Мебель Ивантеевка

Дневник отшельника: Монголия, часть 2

30 авг
06:51 2016
Продолжаем публиковать материалы об интересных путешествиях нашего земляка Александра Чканникова Продолжение рассказа о его поездке в Монголию называется 

ПЯТЕРО В ТАЧКЕ, НЕ СЧИТАЯ ЧЕРЕПОВ

Ребята из нашей компании уже не первый раз были в Монголии, поэтому знали, как проходят такие путешествия в этих краях. А мне предстояло все это еще ощутить. И вот мы прибыли в первый, на нашем пути, город – Баян-Ульгий. И снова решено было идти в гостиницу, теперь уже монгольскую. «Как хорошо, все-таки, и в командных походах, – подумал я, – весело и комфорт, сам-то ведь ни за что бы в гостиницу не пошел, а в компании – заодно и даже с радостью». 

Специфика монгольских гостиниц – в редкой демократичности. Ресепшен был пуст, а когда мы все же нашли служащих, те просто не обратили на нас вообще никакого внимания. Поэтому мы сами побродили по номерам, пугая монгольских постояльцев и, выбрав свободное помещение, заселились. Через пару часов к нам зашли с вопросом: «Вы тута жить будете?». Мы отвечаем: «Да». «Тогда с вас денюжка». Мы говорим: «У нас только рубли, обменяем завтра». И дальше началась эпопея торга, которую взял на себя наш Алексей, как человек, в этих делах весьма опытный. В результате нам вышло очень дешево, а у монгольских гостиничных служащих случилась «опухань башка». 

Наутро мы пошли гулять по просыпающемуся городу и, заодно, найти обменник. Город был, так сказать… Да, это просто был монгольский город, там даже встречались деревца – наверное, это были самые выживалистые деревца в мире. Впечатления от монгольского «мегаполиса» – очень необычные. Кажется, что тебя одновременно перебросили в какое-то смешанное прошлое, где недавно бомбили, но местами. Невероятно интересные местные жители! По моим впечатлениям они застряли где-то в веке 16-м, во всяком случае кажется, словно они, как бы это сказать – от земли. Довольно добры, абсолютно ненавязчивы, по-деревенски простоваты. Я смотрел и удивлялся: вот тот народ, который тиранил мою православную родину 200-300 лет? Да они просто душки! 

Наконец, мы нашли обменник – сразу три пункта рядом, в одном сарайчике. Наш бюджет был 11 тысяч рублей на человека, и мы поменяли все на тугрики. Я догадывался, что в Монголии рубль стоит недешево, но чтоб так! Нам стали выкладывать пачки местных денег кирпичами, и понадобилась сумка. Братцы, да мы миллионеры по местным меркам! И мы шли по улице и угорали, рассматривая увесистые пачки. Надо это отметить, пошли, поедим? Пошли! 

Зашли в первое же заведение, какое нам попалось по дороге. Так как, в принципе, они все одинаковы, выбирать не было смысла. Сервис в одну звезду. Мы заказали всякое разное местное, и портили поварам нервы, снимая, как они готовят нам блюда. «Русский детский сад на выезде» – было очень весело, да еще и вкусно, поели на 10 тысяч тугриков – какие копейки! 

Затем заехали в автосервис, расположившийся то ли в юрте, то ли рядом. Во всяком случае, я обратил внимание, что если монгол и строит себе дом, то все равно, чаще всего, рядом ставит еще и юрту. 



Центр города Баян-Ульгий



Мы с Евгением и монгольская балалайка



Национальные деньги



На базу не пошла!



Натали и Сергей ошарашенно осматривают утренний город



Автосервис-юрта-плизз!



Коттеджи в центре города от главного застройщика Баян-Ульгий



Счастливое детство, деревянные игрушки



Монгольские вкусняшки, пытаемся понять, из чего они



Товар сезона - дрова!

Город остался позади, равно как и всякие намеки на наличие дороги. Пока это была проселочная укатанная тропа, но скоро исчезнуть суждено было и ей. Впереди нас ждал монгольский автобан. Он возник неожиданно и заставил нас остановиться и выйти всех из машины… 16 полос!! Или что-то около этого – они шли параллельно друг другу. Иногда дороги пересекались, а за горизонтом разбегались в разные стороны, исчезая вовсе. Вот он, монгольский автобан. Да-а-а, такого я еще не видел. Через несколько километров стало понятно, что навигатор нам больше не понадобится. И вошла в силу вторая поговорка, что в Монголии нет дорог, а есть только направления. 

Когда жук ползет по простыне, что он обычно видит? Складки ткани впереди и все. Вот так и мы – лишь линия горизонта слегка меняла свои неровности. К вечеру все единодушно пришли к выводу, что пешие походы по Монголии – это явно не вариант для путешественников в этих местах. По пути встречались дикие верблюды, смотревшие на нас с удивленным безразличием, и ужасно сухая карликовая растительность, причем, крайне редко. 

Как в древности, так и сейчас монголы кочуют со своими стадами в поисках мест, где хоть что-то выросло сантиметров на пять и по три веточки на квадратный метр. И это, конечно, не трава в нашем понимании. Сухая, часто солончаковая веточка-колючка. Иногда встречались целые кусты саксаула, не выше колена, без листьев. Наезжая на них колесами машины, мы слышали трагический треск, и взлетало облако ветхой пыли – верблюжья вкуснятина. По-моему, там проще есть землю и гравий, чем искать что-то питательное в этом многовековом гербарии. 

Дожди и снег в Монголии – явление чрезвычайно редкое. Особенно опасен снег – если его выпадает хоть немного, все животные в этом районе умирают от голода, так как есть и так нечего. Однако, именно на этих бесплодных землях монголы умудряются выращивать колоссальные по численности и, кстати, упитанности тоже, стада коз, яков и овец.

До какой же степени мы не ценим богатства, которыми владеем?! Да одна наша русская трава способна вызвать истерику у любого монгольского пастуха. Про лес и остальное я вообще молчу! Каждый русский должен быть миллионером, и это самый низкий плинтус. Но мы любим бедность, нытье и зависть. И потому по Монголии ходят жирные тучные стада, а у нас я вообще последний раз видел большое стадо коров еще при советской власти. 



Он возник неожиданно - так вот какой монгольский автобан



Дороги Монголии, словно мысли в доброй компании, идут параллельно, иногда пересекаются



Словно жук по простыне, двигаемся мы в бесконечной пыльной бесконечности



Не-е, пешие маршруты по Монголии - не вариант. И автостоп, кстати, тоже



Такой вид из окна может не меняться часами при любой скорости движения



Козы и овцы нашли немного травы на склоне и ломанулись ее съесть



Караван диких лошадей бредет в поисках пищи



Мохнатые яки пасутся у предгорных ручьев

К вечеру появились горы кубической формы, как бы сложенные из оплавленных прямоугольных блоков. Направились к ним. Это было удачное решение – мы нашли образования, напоминающие сфинксов, и поверхностную пещеру с входом в виде игольного уха. 

Но главная находка была за этими горами. Река! И редчайшее в Монголии чудо – пойменный лес. В этом лесу располагались несколько больших белых юрт, вокруг которых паслись большие стада. Травяной покров был весь выщипан, и животные ходили под деревьями, жадно поедая падающие с них желтые листья. Пастухи был одеты в национальные костюмы-халаты и не обращали на них никакого внимания. А нам казалось, что мы перенеслись в прошлое на машине времени. 

Дров здесь было предостаточно, и мы развели прекрасный костер. Костер в Монголии это так же здорово, как в России искупаться в море – можно, но далеко не везде. Поэтому мы, конечно, загрузились дровами на будущее в альтернативу собранным какашкам, которыми тоже можно топить костер. И обязательно запаслись пресной водой. А еще Алексей поймал первую рыбешку на нашем пути. Я этого момента не видел и подумал, что мы просто привезли ее с собой из России. Но нет! Великолепная уха была добыта из монгольской реки. Надо сказать, что рыба в Монголии встречается далеко не в каждом водоеме, но уж если поймал, то хватит ее на всех. И вот еще особенность, которую я наблюдал в течение похода: в Монголии исторически рыбу ловили… никогда, поэтому, попадая на крючок, она совершенно не понимает, что происходит, не сопротивляется, и ее очень легко вытащить на берег, где она удивленно вращает глазами – мол, а это чего?.. 

Утром, после прекрасной, сытой звездной ночи мы на радостях решили срезать путь и рвануть в горы через болото, где благополучно сразу увязли всеми колесами по самое днище. Хорошо, что у нас была лебедка, и мы дотянулись до ближайшего дерева – опять же удача, и быстро вырвались из плена хлюпающей грязи. В будущем мы брали болота на рывок с хорошей скоростью и серьезным риском уйти на дно – деревьев в тех местах, конечно, уже не было. Зачем мы это делали? Мы развлекались, ведь мы же русские! 

На второй день движения все опять пришли к единодушному выводу, что и на мотоцикле путешествовать по Монголии – не вариант. 

Иногда на нашем пути попадались монгольские деревни, и тогда мы с жадным любопытством обходили их и заглядывали всюду, куда можно было зайти. Я увлекся добычей редких национальных тканей с расцветкой и узором, принадлежащими только одному селению, где они встречались – такой рисунок и расцветка в других местах уже не повторялись. 

Как-то, спустя часов семь движения, на мало меняющемся пейзаже мы увидели встречную машину времен советского автопрома. Комментариям не было предела. Движуха-то какая! Сразу нам стало тесно на монгольском автобане, понаехали тут, понимаешь, горизонт заслоняют. Мы ведь уже привыкли, что вся Монголия – только для нас, и машина тут может быть только одна – НАША! 

Когда долго едешь по апокалиптическому однотипному пейзажу, ценным становится любой мало-мальски выделяющийся предмет. И вот как-то, проезжая мимо скелета верблюда, по моей просьбы мы затормозили. И я побежал рассмотреть его поближе. Та еще вонючка, но план сбора трофеев из того, что нельзя перевозить через границу, у меня созрел. Когда вернулся к машине, все дружно встретили меня белыми платочками, чтобы я тщательно вытер руки после фотосессии с позвоночником верблюда. «Неизвестно, от какой бубонной чумы сдохла эта тварь», – объяснили мне ребята, и я понял, что моя задумка потерпит некоторые препятствия. Поэтому первый трофей – белый череп дохлой лошади, я принес под покровом ночи и никому ничего не сказал. Спрятал его в свой спальник, которым не пользовался, так как в палатке все было и так. Подготавливал я группу к своим находкам с искусством старого еврея. «Ой, какие рога, давайте сфотографируемся с ними!». Давайте. «А один можно я возьму?» Ну, возьми. «Ой, какая забавная выветренная белая кость, наверное, яка. И не пахнет даже – можно, возьму как сувенир?». Ну, возьми. Через пару дней даже Наташа бросила мне найденную кость в мою коллекцию, а спальник, меж тем, разбухал от черепов. Когда скрывать это уже не было смысла, все решили, что на границе нам кранты. Причем, как на монгольской, так и на русской. Но, спасибо ребятам, ни одной косточки они не попросили меня выбросить. 



Гора словно сложена из оплавленых блоков



Слоеные скалы похожи на сфинксов



Редчайшее явление - пойменый лес среди монгольских пустынь



В ожидании падающих листьев



Тянем тачку из болотной жижы



Шопинг в Монголии - уникальные ткани, рисунок и цвета уже  нигде не повторяются



Сэлфи с позвоночником верблюда



Трофеи пустыни



Пещера игольное ухо



Под фотосесии шумок, тащю в машину еще один рогатый черепок
 
Меж тем, нас ждали новые приключения. Неожиданно посреди степи мы нашли большой рюкзак. Видимо, он свалился с какой-то машины пару дней (или месяцев) назад. Сутки до и после мы никого не встречали, и вот стояли в раздумье – что делать с находкой? С высоты своего положения, находясь на крыше машины, я выразил общее мнение: надо его вскрыть. Совесть каждого из нас взвизгнула – и мы его вскрыли. 

Там оказался нехитрый скарб пастуха и его монгольский халат. «Оно – мое!» – опередил я всех, выхватив находку под суровым взглядом команды. «Саш, а вдруг хозяин вернется за своей пропажей?». Возражение было резонным, поэтому я выкрутился двумя аргументами. Первый: «Ну, так мы его встретим, наверное, по пути и спросим – вот, мол, нашли, не ваша ли вещь?». «А если не встретим, если он с другой линии горизонта за ним вернется?». «Тогда, – и тут я выложил суперконтраргумент, – халат будет оплачен, причем, в валюте!» – и торжественно положил в карман рюкзака 120 рублей. 

Дальнейший ход дискуссии растянулся на пару дней и состоял он в том, что монголец нас, во-первых, не поймет, во-вторых, халат ручной работы в национальном стиле не может стоить 120 рублей, а я говорил, что может, ведь это же РУБЛИ! Наконец, в одном ауле мы зашли в местное сельпо, и там, как раз, продавался монгольский халат. Все мы жадно прильнули к ценнику. Оказалось, что я оплатил… несколько пуговиц. Мы даже подумать не могли, что монгольские халаты так дорого стоят, даже на рубли. Я заботливо укрывал этим халатом свой спальник, набитый черепами наверху машины, пока какой-то очередной ураганный ветер не унес его в бесконечную даль, тем самым облегчив мою совесть. Алексей мне посочувствовал, а Наташа тут же завела разговор о возмездии судьбы. Остальные от комментариев воздержались.

Надо сказать, что на протяжении всего пути Наташа была хранительницей нашего пищевого запаса и постоянно шантажировала Серегу печенюшками «дам – не дам», и когда появился в нашей машине этот халат, то цена печенюшек быстро возросла до увиденной стоимости халата. Напрасно Сергей взывал к совести Натали и просил дать ему печенюшку. Только в обмен на халат, можно два, выкупи халат у Сани, говорила она, угощая меня овсяным печеньем. И уже все мы уговаривали Наташу, мол, надо дать, печенюшку-то, пока Серега резко не затормозил, да так, что мы все чуть не повылетали – за смехом и приколами не заметили, как перед нами образовалась внушительная яма. Точнее, это мы не заметили, а он заметил и всех нас спас. Вот такой Серега водитель-хранитель наш оказался! И вскоре мы устроили очередную пирушку на капоте машины, а Серега собрал Наташе букет саксаула за выданную ему печенюшку. 

Однажды на нашем пути оказался участок очень необычной, прямо-таки марсианской растительности ярко красных и желтых оттенков. Мы разбрелись по этому полю с восторгом, как будто на самом деле высадились на Марс. 

И еще одна необычная встреча с местной природой ждала нас впереди. Подул сильный ветер, и в одном месте навстречу нам как-то сразу понеслись сотни и тысячи перекати-поле разных размеров. Как в фильме ужасов, они десятками прыгали на машину и сотнями катились по сторонам. Потом неожиданно все стихло, и казалось, что это просто кусты саксаула, которые растут себе на своих местах. Чуть позже мы въехали в деревню, которая служила препятствием на пути движения этих перекати-поле, и там в огромном количестве они скопились вдоль заборов, которые не давали им двигаться дальше. Словно огромные волны чего-то живого и страшного лежали эти растения по сторонам улиц. Увидев это, мы не выдержали, и стали в них нырять с треском и пылью. Наблюдая за нами, жители деревни помирали со смеху. 
Вообще, учитывая пространства, мы не часто пересекались с местным населением относительно расстояния пройденного пути. Но всегда пользовались возможностью пополнить запасы дешевого мяса, погостить в чуме и просто поприкалываться в стиле «моя-твоя не понимай». 



Национальный монгольский халат. Дорого



Марсианские пейзажи



Каждый марсианский кустик как ювелирное чудо



Солнце и волны дивного моря, имя которому - перекати-поле



Алексей вынырнул из моря перекати-поле



Монгольские деревни стараются строить сейчас с яркими крышами в контраст окружающему пейзажу



Улица Гудамж - типичный вид в монгольской деревне



Че, пацан интересно тебе, какие мы, монгольские дяди



Бабушкин сходняк



На деловой встрече сельчан



Ух ты, какая тачка в нашем мегаполисе



Суровые монгольские мальчуганы



Хоть сечас в клубешник на тусу

Однако, нас ожидала встреча, полная неожиданностей в национальном колорите. Ближе к вечеру, мы въехали на огромный холм, подле которого расстилалось живописное необитаемое озеро. Возле него мы решили заночевать. Я, как всегда, сидел на крыше машины, любуясь окрестностями, как вдруг заметил что-то за горой. показался УАЗик и направился к нам. «Люди», – постучал я нашим по стеклу, – и все мы с удивлением уставились на приближавшуюся развалюху. 

Встреча двух машин произошла на очень красивом берегу, эффектно украшенном в изобилии встречающимися здесь черепами животных. Открылась дверца машины, и из нее буквально выпал толстый, сердитый и очень невменяемый монгол. Открылась другая дверца, и оттуда вышел к нам, пошатываясь, второй такой же. 
 
– Монгольская полиция. Сейчас мы вас будем пиф-паф, – и они стали делать недвусмысленные жесты руками. 
 
Видимо, господа полицейские так отдыхали, оружия, на самом деле, при них не было. Мы стали сомневаться, что в этом дивном месте нам удастся спокойно переночевать, но чтобы не упускать возможности осмотреть местные красоты, Алексей пошел пройтись вверх по озеру, а Сергей – вниз. Озадаченные монголы выбрали большинство, то есть Наташу и Евгения. Я же продолжать сидеть на крыше машины, наблюдая за событиями. Когда словарный запас Натали о том, что они ведут себя неприлично, закончился, а Евгений планомерно повышал градус их раздражения, делая веселые снимки, они заметили и меня, желая завлечь в мычащую дискуссию. 

Все это было забавно до тех пор, пока они не начали ломиться в нашу машину. Тогда мы с Евгением стали держать оборону дверей, а Наташа позвала наших. Мне достался жирный похотливый полицай, который пытался погладить меня по лицу. Смеркалось. Ребята, неспешно осмотрев достопримечательности этой округи, уже вернулись к машине, и Сергей сказал, что машина – это территория Российской Федерации. На что монголы ответили: «Пиф-паф!», не оставляя попыток проникнуть в салон. Тогда мы спокойно все сели в машину, предварительно пинками расчистив себе дорогу, и поехали прочь. Монгольские полицейские, оскорбленные тем, что им не дали разграбить салон и, возможно, Натали, бросились за нами в погоню. Началось преследование в клубах пыли. Наступившая темнота позволила нам оторваться и, обогнув озеро за горой, мы вернулись к нему с другой стороны. За неровностями горизонта мы хорошо спрятались. Посидев немного на берегу, поняли, что оторвались, и разбили лагерь. Уже после ужина, готовясь заснуть в палатках, я вышел пройтись и увидел движение. Шепотом прокричал нашим: «Гасите фонари, по ходу, нас нашли!», – и мы замерли в палатках в надежде, что нас не заметят. Как будто можно не заметить машину и палатки в открытом поле в ясную звездную ночь. Что-то топало, а потом захлюпало. Мы выглянули и увидели, как вдалеке на водопой пришло стадо диких верблюдов. «Ну, на сегодня приключения закончились, всем доброй ночи». 


Разборки с монгольской полицией

  Фото 38 – 42 

Дикое стадо ничейных верблюдов



Оскал пустыни



Натюрморт на восходе



Вольная воля



Суровый як на пути нашего автомобиля

Текст, фото: Александр Чканников ©

Окончание следует.
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
19 Октября 2017
Сегодня юбилей  у  Бориса Федоровича Клюева.  Трудно представить, что «нашему адмиралу» - так  Бориса Федоровича уважительно называют пушкинские ветераны и  соратники по общественной работе –  исполняется 70
17 Октября 2017
Продолжаем публиковать материалы из замечательного проекта Андрея Гречи и Галины Бочкаревой "777 чудесных людей Пушкино". Эта статья о Светлане Александровне Булаевой - художественном руководителе любительского театра "Классика", работающего при Доме культуры "Пушкино", человеке с активной жизненной позицией, бывшем депутате городского Совета
11 Октября 2017
11 октября исполнилось ровно 20 лет, как не стало нашего друга, журналиста, краеведа и главного редактора пушкинской районной газеты "Маяк" Сазановича Владимира Павловича (1946---1997). Материал краеведа Ивана Чекалина (Клязьминского)
Комментарии
invalidinvalid+77430 августа 2016 в 14:00
0
Класс!!!
ответная реплика

Календарь новостей
Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31




Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER