Мебель Ивантеевка

ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА: Карельская короткометражка, или – к Белому морю! Часть II

04 окт
12:23 2017
   Продолжаем публиковать интереснейшие статьи нашего земляка-пушкинца Александра Чканникова о его путешествиях по миру. В этот раз - вторая часть его рассказа о поездке в Карелию.



ДНЕВНИК ОТШЕЛЬНИКА
Карельская короткометражка, или – к Белому морю!
Часть II

   У нас было несколько часов до отбытия кораблика на Соловки, и мы решили прогуляться по берегу, а он весь словно пропитан историей. Вот разрушенные временем пристани из брёвен, вот остатки железной дороги вдоль берега, бараки, в которых живут люди на полуострове, изба, похожая на церковь – здесь снимали когда-то фильм «Остров». Всё дышит, как бы это сказать, замученной, страдающей плотью, и куда ни кинь взгляд – следы советского ГУЛАГа. По тропе к нам подошёл человек, познакомились. Он оказался историком. 

– Хотите, я вам могилу местного мученика покажу, прославленного недавно?
– Да нет, не успеем, у нас скоро отбытие. А что, это была церковь? – показываем мы на избу.
– Нет, это рыбацкий дом, в котором у Соловецкого начальства один из штабов был. А вот там, – и он показал на дальние камни, – в море, они баржу затопили.
– Зачем? Старую?
– Старую, с заключёнными. Напились и развлекались…

   Он бы ещё много чего успел рассказать, но, к сожалению, нам пришлось торопиться обратно на свой скоро отчаливающий кораблик. Мы спешно попрощались.
Кораблик был очень старенький и обшарпанный, но плыл исправно. Нас сопровождала чайка, и смело хватала хлеб прямо из рук. Добрались быстро, за час. Вначале проплывали мимо безлесных каменных островов, а затем появились они – Соловки! При любой погоде Соловецкий Кремль выглядит торжественно и печально одновременно. Вот мы и прибыли на Святую русскую землю, обильно залитую кровью мучеников и невинно пострадавших. Соловки практически не реставрируются. Это не из-за недостатка средств, а по причине огромного и богатейшего наследия серьёзных исторических периодов, связанных с этим местом. Это и времена старообрядчества, которому оставались верны монахи древности, пока их, спустя годы и годы осады монастыря, жестоко, в пытках, в большинстве своём, не переубивали. Это и времена обстрела Английской эскадрой, который был недоразумением, да и не только. Монастырь служил темницей для весьма влиятельных персон царского рода. Конечно, это и советский период. А после здесь была школа юнг Северного флота, но к тому времени монастырь уже так разрушился, что парни, прибывавшие сюда учиться, рыли землянки и жили в них в довольно суровых условиях. Впоследствии из них выросли достойные офицеры и капитаны советского Северного флота. 

   Сейчас Соловки – это действующий монастырь и музей, доступный для всех. Колоссальное впечатление производят его вековые стены и башни, сложенные из многотонных каменных глыб, собранных по берегам острова. И ведь всё это было создано вручную силами простых монахов! Как?? Что они применяли, какие механизмы? Чтобы даже сдвинуть такие камни, нужна армия рабов, а ведь монахов на острове было не так и много и не все, наверняка, были молоды и сильны. А стены у монастыря не низкие, ой, не низкие! Нижние камни ещё и превращали в плиты, стёсывая верх и низ, они почти не видны под стенами. Это был воистину тяжелейший труд. Как говорили нынешние монахи, поверхность стёсывали, видимо, водя по ней другим валуном.

