм и любовь к своей Родине. Вот так мы и сидели, два патриота: я – России, он – Грузии, и делить нам было нечего, хотя наши страны и воевали недавно. Мы по очереди пили то за Грузию, то за Россию, то за дружбу. Но первый тост всегда начинался «За православную веру!». И она у нас – общая. 


Зачётная крыша маршрутки из Батуми


Ажурная ковка встречается в грузинских домах так же часто, как у нас наличники


След динозавра


Где-то в пещере


 Еще следы динозавра


Здесь живет Миша


Бабушка Миши


Утром Миша кушает свежий хлеб, лично приготовленный любимой мамой


Парень-туз, в руках арбуз!


За дочку!


Дома у Миши вывелись ласточки и сидят на проводке


Вот такой художественный дед!


Леди Му


Вот это сиськадром!


Поймал


Ствол дерева, наполненный вином


Классический грузинский крест на дороге


Пацаны


Душа в душу

   На следующий день мы с компанией отправились в древнее грузинское поместье в горах на старенькой машине, чудом бравшей каменные тропы крутых горных склонов. Перед тем, как посетить это поместье, от которого, собственно, остались одни руины средневековья, и величественный парк, переходящий в девственный лес, мы заехали в преинтереснейшее место – горный каньон. Оставив недалеко машину, Миша рассказал, что здесь построили уникальный объект, который ещё не открыт, но мы туда пойдём. И наша компания углубилась по тропе на горный склон. 

   Вскоре мы вышли на какую-то железную, увесистую тропу, которая стала отделяться от земли и, наконец, была вынесена выдвижными железными балками, закреплёнными в скалах, над пропастью! Это было сумасшедшее по задумке сооружение, целая дорога над кронами деревьев, где внизу, на дне пропасти, грохотала горная река. Боковые балки-рельсы значительно как бы отодвигали тропу от скалы, на которой она была закреплена, и мы шли там, где обычно летают птицы. Дорога была не короткой, с лестницами и поворотами, а в конце – длинный, выступающий как бы полумост, доходящий до середины каньона, где и заканчивался.

   Сооружение немного пошатывалось от ветра, и мы немного развлекались на перилах. Высота была, наверное, километр. Мы много фотографировались и веселились от души, кидали вниз камушки, пытаясь попасть в реку. Но она шумела так глубоко внизу, что плохо было видно, попадали мы в воду или в пышные, словно мхи, кроны деревьев. На обратном пути встретили группу строителей, что работали над этим мостом, и, конечно, те сразу стали нас угощать. Но потом ребята меня выдернули – ведь у нас у самих был полный багажник живительного вина и вкусной снеди. 

   В парк поместья въехали, когда уже почти стемнело. Пробираясь среди исполинских деревьев, выбрали себе местечко для пикника. Некоторые деревья в парке были в несколько человеческих обхватов. Они росли также в бывших прудах, от которых уцелели каменные контуры, угадывались кое-где аллеи и видны были развалины главного господского дома. В процессе дегустации к нам подошла из темноты какая-то большая собака, пофоткалась с нами и ушла. Вдалеке паслась лошадь, и наше хорошее настроение прибывало и прибывало по мере убывания вина и чачи. 

   Наконец, мы все уселись в тачку и, пользуясь отсутствием в лесу ГИБДД, начали гонять по холмам, дико хохоча с русско-грузинскими криками типа: «Тормози! Поворачивай! Ма-а-а-ма-а!». Естественно, закончилось это тем, что мы врезались в дерево. О-о-о, что тут началось!! У нас оказался пробитым радиатор, и вот тут я увидел, как грузинские парни умеют ругаться. Мишин друг, в собственности которого была машина, разразился такой тирадой, что я подумал – сейчас произойдёт убийство. Набирая громогласные обороты, он обрушивал на всё вокруг и, в первую очередь, почему-то на Мишу, гневные национальные фразы, торжественно закончив свой обвал речи страшным и единственно завершающим русским матерным словом. Видимо, более выразительного слова в грузинском языке не нашлось. Именно в этот момент я и подумал, что кто-то кого-то зарежет. Но Миша лишь удивлённо, словно ребёнок, впервые увидевший цунами, спросил – почему он его посылает по столь нехорошему адресу? Тогда его друг, набрав побольше воздуха, стал объяснять, по какой причине он посылает его по такому страшному адресу, какой обычно пишут у нас на заборах, на что Миша сказал, что не надо его туда посылать. И таким образом диалог продолжался. Я благополучно наблюдал сие действие с насыпи камней, дабы не попасть под замес. Как они умудрялись останавливаться на грани, после которой, обычно, выживают не все, для меня оставалось загадкой. Но такой потрясающей ругани я не слышал никогда, где особенно выразительно и торжественно, словно удар посохом по башке, звучал, не столь часто, к счастью, применяемый ими русский мат в качестве особо убедительного и окончательного аргумента! 

   Поняв часа через полтора, что никто никого убивать, всё-таки, не собирается, а про меня вообще забыли, я удалился в лес метров за 100 от происходящего, чтобы поспать, хотя это было почти невозможно. Во всяком случае, от невообразимого шума все птицы и звери из ближайших к событию мест точно ушли. Но чача внутри меня помогла мне сомкнуть глаза. Проснулся от того, что спустя несколько часов бранного диалога, они вспомнили, что с ними был ещё я, и пошли на поиски, пока случайно не наткнулись на меня в коряге одного из гигантских деревьев. Миша был очень сердит, но заботлив: 

– Саша, как ты можешь спать в лесу, вдали от нас, тут же дикие звери, змеи и вообще страшно?! 
– Миша, ну какие звери с вашими-то криками? Они давно разбежались, – сказал я, зевая и намереваясь продолжить сон. 
– Ничего не знаю, идём к машине, я за тебя отвечаю, ты мой гость. 

   И пришлось идти с ними. Но так как машина по-прежнему была не на ходу, тирады по поводу – как её чинить и куда, при этом, кому идти, продолжались в том же шумовом диапазоне. К утру решено было заклеить текущий радиатор скотчем, или они ещё что-то предприняли, но в итоге мы как-то добрались до дома. Спрашиваю Мишу: «Вы теперь надолго поссорились с этим парнем?». Он удивлённо повёл плечами: «О чём ты? Мы даже не начинали ссориться, он мой лучший друг. Так, слегка поговорили…». 

   На следующий день мы все вместе отправились на знаменитый каньон Мартвили, и по пути к нам присоединились ещё ребята из ближайших окрестностей. Весёлой компанией мы прибыли на берега удивительно красивой реки, где любили отдыхать грузинские царские особы, а сейчас приезжают люди со всей Грузии, и попалось даже несколько машин с русскими номерами. Толпы народа сплавляются по узким каналам к водопаду со скал. Мы с Мишей тоже поплавали, а потом купались и прыгали с сетки в реку. Вернее, я прыгал, а Миша ворчал, мол, не надо – он был о-о-очень заботлив! 

   День на реке прошёл отлично, после мы ещё заезжали в монастырь и осмотрели большой парк, а вечером посетили дом соседей по селу, где меня приняли снова, как родного. Это был богатый дом в два этажа с большой семьёй. В Грузии 2-этажные дома встречаются довольно часто, и вот мне как-то сказали в беседе за столом: 
– Ну, за что нам не любить Россию? 
– А за что вы нас любите? – спрашиваю. 
– Оглянись вокруг, ты ведь не первый день тут? 
– Да, уже недели две. 
– Вот, и мог обратить внимание, в каких домах мы живём. 
– Ну, большие, да, немного старенькие. 
– Правильно! Потому что большинство построены в 70-е годы, во времена СССР. – И неожиданно задаёт мне вопрос: – А знаешь, на какие заработки мы так отстроились? Ведь таких домов в 70-х даже в Подмосковье не было ни у кого! 
Я удивлённо спрашиваю: 
– И на какие?.. 
– Да на мандарины, что в Россию продавали! У вас спекуляция делом постыдным считалась, а у нас таких заморочек не было, мы продавали, вы – покупали, с удовольствием кушали, мы – строились и богатели. И чего нам вас не любить, если мы на ваши деньги себе такую жизнь устроили все? 

   И ещё один парень меня озадачил тоже. Шли с Мишей как-то по улице, а он бежит следом: «Русский, русский, стой! Выпей со мной!». Мы выпили, он тост сказал, красивый, и потом спрашивает: «А почему вы пьёте почти так же много, как мы, а тосты у вас простые? Как можно пить ни за что, разве у вас душа не поёт?». Ну, что я мог ответить? Говорю, Бог дал вам прекрасные горы, плодородные долины, замечательный климат и много здоровья – вот и тосты у вас обильные, словно гроздья винограда. Ему такой ответ очень понравился. В общем, я Россию не подвёл! 



Горный вездеход!


Мы на мельнице


Жизнь прекрасна!


Горный джакузи для молодого грузинского парня


 Грязевые ванны


Чиним тачку на пути к Мартвили


 Каньон Мартвили


Миша на броде


Каньон, где положена подвесная тропа - выход над пропастью виднеется вдали


Монастырь


Внутри древнего храма


Тройка заседателей


Привал в горах


Вышел ночью к нам из леса


Специально отодвинута балками от скалы, чтобы создать эффект движения по кронам ущелья


Тропа над каньоном


Сетка, натянутая через реку, позволяет смельчакам поглубже нырнуть


Стеклянная дорожка над пропастью


Ни одна грузинская компания не оставит гостя без тоста и угощения - эти ребята строили мост над пропастью


Давай, русский, за наши народы!
 
Продолжение следует 

Текст, фото: Александр Чканников ©
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
18 Мая 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Внимание, самый свежий материал! Буквально на днях наш земляк вернулся из длительного путешествия по Юго-Восточной Азии. Первая часть его репортажа на пути в Малайзию - Патталунг
4 Мая 2018
Продолжаем публиковать материалы из замечательного проекта Андрея Гречи и Галины Бочкаревой "777 чудесных людей Пушкино". Эта статья об Андрее Дудареве, священнике, краеведе, патриоте своего родного края, Пушкино
24 Апреля 2018
Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. Завершение его репортажа о поездке в Северную Африку называется "Ассорти приключений на севере"
Комментарии
Календарь новостей
Май 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31





Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER