Дневник отшельника: МОНГОЛЬСКИЙ АВТОБАН. Часть1
15.08.2016 00:16:00
Продолжаем публиковать материалы об интересных путешествиях нашего земляка Александра Чканникова Начало рассказа о его поездке в Монголию.

***

МОНГОЛЬСКИЙ АВТОБАН
Часть1

В дни, когда долго не путешествуешь, – а в моем случае это месяцы, жизнь становится пресноватой, и тянет на «бюджетные» приключения. Вот и в этот раз я решил полазить по руинам заброшенной (официальное определение – «законсервированной») ткацкой фабрики советских времен во Владимирской области, недалеко от моей дачи. Так как охраны там почти не было, да и «ловцы металла» попадались в этих корпусах не так уж часто, то риск найти себе приключение поострее был, к сожалению, не очень велик. Я просто бродил по мрачным развалинам когда-то производственных помещений, осматривая то, что осталось от былой пафосной эпохи. Как вдруг – нет, это не был гул от очередного обрушения части ветхого здания; и это не был топот сапог охраны по битому стеклу с криками: «Кто здесь? У нас оружие!», как бывало со мной когда-то; и это даже не был шум от группы осторожных и сердитых мужичков, тихонько срезающих кабели и прочее, что можно утянуть без особого грохота или с даже ним. Это был пронзительный телефонный звонок в моем кармане, от которого я подскочил, как ужаленный, потому что в таких местах – это гарантированное палево и залет, мобильный надо обязательно отключать! Но я забыл, и вот эхо звонка уже носится по всем коридорам, зовя приключения на мою голову. 



Когда жизнь путешественника пресна, разнообразить ее может даже заброшенная ткацкая фабрика 



Отголоски советской эпохи

К совершенной моей неожиданности, звонок был из Барнаула от местного знаменитого путешественника Алексея Котельникова, с которым мы несколько лет назад пересекались на Камчатке и неплохо подружились. Поэтому я не стал перезванивать, а сразу шепотом поздоровался, и дальнейший разговор дал мне понять, что приключения все-таки меня найдут, а состоял он в следующем: нет ли у меня желания, спрашивал Алексей, присоединиться к его группе, которая завтра с утра выезжает из Барнаула в Монголию?..

Вся абсурдность этого предложения была просто великолепна! Во-первых – у нас было уже 7 часов вечера, во-вторых – у меня очень болела нога. Я думал, это растяжение, но, как оказалось, дело было серьезнее. И, в-третьих, Барнаул – это не ближнее Подмосковье, и даже не дальнее. К тому же, я почти всегда путешествую в одиночку, и из этой группы никого не знал. Короче говоря, звонок привнес легкий взрыв мозга, и я ответил, что перезвоню через час, так как на фабрике стало совсем темно и все, кто там шарахался в этот момент, не могли меня не слышать. 
Выйдя практически на ощупь, не включая фонарика в гулких коридорах, я вылез через разбитое окно и направился домой. 

За вечерним чаем рассказал, конечно, маме, как полазил и, между делом, про звонок из Барнаула. Реакция была достойна моей мамы. Мамы путешественника!
– Ты что же сидишь-то? Через полчаса электричка, на ней пару часов до Москвы, метро – аэропорт, и к утру будешь уже на месте. Хоть в этот раз с людьми попутешествуешь. Давай, что там тебе с собой надо собрать?
– Как всегда, ничего.
– Вот твой фотоаппарат. Так, возьми еще запасные носки и бутерброды в дорогу.

Как хорошо иметь такую беспроблемную маму, маму-союзника! Я перезвонил Алексею и сказал, что утром планирую быть в Барнауле. И теплый дачный вечер во Владимирской области плавно перетек в холодное промозглое утро в Сибири…

Встреча с группой была назначена где-то в центре города, у гостиницы «Алтай». Сев в местный автобус, я направился в город из аэропорта, и достаточно быстро обнаружил две вещи: Барнаул – довольно большой город, и центр мне показался там везде, поэтому, конечно, сошел с автобуса, где не надо. Кроме того, у меня еще сильнее разболелась нога и, совершенно разбитый, я поковылял по незнакомым улицам, хромая от боли, под мелким моросящим дождем, ища гостиницу «Алтай». Но больше всего занимал вопрос: какая проблема меня ожидает на этот раз? Зная себя, очень бы не хотелось, как это бывало не раз, покидать компанию, уходя без средств выживания и предупреждения в дикую безлюдную среду, что воспринималось не иначе как: «Он решил там умереть! Как он выберется?!». Или же ровно наоборот, чтобы вся компания, за которой я увязался, не возжелала бы избавиться от меня любыми средствами, как тоже, порой, случалось, но безуспешно. 

Прокручивая эти мысли в голове, я подумал, что меня, скорее всего, ждет второй вариант, причем сразу, потому что от боли у меня, скорее всего, было перекошено лицо, и улыбаться я не мог. Как оказалось позднее, дело было совсем не в ноге – боль шла в ногу от незаметно образовавшейся у меня в позвоночнике грыжи Шморля размером 11 мм, о которой, на тот момент, я ничего не подозревал, и мне надо было, по-хорошему, не в поход, а в больницу! Впрочем, по приезду хирург сделал заключение, что раз удалось перенести все ЭТО на ногах, то, пожалуй, теперь мне врачи и вовсе не нужны. Операцию, по крайней мере, делать не пришлось, а сейчас я вообще забыл о существовании этой грыжи. 

Тогда же просто вынужден был зайти в ближайшую аптеку и купить себе обезболивающее. Приняв «колесики» и не получив ровно никакого улучшения самочувствия, мокрый как цуцик, я, наконец, нашел гостиницу «Алтай», где вскоре меня и подобрала машина с командой Алексея. 

Итак, нас было пятеро, готовых отправиться в океан бесконечных монгольских просторов.
Алексей Котельников – Заслуженный путешественник России, успешный, во всех отношениях, человек, отец пятерых детей, бизнесмен, неутомимый путешественник по всему миру, энергия которого перехлестывает мою, что приводит меня в восторг и вызывает глубокое уважение! Потому что обычно своей неуемной энергией достаю всех я, кто имеет неосторожность подружиться со мною поближе. 

Сергей Моценко – серьезный деловой человек, вырвавшийся из оков работы и семьи в это прекрасное путешествие, в котором он был нашим водителем и, по совместительству, ангелом-хранителем, так как разметка и уровень «дорог» монгольских автобанов достойны только человека с ангельским терпением и суровой мужской выдержкой. 

Евгений Молоков – пеший путешественник по Алтайскому краю, человек старой закваски времен «железного занавеса», впервые решивший посетить заграницу и выбравший для этого страну, в которой за столетия мало что менялось и время застыло, словно в янтаре. 

И, наконец, наша «муза» – Наталья Авдонина, достоинство которой в том, что когда она молчит – все счастливы, а когда говорит, то Михаил Задорнов «нервно курит в стороне», поскольку юмор, приправленный позитивом, который Наталью сопровождает по жизни, на всем протяжении нашей поездки, обеспечивал нам бесконечную смехопанораму. Кроме того, эта женщина совершенно не закомплексована реалиями «домохозяек» современного мира и постоянно путешествует, радуя себя и своих попутчиков. Первые ее слова при встрече со мной были: «Нет, это невозможно, мы немедленно возвращаемся назад!». Алексей, конечно, попытался подготовить группу к знакомству со мной, но Наташа оказалась такой впечатлительной! «Я не хочу видеть, как он умирает, это же Монголия, как можно ехать туда в одном свитере осенью, без спальника, без вообще ничего!». И, не успев выехать из города, мы развернулись, чтобы правильно меня экипировать. «Вообще-то, у меня есть спальник», – сказал я торжественно и продемонстрировал то, что даже продавщица приняла за детскую подушку, когда продавала его мне. Это, скорее, был спальник для карлика-китайца, но все же он был! И, кстати, запасные носки тоже. Впрочем, мои оправдания потерпели полное фиаско. Наталья привела меня домой, где выдача одежды сопровождалась телетайпным текстом:
– Штаны теплые – два берешь, запасная обувь, куртка – два берешь, свитер – два. Шапочка. 

Я не сопротивлялся. Тем более, что все это потом можно было потом положить в машину и успешно не пользоваться. Но шапочка мне понравилась! Наконец, мы закончили мое спасание и выдвинулись в путешествие. 



На улицах города



Место нашей встречи



Современный фасад здания в Барнауле



Резной старинный городской фасад



И куда ни погляди, всюду хотца нам идти!



Алексей - позитив по жизни, путешествует как дышит, а дышит он часто



В красной шапочке от Натальи



Едем с приветом по белу свету!

Город Барнаул остался позади, и пейзаж напоминал октябрьское Подмосковье. Но довольно быстро равнина стала вздыбливаться, и мы въехали в горный Алтай. Чтобы начать путешествие по Монголии, предстояло проехать сутки по знаменитому Чуйскому тракту. Эта дорога, входящая в двадцатку самых красивых дорог мира, встретила нас великолепным горным лесом в осенних тонах, припорошенным сказочно чистым первым снегом. Чуйский тракт, в первозданной своей красоте, белоснежным полотенцем устилал нам дорогу на пути в Монголию. Восхищаясь многократно виденными пейзажами этих мест, Наташа повернулась ко мне со словами: «Хорошо у нас на Алтае, правда?!». Негромкий храп был ей ответом с моей неблагодарной стороны. То ли обезболивающее средство так подействовало, то ли я просто утомился, но сквозь сон слышал сплошные ее возмущения: «Что это за знакомый у тебя такой, путешественник? Он что, не видит, как тут красиво? Он что, спать сюда приехал, ему не интересно, что ли?! У нас-то, все это видевших по многу раз, дыхание от красоты перехватывает, а он спит, москвич твой!!». 
  «Какое безобразие, – подумал в полудреме я, – как мне не стыдно так портить свою репутацию и расстраивать хороший людей», – и провалился в еще более глубокий сладкий сон. 
 
Первую ночь решено было провести в придорожной гостинице к большому неудовольствию Алексея, который нашел холодную просторную юрту в окружении коровьих какашек.
– Не успели выехать, вас уже в цивилизацию потянуло, – ворчал он. Но, будучи человеком компромисса, согласился с остальными. – Вот Саня вообще в гостиницах не ночует.
– Угу, – согласился я, внутренне замирая от восторга, что сегодня мы будем спать в теплых постелях! Однако, сервис придорожных гостиниц Чуйского тракта не предусматривал кровати на всех желающих, а гостиничный санузел был достоин всех звезд экстрима. Эх, сюда бы Елену Летучую из Ревизорро, вряд ли бы она вышла живой из душа! 
 
Впрочем, места вокруг были превосходнейшие, и все эти бытовые мелочи лишь придавали экзотики путешественникам. Так, мы посетили на Чуйском тракте удивительное место – маленькое, прямо малюсенькое горное озеро с сине-голубой ледяной водой. Путь туда лежал по очень живописной тропке и набросанным жердям, а сопровождала нас в этом небольшом походе черная кошка, которая словно вела нас, но к себе разрешила подойти только возле озера. Необычность этого места, кроме кошки-хранительницы, была еще в самом озере – его необычайно прозрачное дно дышало, словно живое и, разбегаясь кругами, перемещалось от центра к берегам, создавая удивительные картины, совершенно не похожие одна на другую. Движение это медленное, завораживающее, неравномерное по времени и месту. А главное – вода, которая при этом оставалась спокойной и идеально чистой! 
 
Также этим утром мы осмотрели долину реки, где во время Гражданской войны, по рассказам местных жителей, белочехи казнили большевиков. Вода, говорят, там была буквально красная от крови большого количества казненных и сброшенных в реку красноармейцев. 

  

Морозный день в нашем пути



Старый участок дороги Чуйского тракта



Место казни красноармейцев



Пейзажи Чуйского тракта



Ноу комментс



Сергей Моценко, наш водитель-хранитель



Озеро с живым дном - глаз Алтая


Акварельное отражение в озере



И разные коварства подстерегали Серегу в путешествиях



Черная кошка - талисман голубого озера



Дно в движении создает свои картины, словно под землей кто-то водит невидимой кистью



И вновь озеро дает нам неведомые знаки

Далее на нашем пути в Монголию находилась местная достопримечательность под кодом «Ленин, который обиделся». Я у ребят спрашиваю – как это может быть, что – неудачный памятник?? Да нет, обычный. А почему обиделся? А вот увидишь. Широкая дорога повернула, и мы увидели большой памятник Ленину, стоявшему к нам… сердитой спиной. «Вот видишь – обиделся!!», – торжествующе обрадовались мои попутчики. 
 
Действительно, вождь пролетариата смотрел куда-то в лес и горы, а вся дорога была за его спиной. Так зачем его было так устанавливать, спрашивается? Смешно выглядит (а по тем временам – и чревато!). И тут ребята «раскололись», рассказав мне, что это сейчас Чуйский тракт – широкая и современная дорога, а раньше она узкой полоской петляла в горах и не везде была проходима. Вот тогда она проходила перед Лениным, и он, как обычно, всех приветствовал. А теперь обиделся, выходит, после перестройки. 
 
«А вот там мост, – сказал Алексей, и нашим взорам открылся огромный старый мост, по которому давно уже никто не ездил. – Его до войны еще каторжанки строили. Мост в светлое будущее…». Я посмотрел на этот мост и окружающие горы, видевшие страдания этих каторжных женщин – кулачек, жен белых офицеров, купчих и прочих «родственников врагов народа», и мне захотелось стать на колени. Словно дыхание времени и истории был для меня этот рассказ. Вот, это моя страна. А мы едем в Монголию. Уже близко граница, на вершинах все меньше леса, деревья становятся ниже. Скоро, скоро, скоро… 

Наконец, показалась российско-монгольская граница. Мы попали в обед, поэтому у нас было время не спеша рассмотреть тех, кто тоже решил пересечь нашу границу. В основном, это были монголы, возвращавшиеся домой, целых пять разных машин. Одну из них всю опутали рулонами туалетной бумаги, и мы поняли, ЧТО в Монголии востребовано по-взрослому. 
 
Когда обед закончился, очередь стала двигаться быстро, и нас очень вежливо пропустили наши погранцы, предупредив, что назад нельзя провозить ничего животного происхождения – будут проверять! Для меня это стало поводом задуматься – что бы такого провезти, чего нельзя?.. Но пока эта идея лишь формировалась. Вообще, в Монголии очень много мяса, и оно там бегает повсюду, стоит дешево, поэтому его и нельзя ввозить, дабы цены на мясо не сбивать, равно как и на шкуры. Но ни то, ни другое, в качестве трофеев, меня не интересовало. 
 
Проехав пару километров по ничейной территории, мы все-таки прибыли в Монголию, где и застряли на полдня, поскольку документы там проверяют ну о-о-чень медленно. А у меня еще и паспорт многократного погружения под воду. Пришлось все данные писать им от руки, и когда отдали документы, монголы-пограничники сказали, видно, отработанную фразу: новая давай уже делай. Это значит, видимо, «делай ноги» – формальности закончились, мы можем ехать, ура. Но перед тем, как поехать дальше, на ночь глядя, мы зашли покушать уже местной еды, но пока за рубли. Действительно дешево, вкусно и в жутких интерьерах, особенно зловеще воспринимаемых в ночной тиши. 
 
После границы почувствовался дух зарубежья, и с нетерпением хотелось наступления дня. Но пока что мы ехали в кромешной темноте, в окне ничего не было видно. И только ребята всю дорогу удивлялись: хорошо-то как, хорошо едем, прямо как в России! И что, спрашиваю, хорошего, дорога как дорога, что вас так радует? Так ведь ДОРОГА – это же Монголия! И что? Так не было этой дороги пару лет назад. А что было? А то, что ждет нас впереди – «монгольский автобан». И все рассмеялись. 

  


Природа на подступах к российско-монгольской границе



Монгол-ТВ



Вот редеет уж тайга, знать, Монголия близка

Продолжение следует...

Текст, фото: Александр Чканников ©
Возврат к списку | Просмотры: 1574 | Комментарии: 2
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Комментарии
GalkovskajGalkovskaj+299415 августа 2016 в 09:49
0
Здорово ! Голубое озеро супер.
ответная реплика
0702198407021984+3817 августа 2016 в 16:35
0
Интересно, а что за процессы на дне озера происходят?
ответная реплика

Календарь новостей
Пушкинское радио





Ритуальные услуги в Пушкино




Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Наверх