   В монастыре есть древняя система подачи воды под землёй, которая работает до сих пор, а сам остров оснащён такими серьёзными инженерными сооружениями, что способен менять уровень воды в окружающих его озёрах и регулировать прилив и отлив на соседние острова. Какие это построили?! Такое ощущение, что в монахи шли тогда исключительно либо русские Архимеды, либо Ильи Муромцы. В некоторых частях монастыря сильна энергетика лагерного характера. Здесь был расстрелян о. Павел Флоренский – русский православный священник, богослов, религиозный философ, учёный. Сосланный на Соловки, он сделал для Родины немало научных открытий. Какая «гуманность» – ему разрешали это делать! Так, например, он разработал систему постройки лагерных бараков на вечной мерзлоте, что было, в то время, очень актуально, поскольку всё, что заключённые строили, весной, как правило, разваливалось от вздыбливания земли. В своих письмах о. Павел писал, что видел одно красивое озеро, а на самом деле, их здесь множество. Это потому, наверное, что его не гоняли на лесоповал.

   На острове есть прокат велосипедов, и я взял один для себя – благо, ночь была белая. До этого мы с офицерами облазили всё, что можно, и, по моей просьбе, многое, что нельзя. А к вечеру я показал им, где можно переночевать – заброшенный дом со скрипящим полом и даже железными кроватями. Там их и оставил. Правда, через час офицеры спешно ретировались в хорошую гостиницу со словами: «На фиг этот экстрим дубаковый (от слова дубак)!». Я же двинул белой ночью по тропе на юг острова. Там сохранился невероятно красивый, сказочный лес. Среди больших валунов, покрытых коврами разноцветного мха, стояли древние исполинские сосны, не сильно высокие, но толстые в стволе, и ветви у них начинались буквально от корней. И словно лапы чудовищ, переплетаясь, они тянулись по корявому лесу – прямо как в сказке о Бабе-Яге! С другой же стороны острова лес был уничтожен, и вырос вторичный, молодой и сорный, совершенно не впечатляющий. Зато за ним оказалась каменная дамба с тремя арочными проходами для прилива и отлива. Она была переброшена на соседний остров и собрана вся из тяжёлых валунов. Я шёл по ней и восхищался – сколько старания, сколько труда монашеского!!

   Словом, ночь была полна открытий, а утром мы с офицерами поехали в самое тяжёлое место Соловецких островов – на высокую гору с храмом-маяком наверху. Здесь было замучено с особой чекистской жестокостью очень много священников и мирян. В память об этом установлены резные деревянные кресты: один на вершине, другой – внизу, там, куда долетали ошметья тел. Красноармейцы любили посадить человека в бочку, забить в неё гвоздей побольше и спустить вниз по камням. Или привязать человека к бревну и тоже спустить вниз. Об этом лучше писать не мне, а просто взять и почитать историю Соловецких мучеников. Экскурсоводы же особо об этом не распространяются. Одна так вообще на вопрос: «В честь чего здесь такой большой крест?» ляпнула: «Ну, тут людей наказывали, выводили на комарики, и они были слабые, умирали». Комарики… Вот дура!! Небось, её деды и выводили. 

   Вообще, на Соловки надо приезжать минимум дней на пять, но все, кто прибывали, как правило, заранее брали обратный билет, и потом многие его сдавали. Тут очень много есть, чего посмотреть. Мы ещё съездили на соседний остров с языческими лабиринтами и местом каторги женщин. Это так называемый Заячий остров. На этом острове сохранилась старая деревянная церковь, приведённая теперь в порядок, и рядом рукотворная гавань для кораблей. Построена она была из камней несколько столетий назад. Сейчас, как нам рассказали, ни один корабль в неё не войдёт, только моторная лодка или простая, потому что за несколько столетий земля, точнее, камни, сдавливаемые ледником, вспучились наружу, перекрыв некогда удобный проплыв. Так происходит по всему Северу, только процесс этот очень медленный, и потому почти незаметен.


Руины каторжного прошлого - остатки причала


На месте, где когда-то снимался фильм Остров


Дорога к Белому морю местами проложена прямо по стесанным скалам ледников


Останки причала в отлив


Прибываем, вот они - СОЛОВКИ!


Вековые стены Соловков


Как монахи это строили вручную!!


Коренастые башни служили одновременно и бойницами для пушек, и темницами для знатных персон


Древние пушки сохранились отлично


Подножие башни


Монастырские своды


Внутри монастыря все дышит древностью и историей


Царские Врата в новом, богатейшем иконостасе, сами же стены сохраняют пока нерасписанными


Фрагменты старого монастырского водопровода


Удивительные лишайники на стенах обители


Потомок лагерных котов - Всё-то я про вас мяу!


Дорога на дамбу по болоту. Велопробег. Ночь.


Тропка меж танцующих берёзок ведёт на юг острова


И это тоже берёзы


Соловецкая сосна тянет вековую лапу в белой ночи


Дамба, построенная монахами вручную, ориентировочно 15 век


Дамба на соседний остров


Арка для управления приливом в дамбе, камни без раствора держат сами себя вот уже много веков


Ковры душистых мхов и реально белое море белой ночью


Остров Заячий, причалы для парусных баркасов - вздыбившаяся земля за столетия сделала их непригодными для швартовки


Крест в память замученных и расстрелянных


А этот крест поставлен у подножия горы, куда сбрасывали привязанных живыми к брёвнам священнослужителей и мирян


Лабиринты острова


Белая ночь на Соловках

   После посещения Заячьего острова пришло нам время возвращаться на материк. И вот, осмотрев далеко не всё, мы вновь двинулись по Карелии, пока не наткнулись на настоящий и единственный деревянный… небоскрёб! Это древнейшая и довольно высоченная церковь. Раньше таких было несколько, но уцелела только она. Рядом жил смотритель, и он показал нам всё изнутри, и даже подвал. Поразил больше всего иконостас с сочными старинными иконами-подлинниками. Утрачено было всего несколько образов с краю. 
 
– Как же они уцелели? – восхищённо спрашиваем у смотрителя.
– Да, удивительным образом уцелели. Не знаю, почему, но их не тронули красные. Когда здесь была оккупация, фашисты тоже заходили в храм, но и они ничего не испортили. А видите эти росписи по стенам и внизу иконостаса?
– Да, удивительно красиво и ярко.
– Это сделано черникой несколько столетий назад.
– Вот это да!
– А посмотрите, какой на иконах кривой и корявый виноград?
– Ну, да, еле и на виноград-то похож. Плохой иконописец по орнаменту был?
– Нет, просто они, те иконописцы, не знали, как виноград реально выглядит! А вот два столба, расписанных черникой, которые держат своды – видите, какие необычные? Они словно держат своды руками-корягами.
– Да, похоже.
– Это идолы!
– Да ладно, в православном храме??!
– Как видите. Их перенесли из леса и поставили тут, чтобы людям легче было переходить от язычества к христианству.
– Вот это да-а-а, невероятно! 
 
   Ошеломлённые и вдохновлённые всем увиденным, мы поехали дальше и немного сбились с пути. Но этот «сбой» привёл нас в ещё одно удивительное место. Сюда царь Пётр I привозил свой двор в полном составе на лечение минеральными водами, открытыми, в то время, одним крестьянином. Открыл крестьянин, а награду, как водится, получил барин. Но крестьянин потом нажаловался царю, и тоже был им не обижен. Пётр поставил здесь деревянный дворец – он не сохранился, к сожалению, и церковь – она, как раз, сохранилась прекрасно. В церкви выставлены деревянные подсвечники, которые царь делал лично, и удивляет необычный иконостас, сделанный по приказу Пётра I. Деревянные головки ангелов имеют выражения лиц его вельмож, а иконы крайне не каноничны, с католическим акцентом. И самое необычное – вместо лика Христа изображено лицо самого Петра, и на иконе он как бы ведёт корабль, держась за штурвал. Вообще, по всему видно, что скромностью царь не страдал. Он любил тут молиться в застеклённом балкончике, сохранившемся над входом. 
 
   Надо сказать, что в этих местах действительно очень необычная вода. Несколько ухоженных источников и большой список болезней над каждым – от чего данная вода лечит. Многие болезни перечислены, особенно желудочно-кишечные. На вид вода совершенно обычная, с неким металлическим привкусом, но пить её можно только здесь, с собой брать не имеет смысла. Поразительно, но это так. Мы, конечно, напились от пуза изо всех источников, но всё равно набрали канистру с собой, вылив из неё лесную воду. Каково же было наше удивление, когда ночью, остановившись на ночлег, мы решили приготовить суп и открыли канистру. Там образовалась серо-рыжая густая жидкость, непригодная совершенно для питья. Вода так была насыщена железом, что заржавела! Нас предупреждали об этом, но мы не поверили. В результате, всё пришлось вылить на землю и промывать потом канистру в реке. 
 
   На этом ночлеге мы обошлись без супа и чая, жарили грибы, коих было вокруг в изобилии. А потом я нашёл огромные красные камни и предложил взять с собой один, несмотря на то, что он был выше машины. Офицеры сначала оторопели и не поняли, что шучу, поскольку машина и так была забита и камнями, и якорными цепями, и огромными гвоздями, и даже куском рельса с каторжных путей. Это они ещё не знали про пованивающий череп лошади в углу багажника, среди коряг. 
 
– Нет, Саша, нет, это просто не влезет никак!
– А это? – И я показал на, размером с три арбуза, валунчик прозрачного жёлтого цвета. – Смотрите, какой красивый! – И тут уже стало понятно, что я не шучу.
– Нет, Саша, нет места в багажнике.
– А я на коленях.
– Да он весит кг 90!
Я задумался:
– А сколько до дома у нас?
– За 1000 км будет.
– Ну, я потерплю.
– Да нет же, нет! Если мы непредвиденно тормознём, то ты вместе с камнем влетишь в лобовое стекло, как пушечное ядро!
– Блин, ну вы не тормозите тогда. Так, всё, увозим его отсюда.
– Нет, Саша, никак нельзя, нет, Саша, фу! – так и уехали. А я до сих пор помню, где он лежит. 
 
   Назад машина шла грузно. Мне давно уже сказали – больше никаких камней, и потому, ночуя отдельно от палатки, я вставал пораньше и набивал подушку новыми красивыми камнями. Конечно, нелегко, улыбаясь, тащить постельное бельё с камнями внутри, но так я берёг нервы своих друзей-офицеров. Иногда камни падали вместе с подушкой. Тогда я улыбался несколько криво, но ничего из добытого не оставил. Так всё и привезли домой. «Вольво» это стоически выдержала, а через время, на тихом повороте в городе Риге, в неё врезалась другая машина. Так она и померла…


Деревяный небоскрёб


Боковой вид  храма-небоскрёба


У стен истории


Чудом уцелевший при коммунистах и фашистах уникальный иконостас


Древний свод расписан красками, сделанными из черники


Языческие идолы держат потолок  православного храма


Минеральный ручей


Описание одного из источников


Сохранившаяся с петровских времён церковь


Петров иконостас


Карельская псина провожает нас домой


Белая ночь на Русском Севере 
 
Текст, фото: Александр Чканников ©

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
7 Декабря 2017
Пиннаклс: блуждающие дюны и каменная волна. Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. В этот раз -   продолжение отчета о его поездке в Австралию
24 Ноября 2017
Перт, или в одном из самых изолированных городов мира. Продолжаем публиковать рассказы пушкинского путешественника Александра Чканникова. В этот раз -   первая часть отчета о его поездке в Австралию
9 Ноября 2017
Большую статью о нашем земляке опубликовал портал "Подмосковье сегодня". Порадуемся за Александра, поделимся публикацией
Комментарии
Календарь новостей
Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31


похудеть к Новому году



Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER