Шариков – миф или реальность

22 мар
15:02 2016
Категория:
Край родной
Прошло два года, с тех пор как мне удалось отыскать легендарную Акулову гору. Десятки фотографий конца XIX века Окуловского обрыва, — так ещё называлась гора, — были не идентифицированы. Краеведы только разводили руками, указывая то на одно, то на другое место западной части города Пушкино. Наконец, ценой неимоверных усилий, мною была найдена карта, в буквальном смысле слова валявшаяся в районном архиве. Именно она пролила свет на этот важнейший для меня вопрос. В то время я, на этой самой Акуловой горе, завершал воссоздание дачи поэта Владимира Владимировича Маяковского. Понять, почему это практически ровное место вдруг именуется горой, было делом принципа. Тогда, я всё «разложил по полочкам», но…

Вскоре после моего выступления в Библиотечном центре города Пушкино на тему: «Акулова гора – миф или реальность», в ряде солидных журналов и газет была опубликована статья «Маяковский на даче. Где находится Акулова гора?». Вот ссылка на этот материал: .

Её автором стал член Союза краеведов России Василий Васильевич Панченков. Он конечно упомянул обо мне, мол «протоиерею Андрею Дудареву посчастливилось первому ознакомиться в архивном отделе управления администрации Пушкинского муниципального района с датированной примерно 1931 г. рабочей топографической картой по подготовке к строительству канала на участке Учинского водохранилища». Посчастливилось?! А о том, что я две недели осаждал архив, где меня уверяли –«карт у нас нет и быть не может» – простите, ни звука. Но, как говорится, кто ищет, тот найдёт. Я в очередной раз надоедал сотрудникам архива вопросом о карте, и одна пожилая дама вспомнила: «Да у меня на подоконнике три месяца лежит какая-то карта, не знаю куда её засунуть. Гляньте, может подойдёт?» Эврика!!! То, что я искал, но…



Член Союза краеведов России не знал, что эта карта информативна условно – она лишь копия, точность которой не позволяла выяснить местоположение Акуловой горы. За обретением этой карты последовал новый этап — поиск первоисточника. Последний был найден и куплен мною на измайловском антикварном развале. 



Только этот экземпляр дал возможность детально изучить указанный вопрос. Поэтому для меня по меньшей мере странно звучит:«Автор благодарит за помощь в подготовке материала заместителя начальника архивного отдела управления администрации Пушкинского муниципального района И.В. Грачёву».Спросите, за что? За карту, которую они чуть не похоронили в своём «хранилище»?

Скажите, во мне заговорила старая обида? Отнюдь… Поводом к данному откровенному разговору стала ещё одна тема, которая увы, как обычно, несмотря на свою очевидность, в упор не замечалась специалистами. Теперь же, прежде чем заявить об этом, по совету друзей я решил опубликовать новое открытие – во избежание плагиата (от греч. πλ?γιος — «поперек», «косой»).

К примеру, для чего я, будучи священнослужителем, занимаюсь краеведением? Точкой отсчёта для меня всегда являются не амбиции, а Личность – забытая неблагодарными потомками. В случае с Акуловой горой это революционный поэт Маяковский, на этот же раз — меценат конца XIX – начала XX веков, живший в городе Пушкино, Михаил Семёнович Шариков



Поэтому любая тема которую я, так или иначе, поднимал, своим логическим продолжением имела увековечивание памяти Героя. Список мероприятий весьма обширный: капитальный ремонт музея С.А. Есенина (Москва, 2010), бронзовый бюст поэту Абрамову-Ширяевцу (Ваганьково, 2011), бронзовый бюст В.В.Маяковскому (Пушкино, 2012), бронзовый памятник Л.Н.Толстому (Пушкино, 2013), дача В.В.Маяковского (Пушкино, 2014), боевой танк Т-34 76 со сквером (Пушкино, 2015).

Что же с другой стороны? Это оперативные публикации во имя лжеавторских прав, благодарности, взаимные реверансы, звания, награды, должности, дивиденды… Таким образом, моя идея искажалась до неузнаваемости, становилась «косой» и шла «поперек» – вот что для меня плагиат. Поэтому возвысить свой голос подвигла меня отнюдь не обида, а дело — истина! И ничего, Василий Васильевич, личного!

Итак, Михаил Семёнович Шариков – обо всём и предельно подробно…

Во-первых, то, что знают практически все: лесопромышленник Шариков М.С. жил в городе Пушкино и запомнился рядом благотворительных проектов. Это строительство Боголюбской церкви (кирпичной и рядом деревянной), Летнего театра, участие в прокладке Ярославской ЖД, регулярная помощь бедным студентам… На улице Добролюбова около «Электросети» до сих пор стоит дом Михаила Семёновича. Думаю, более выдающегося жителя нашего провинциального городка сыскать трудно. Разве что Евгений Иванович Арманд, но это отдельная тема…

Года три назад я месяц тщетно пытался проникнуть в дом Шарикова, а потом подвесил этот вопрос, веря, что огромное желание рано или поздно сведёт меня с хозяином. Хозяином же дачи, по слухам, являлся прямой, по мужской линии, потомок купца Шарикова. И вот, в начале февраля 2016 года долгожданная встреча — передо мной, на даче Маяковского, внук Михаила Семёновича, отпрыск его не менее известного сына Николая Михайловича Шарикова.

Николай Михайлович был оперным певцом, пошедшим, так сказать, в силу ряда обстоятельств по административной линии. Николай Михайлович долго служил во Всеросийском обществе культурных связей (ВОКС). Именно благодаря ему в нашем городе в доме Шариковых не раз бывали такие оперные звёзды как Шаляпин, Собинов, Нежданова. Об этом кстати тоже знают практически все, но…

Наконец-то, передо мною сидит внук Михаила Семёновича Шарикова — пожилой человек с горящими по-юношески глазами. Однако его рассказ о родном деде окрашивается мрачными тонами. Его мать Мария Марковна Лукьянюк практически никогда не говорила про мужа Николая Михайловича Шарикова, скончашегося 30 июля 1942 года. Ни сколько ему было лет, ни где он похоронен — неизвестно. Причина – опасение за судьбу сына, имевшего неприличное, по тому времени, происхождение. Поэтому и отчество с фамилией внук Михаила Семёновича Шарикова получил от матери — Лукьянюк Александр Алексеевич.

Про деда – тем более… Известно только, что умер он 11 марта 1929 года. Аналогично — ни сколько ему было…, ни где погребён – увы… Остался только семейный альбом, в котором Александр Алексеевич мог узнать узкий круг лиц и мало информативная бухгалтерская книга «Дневная торговаго дома Е.И.Шариковой с Сыновьями с 1 Октября 1913 г. ПУШКИНСКОГО СКЛАДА». Однако один рассказ меня поразил – я никогда не слышал про это. Оказывается, после обширного пожара в Пушкино, Михаил Семёнович на пустом месте отстроил Новую деревню, или как она называлась в конце XIX века просто Новую, и безвозмездно расселил в ней погорельцев. Ладно церкви, — мол, буржуй заботился о загробной жизни, или театр – развлекался, но дома для несчастных людей… Думаю, тогда же была построена Ново-Деревенская Сретенская церковь, прославившаяся тем, что в ней служил и у её алтаря похоронен легендарный протоиерей Александр Мень.

Облучённому услышанным мне, во что бы то ни стало, захотелось поклониться праху великого Безсребрянника. «Где наша не пропадала – кто ищет тот найдёт – верю ждёт меня удача!» — под этими незамысловатыми лозунгами я и пустился в новое увлекательное путешествие к заветной цели – Вечной Памяти Человека.

При полном отсутствии документов, — тогда ещё я не видел ни фотографий, ни Книги – мне оставалось расчитывать на Интернет. Краеведов, почему-то, я уже тогда не брал в расчёт, но о них позже. Захожу в Сеть – во-первых, информация, известная всем – на неё я указывал выше; это, как правило, ссылки на пушкинских краеведов, которые повторяли одну и ту же скудную информацию о Меценате. Во-вторых, меня удивило практически полное отсутствие информации о Михаиле Семёновиче на богатом сайте существующей благодаря этому человеку Боголюбской церкви. Хотя Александр Алексеевич много лет назад связывался с настоятелем — протоиереем Иоанном Клименко — и передавал ему массу связанных с храмом материалов. Негоже…, ну да ладно – идём далее – СТОП!

«Сегриев Посад… Лесопромышленник… Шариков Сергей Семёнович… или Семен Семёнович… последний имперский градоначальник – городской староста Посада… ктитор Рождественского храма…» – ОЧЕНЬ ЛЮБОПЫТНО. А не брат ли это нашего Михаила Семёновича? Едем в Сергиев Посад! Но сначала – пресловутый АРХИВ.

В архиве – «0», но здесь порекомендовали ЗАГС – спасибо и на этом. В ЗАГСе — Шариков – что-то есть… О Михаиле Семёновиче – ничего, хотя умершие в 1929-ом здесь присутствуют, а вот, Николай Михайлович – запись: «Умер 30 июля 1942 года на 56-ом году жизни от декомпенсации сердца. Фиксировал смерть доктор из Ивантеевки… Свидетельствовала жена Мария Марковна Лукьянюк». Ну что – уже неплохо: Николай Михайлович Шариков — 1886 года рождения. Полтора месяца не хватило ему, чтобы увидеть сына, родившегося 16 августа 1942 года.

Очень сомневаясь, решаю зайти в МБУК «Краеведческий музей г. Пушкино МО» – ПУСТО. Мало того – его директор Бойко Олег Николаевич спутал Михаила Семёновича с Николаем Михайловичем. Спрашиваю на прощание — а о сергиево-посадском брате не слыхали? – «Да нет».

Еду в Сергиев Посад с мыслями – а не мог ли Михаил Семёнович отправиться умирать к брату, если, конечно, это брат? Сначала ЗАГС – ни Михаила Семёновича, ни Сергея Семёновича, ни даже Семён Семёновича – НЕТ. В Краеведческий музей Сергиева-Посада, — честно, – захожу с предубеждением, но любезные сотрудницы порекомендовали местного краеведа Константина Александровича Филимонова, занимающегося как раз началом XX века. 

Константин Александрович удивил меня искренним интересом к тому, что говорил ему непрофессионал, т.е. я. Он поведал мне о том, что, действительно, последним имперским городским старостой Сергиева Посада был известный политический деятель, лесопромышленник Шариков Сергей Семёнович. При этом он являлся ктитором Соборной церкви Рождества Христова, которая превратилась сегодня в пятиэтажный дом. Вот ссылка на материал Константина Александровича о бывшем храме по улице Карла Маркса в Посаде.
 
Но ни о каком брате из Пушкино он никогда не слышал, не оказалось в Посаде и фото Сергея Семёновича. Хотя в личном архиве Константина Александровича мы нашли целый список Шариковых, которые у нас на глазах стали склеиваться в семью.

Семён Семёнович Шариков, Сергиево-Посадский купец – лесопромышленник, первые упоминания о котором датируются 1861 годом. 

В конце XIX века в Посаде указывается на вдову купца Шарикова – Евдокию Ильиничну Шарикову. Не та ли это Е. И. Шарикова с Бухгалтерской книги – подумалось мне тогда, но кто же её сыновья? 



Также встречается в архиве Константина Александровича, уже в начале XX века, ещё один Семён Шариков — без отчества. Шариковым в Сергиевом Посаде принадлежал целый ряд зданий. Сергей Семёнович считался одним из богатейших жителей города и щедрым меценатом. Но как и в Пушкино, место захоронения Шариковых в Сергиевом Посаде не известно. Константин Александрович предположил, что, судя по расположению владений Шариковых, близлежащие к ним храмы кладбища утратили.



С этим я покидал Сергиев-Посад: уже тогда для меня было очевидно, что Михаил Семёнович — неотъемлемая часть посадской семьи Шариковых и один из братьев-сыновей Е. И. Шариковой. Но сколько их было — двое или трое, с Семёном Шариковым? Конечно,мне не терпелось взглянуть на семейный альбом и найти фото упомянутых выше лиц. Не выдержав, с пути звоню Александру Алексеевичу и сообщаю о результатах моих поисков. Потрясённый оперативностью: «С места в карьер» — воскликнул он и закончил: «Я в вашем распоряжении!» В этот же вечер мы с внуком Шарикова листали семейный альбом. На втором кругу я к удивлению выяснил, что Александр Алексеевич никогда не переворачивал фото с целью обнаружения письменных заметок. Здесь меня и ждала первая награда!

Передо мной фото сделанное в Сергиево-Посадской студии А. Платонова — респектабельный лет 50-ти мужчина – переворачиваю — замираю, … О, Боже! «Дорогому и многоуважаемому брату Михаилу Семёновичу на память от любящего С. С. Шарикова 1-го Июля 1904 г.» Всё сходится! Далее нахожу три совместных более поздних фото того же С. С. Шарикова с Михаилом Семёновичем. Наконец-то перед нами два родных брата, но кто же такой в начале XXвека Семён Шариков?


Ищу другие платоновские фото – вот ещё одно, на нём лет 25-ти два молодых человека. В одном Александр Алексеевич узнаёт своего отца, Николая Михайловича. Кто же другой? Переворачиваю – на французском читаем: «NikolasCharikoff, SemeonsCharikoff 1911г.». Сергиев-Посад, ровесники — а не двоюродный ли это брат – сын Сергея Семёновича – Семён Сергеевич Шариков? Весьма и весьма вероятно!

Но где же. в конце концов, похоронен Михаил Семёнович?
Что ж, остаётся ехать в московские архивы – метрические книги и т.д. и т.п. Беру у Александра Алексеевича некоторые фото, на всякий случай Бухгалтерскую книгу и ухожу думать.
На следующий день решаю пролистать Книгу – а может быть какие-то случайные заметки, фамилии, указания окончательно распутают этот клубок?

Книга не общего пользования, а специально отпечатанная в «Товариществе печатного дела и торговли И. Н. Кушнерев и Ко», с золотым тиснением её названия на твёрдом книжном переплёте: 

«Дневная 
торговаго дома 
Е.И.Шариковой с Сыновьями 
с 1 Октября 1913 г. 
ПУШКИНСКОГО СКЛАДА»

На первом развороте реклама «Магазин Конторских Книг и письменных принадлежностей. Москва. Типо-литография. Цинкография. Фабрика конторских книг: Пименовская ул., соб. Дом. Магазин: Никольская ул.,д.бр.Чижовых.» Здесь же указано: «При надобности такой книги просим заявить только номер №3411». Книга имеет 500 ярко пронумерованных страниц. Поэтому, при её изучении будем указывать страницы.

Я полагал, что с бухгалтерскими виршами справлюсь за час, но просидел над Книгой 10 часов – 10 незабываемых часов. Признаюсь — более интересного чтива, чем эта книга Бухучёта, не встречал ни разу.

Учёт ведётся с 19 сентября 1913 года и фиксирует ежедневный объём проданного пиломатериала с точным указанием его стоимости. Ежемесячно подводится итог торговли. Годовой баланс подбивается не в декабре, а в июне. Торговый год, таким образом, продолжается с 1-го июля по 30-е июня.
С марта 1917 года происходит существенное изменение в отчётности – вместо безличной фиксации продаж вводится адресный отпуск пиломатериалов по фамилии, имени и отчеству, в ряде же случаев, когда речь идёт об организациях – указывается их название (в книге стр.99).
С июля 1917 года Михаил Семёнович, — видимо, из-за уменьшения количества записей, — присваивает каждой порядковый номер. Эта нумерация завершается в июле 1920 года.

Здесь я встретил важное для нашего храма Великомученника и Целителя Пантелеимона, настоятелем которого являюсь, указание: «4 октября 1919 года: Санаторий “Царь-Дар” при больнице “Утоли моя печали” – досок рядов. 5 ½ — 11223р.»  (в книге стр.125, №133). Дело в том, что мы пытаемся возродить летнее подворье основанного княгиней Натальей Борисовной Шохавской Сестричества «Утоли моя печали». Это подворье располагалось на территории нынешнего Пушкинского туберкулёзного госпиталя. Эти земли были пожертвованы Сестричеству Императором Александром III – отсюда и «Царь-Дар».

С октября 1917 года наблюдается резкий спад продаж (в книге стр.112).
В апреле 1918 года красными чернилами записано: «Апреля 8 дня (Марта 26-го) склад реквизирован Советом Рабочих и Крестьянских Депутатов Пушкинского района (Коллегия Земледелия)» (в книге стр.118).

До июля 1920 года учёт ведётся в прежнем режиме – на складе отпускаются пиломатериалы. 16 июня 1920 года в ассортименте появляется новый материал –«кирпич белый» (в книге стр.136).
Затем несколько страниц пропущено (в книге стр.137 – 149; вырвано 143 — 148)и неожиданно начинается самое интересное – практически дневник.

При этом пиломатериалы со склада исчезают, а появляется корова Барыня, молоко которой реализуется в старом режиме, с чёткой фиксацией объёмов – до кружки, «по 200 р. за кружку» (в книге стр.150). Круг лиц, которым отпускается молоко, узкий — из 5-6 фамилий. Записям присваивается новый порядковый номер, не связанный с числом месяца – его и будем использовать далее наряду со страницей.

Главное, с этого момента заносятся краткие записи, напрямую не относящиеся к торговле. Как-то: «1 июля, четверг: Священнику и просфорницам за праздник Боголюбской Б.М. дано — 350» (в книге стр.150, №3), или в тот-же день «С Е. В. Павловой за молоко взятое в июне 4200 р получ. и за квартиру за июль 50 р вс еже четыри тысячи двести пятьдесят руб.» (в книге стр.150, №4), «5-го июля, понедельник: С последним поездом 12ч. 40м. прибыли из Москвы Коля и Иванова Т. И.» (в книге стр.154, №20)и т.п. Фиксируется и время записи, из чего можно сделать главный вывод – рабочий день буржуя начинался в 6.30 утра. Здесь, наряду с новым Григорианским стилем, указывается старый Юлианский: «1.18 июля/июня, 2.19 июля/июня».

Далее я стану обращать внимание только на то, что мне показалось важным.
«9 июля: Из Социального Обеспечения (при Пушк. Вол. Совдепе) получено пособие красноармейское по Расчетной книжке Ник. Мих. Шарикова за Апрель, Май и Июнь м-цы по 400 р. за месяц всего одна тысяча двести р.» (в книге стр.158, №33).
«10-го июля: Визит В. Ф. Бурова для осмотра и лечения воспаления кожи на правой руке А. В. Уплочено за визит — 250» (в книге стр.160, №38)- супругу Михаила Семёновича звали Александра Васильевна. «16 июля: С. билет в Москву к Коле – поехала с поездом 9.19м. вечера ночевать к Коле — 15» (в книге стр. 166, №58)- С. или Саша так часто Михаил Семёнович называет здесь, очевидно, туже Александру Васильевну.

В ряду финансовых расходов регулярно фигурирует Боголюбская церковь – видимо, и после Революции Шариков оставался её спонсором. «16 июля: О. Благочинному уплочено Боголюбской церкви — 1000» (в книге стр.166, №57), «18 июля: В церкви и духовенству по случаю престольного праздника Св. Преподобн. Сергия израсходовано — 304» (в книге стр.168, №64). Михаил Семёнович начинает указывать вместе с числом и днём недели церковные праздники, например: «21 июля, Казанской Б.М., среда» (в книге стр.170, №71)

22 июля впервые появляется указание на погоду, оно не раз повторится впоследствии: «7.10ч.- +15, 3.30- +28 –солнце ветренно» (в книге стр.170, №73).
«25 июля: Церковь (сегодня избран на 9-е трёхлетие в должность Церков. старосты» (в книге стр.173, №84) – таким образом Михаил Семёнович Шариков был ктитором Боголюбской церкви к тому времени уже 24 года с 1896 года.

«2 августа: Быку-Алёшке на корм послано с Софией Александровной Бруханской казначею Прутскому В.Ф. две тысяси рублей», поверх красными чернилами написано “14 авг. 2.000 р. получено обратно” (в книге стр.181, №109). В отношении этого Алёшки, судя по всему, ещё 16 июля красными чернилами отмечено: “Покрыта ”Барыня» ждать 26 апреля" (в книге стр.165, №55) и “6 августа: 2-й раз покрыта ”Барыня» – ждать 17-го мая" (в книге стр.184, №123). Красным — “5 августа: Три кружки разлиты коровой толкнула ногой дойник, отбиваясь от мух” (в книге стр.184, №121).
“16 августа: В Пушк. Совдеп подана ведомость о приходе и остатке лесных материалов на 15 августа 1920 г.” (в книге стр.192, №157) –видимо, дерево на складе ещё оставалось, однако заметки о его движении – продаже уже отсутствуют.

“18 августа: В Жилищный Отдел Пушк. Волостн. Совдепа. Гр. М.С.Ш. Заявление. Прошу жилищный Отдел взыскать с Детской Колонии ”Лесной Городок», ячейка №9, причитающуюся мне плату за занимаемое ей помещение в моём доме по Лесной ул. №47 и 48 и уплатить эту сумму мне, так как никаких недоимок на означенном владении нет. При сем заявляю, что нежилого строения Колония занимает не 100, а 488 кв. арш. Деньги следует мне получить за ? мес. Ноября (за Декабрь уплочено) и за 1920 с января по сентябрь, т.е.за 8 месяцев" (в книге стр.193, №163). Здесь необходимо перенестись на месяц вперёд, где заканчивается эта история с жалобой. “12 сентября: Воскресенье. 5 очередь кормить пастухов. Вчера (11 сент за №1430) от Детской Колонии ”Лесной Городок» получена следующая бумага: Гр-ну М.С. Шарикову. К понедельнику 13 сентября с/г прошу освободить для нужд колонии 1 комнату и кладовую в нижнем этаже дачи б. Шарикова, ныне занимаемых Вами. Основание: Разрешение Жилищного Отдела Пушкинского Райсовдепа от 8/IX№1705. Заведующей колонией Бринкман." (в книге стр.214, №247).

Своего рода реакцией на жалобу возможно стало и следующее обстоятельство. “23 августа: Из Пушк. Совдепа получена след. Бумага от 23/VIII 1920 г. за №1766. Гр. Шарикову. Настоящим Пушк. Райсовдеп предписывает Вам явиться к занятию в Земельном Отделе с 24-го сего Августа. Председат. С. Яковлев. Секретарь В. Зайцев” (в книге стр.197, №177). Судя по всему, для новой власти Шариков оставался враждебным элементом — барином, которого следует приучать к труду. 

При этом Михаил Семёнович был для них ярым церковником. Это подтверждает письмо, полученное им от некоего С.В. Камзолкина. “5 сентября: Воскресенье. И.В. Волкову заимообразно пятьдесят тысяч и взят поросёнок ”Мурка" (в книге стр.208, №222). С.В.Камзолкин прислал письмо: выражает утешение, увещевает несмотря скорби и неприятности нести крест по служению в храме Боголюбской Б.М. В ответ на это письмо послана ему письменная благодарность (в книге стр.209, №225).
Как-будто вторит скорбным обстоятельствам непогода и церковный календарь: “6 сентября: +18 сил. Ветер – дождь" (в книге стр.209, №226); 7 сентября: +13 дождь почти не прекращается (в книге стр.210, №228); 11 сентября: +9 дождь ночью, Суббота – Усекнов. Главы Иоанна Крестителя” (в книге стр.213, №240).

Спасается бывший миллионщик, судя по следующим записям, юмором: “15 сентября: В среду 15-го сентября 7 час. вечера на кругу театра созывается экстренное общее собрание; программа дня: 1., Ликвидация быка. 2., Мобилизация коров. Вопросы важные, присутствие каждого необходимо” (в книге стр.217, №256). Увы, оказалось что это тот самый Алёшка-производитель, которым покрывали Барыню. Последнюю же, как вы, я думаю, поняли — мобилизовали: “17 сентября: 16 ф. мяса получено по разделу общественного быка ”Алёшки», зарезан вчера 16-го числа; Продана «Барыня» Сергею Николаевичу Лисицину в задаток получено десять тысяч р." (в книге стр.218,219, №263,266).
“15-же сентября: Получено удостоверение Пролетарского Отделения Московского Губотдела Всероссийского Провсоюза Совработы, что я состою с 30-го августа членом Союза Членская книжка №205 и уплочено с оклада 3150 Вступительт. 63р., член. за Август 63р. Удостов. 10р., всего по кв. №14 — 136” (в книге стр.219, №267).
“27 сентября: Воздвижение чест. и животворящ. Креста Господня” (в книге стр.224, №298).“30 сентября: В аптеке куплено Валериановых капель на 5р.” (в книге стр.226, №307). “4 октября: 0 — выпал 1-й снег” (в книге стр.228, №319). “5 октября: сегодня ночью из кладовой вытащили (украли) все мои шубы: хорьковую с бобр. воротн., кенгур, и на пухов. вате (такие же 2 Колины шубы), мое осенн. пальто, а также демисезонное, гостинн. ковер, разн. дряни, 1 ? п. муки ржан., табак, разн. маринады. Боже, Боже, не остави меня!… ” (в книге стр.228, №323). “6 октября: Глицерина куплено в аптеке на 250р.” (в книге стр.229, №326).
На смену Барыне приходит новая любимица — корова Зорька: “11 октября: От Д.М.Карпова от”Зорьки” получено молока… 24 кружки» (в книге стр.232, №338)
Того же «11 октября: Понедельник. Подано мной в П.В.Совдеп с просьбой отпустить мне 3 ф. керосина для составления сметы на дрова для сел, деревень, фабрик, школ, больниц и пр. Просьба моя удовлетворена Председ. Совдепа Леонти. Тим. Трещалиным и Секрет. Управления Алекс. Григорьев. Колпаковым» (в книге стр.231, №237). Судя по всему, лесной склад к этому времени перешёл на реализацию дров.

Весьма информационным, в плане принципов социальной политики новой власти, является юридическое продолжение истории с кражей шуб. «13 октября: В Пушк. Совдеп поступило сегодня отн. от 4/Х за №4556: Московск. Уездн. Отсобез предлагает в случае пожаров и кражи присылать опросные листы с указанием, что погорелец просит, что у него осталось из имущества и протокол сгоревших, или похищенных вещей, без вышеуказанных сведений гражданам помощь оказываться отделом не будет. Зав. Уездн. Отдел. Новиков. Зав. Концелярией Варунин.
Получив отнош. это я отправился в Отдел Милиции, просить протокол покражи моей совершенной 5 с/м., но протокола я получить не мог, а получил лишь Удостоверение, каковое и выписываю целиком.
Удостоверение. Начальник Милиции Пушкинск. Района Моск. Уезда 13 окт 1920г. №1487. Дано сие от отдела Милиции Пушкинск. Района Гр-ну Михаилу Семеновичу Шарикову, проживающему в поселке Пушкино соб. Дом в том, что действительно у его похищено: три меховых теплых шубы и два осенних пальто и его сына две меховых теплых шубы, что и удостоверяется подписями с приложением печати. Пом. Нач. Советск. Милиции Пушк. Района Васильев. Делопроизводитель Ф. Сафонов.
В ОтсобезПушк. Вол. Совдепа. Гр-на М.С.Шарикова – члена семейства Красноармейца. Заявление. В ночь на 5 с/м у меня произведена кража со взломом: похищены все мои и сына теплые шубы и осенние пальто, так что ходить предстоящую зиму совершенно не в чем, а посему, равно и на основании отнош. Моск. Уездн. Отсобеза от 4/Х за №4556, прошу не отказать мне и сыну моему и Красноармейцу, в помощи; а именно: разрешить приобрести по твердым ценам два отреза для шуб мне и моему сыну. При сем прилагаю удостоверение Начальн. Советской Милиции от 13 окт. 1920 г. За №1487. Гр-н М.Ш. (14 окт. 1920г. №346)»
(в книге стр.232-234, №343-346).

 «14 октября: Четверг. Покров Пресв. Б-цы. Сегодня в 5 1/2 ч. Вечера скончался от воспаления легких уважаемый прихожанин Боголюбской церкви Вячеслав Михайлович Кузнецов »  (в книге стр.234, №348). «17 октября: Воскресенье. Заказная обедня – память Серёжи; и всех сродников. Сегодня же за литургией происходило отпевание Вячеслава Михайловича Кузнецова. Погребение на Боголюбском, при д. Акулова, кладбище.» (в книге стр.235, №352) ВОТ ЭТО ДА! Михаил Семёнович пишет конечно же о родном брате Сергее Семёновиче Шарикове, который, оказывается, к этому времени уже умер. «Заказная обедня – память Серёжи»- формулировка,свидетельствующая, как правило, о человеке, умершем год назад. И вот: «20 октября: Среда. —4 всю ночь была вьюга и продолжается утром снегу намело вершка на два, местами и на четыре вершка. Сегодня память Серёжи» (в книге стр.236, №357). С вероятностью до 99,9% — Сергей Семёнович Шариков скончался 20 октября 1919 года.
«22 октября: В Управление Пушкинского Волсовета. Сотрудника Земотдела М.С.Ш. Заявление. Ввиду множества поступающих в настоящее время бумаг, я не имею возможности часы занятий все поступающие бумаги привести в порядок, — разнести их по книгам, — приходится работать вечерами на дому, а поэтому прошу Управление для вечерних занятий разрешить выдать мне три (3) фунта керосина. М.Ш. (23 окт.1920г.) №361. На означенн. выше заявлении последовала следующая надпись Председателя Волсовета Трещалина Леонт. Тимофеевича: В Продотдел. Отпустить в счет Совета 3 ф. керосина для вечерних занятий. Трещалин 23/X 20г.» (в книге стр.236-237, №361-362).

«23 октября: Для помощи Фронту по квит. №3 пожертвовано: Сорочек 4 шт., кальсон 2 п., одеяло байков. 1., полотенцев 2., и портянок 2 пары» (в книге стр.237, №365).

«1 ноября: —8 ночью выпал обильн. снег. Мной подано два заявления. 1) Заведующ. Земотд. П. Волсовета. Не успевая в часы занятий приводить поступающия дела в порядок, а также разнести все по книгам, я с Вашего разрешения занимался вечерами вечерами на дому. За прош. Окт. м-ц мной употреблено на вышеозн. работу 75 час. Прошу выдать мне за эти часы вечерн. занятий вознаграждение. 2) Прошу не отказать в выдаче мне жалов. за Авг. и Сент. с/г., а также за Июнь и Июль 150% прибавку к полученному за эти м-цы жалованию, а именно за Июнь 1.050 Июль 1.050 Авг. 3150 Сент. 4.050. Всего 9.300 р.; 2 ноября: —19 Получено жалов. см. №384 – 9.300 р.» (в книге стр.241, №384-385). Да, просьба Михаила Семёновича была удовлетворена, но через десять дней, судя по всему, ему это припомнили.
«12 ноября: Сегодня получена повестка №107 Московск. Уездной по единовременному чрезв. революц. налогу Комиссии с извещ., что с меня причитается налог в сумме 700.000; уплатить в течение семи дней со дня получения повестки» (в книге стр.243, №403). Это обстоятельство стало поводом к самой информативной записи, касаемой жизни нашего героя.
«12 ноября: В Московскую Уездную по единовремен. чрезв. революционн. налогу Комиссию. Гр. М.С.Шарикова – сотрудника Земотдела Пушкинск. Волсовета, прож. в поселке Пушкино, по Лесной ул., соб. д. Заявление. Настоящим довожу до сведения М.У. по ед. чр. рев. нал. Ком., что заплатить чрезв. налог я не в состоянии и вот почему: в 1918 г. у меня было отобрано все, что было приобретено долголетним трудом: громадные запасы строительн. лесных материалов на лесных складах в Пушкине, Сергиевском Посаде, Ярославле, Москве и Щелкове, все текущие и специальн. счета, помещенные в разных Банках и сейф с разными драгоценностями, ключи от коего мной лично были доставлены и сданы 18 февр. 1919 г. под кв. №22 в Пушк. Волостн. Совдеп. В настоящее время для пропитания своей семьи, несмотря на преклонный возраст (59 лет) состою сотрудником в Земотделе Пушкинск. Волсовета. На основании вышеизложенного прошу причитающийся с меня налог в сумме 700.000 р. анулировать. И, кроме того, получаю пособие как член семейства Красноармейца. Настоящее заявление послано заказным письмом 13 ноября № квит. 70» (в книге стр.244, №403). Таким образов Михаилу Семёновичу Шарикову в конце 1920 года было 59 лет и годом его рождения следует признать 1861-й или конец 1860-ого.

«16 ноября: +4/ пасмурно. Поездка в Москву по делам Совета в Москватоп к Товарищам Гущину, Рожкову и Обозненко в Заготовительный и Распределительный отделы» (в книге стр.245, №410).
«25 ноября: Получил 1-ый обед Продкома: суп картоф. с грибами, каша из пшеницы; 26 ноября: Пятница. 2-ой обед: суп с селедкой из пшеницы, каша из пшеницы» (в книге стр.247-248, №425-426).
«17 декабря: Сегодня происходили похороны Протоиерея о.Соловьева Настоятеля села Пушкина Никольской церкви. Скончался он во вторник 14 декабря от грудной жабы» (в книге стр.251, №452).
«19 декабря: Воскресенье. Сегодня в 5ч.45м. вечера тихо скончалась (на 76 году род. 1845 г.) Надежда Васильевна Павлова» (в книге стр.251, №454). Смерть этой дамы неожиданно отвечает ещё на один важный вопрос. Я думал, что Михаил Семёнович отправится умирать к брату — в Сергиев Посад, а получилось прямо наоборот.
«21 декабря: Состоялись похороны Надежды Васильевны. Погребена она на кладбище около дер. Акулова, рядом с могилой Сережи» (в книге стр.252, №455).

Означенная выше кража тёплых вещей хоть и не была оставлена властью без внимания, но просьба Шарикова о помощи ответа не получила. Думаю, лёгкая одежда и стала причиной серьёзного заболевания.«25 декабря: Суббота. Заболел я крупозным воспалением легких» (в книге стр.252, №458).
«26 января 1921 года: Среда. Вчера только получил карточку на обеды, которые с 1-го Января отпускаются безплатно. 27 января: После месячного перерыва (с 25-го Декабря) первый раз посетил место своего служения Земотдел Пушкинского Совдепа. Очень я соскучился по службе и захотелось побывать там. Со стороны сослуживцев как высших, так и низших встретил большое радушие – очень, радуется, меня обрадовавшее. Высшие сотрудники прямо таки запретили мне заниматься – очень, говорят, рано – надо хорошенько оправиться. Отпуск у меня 1 ? месяца, считая с 25 декабря, следовательно по 8-е число февраля. Надо значит использывать его, раз такое отношение радушное встречаю со стороны начальства своего… 28 января: Ходил к Вар. Фед. Зильберштейн, хотел записаться член. 81-го Коллектива, но ничего не вышло, тт.кк.нужно, чтобы быть причислену к Московской какой либо организации. Вчера отелилась “Зорька”. 29 января: Молоко у Лисицина. Последний раз взято, дальше будем пользоваться своим молоком от Зорьки. 30 января: Воскресенье. Мороз сегодня —25. В церковь идти побоялся, как бы ещё более не простудиться, ведь отапливается очень примитивным способом. В 4 часа сделал первый визит Дмитрию Михайловичу Карпову: там обедал и пил чай; домой возвратился в восьмом часу. 31 января: Мороз сегодня меньше уже —19, да и то сбывает: в 9 час. утра стало только —12, пошел снег и поднимается ветерок. Я все еще на правах на правах больного сижу почти целый день в комнатах. Д.М. Карпов захворал инфлюенцией: жар доходит до 39, доктор Буров уложил его в постель до нормальной температуры. 1 февраля: Обед в Продкоме состоял из 1 блюда – суп мясной» (в книге стр.254-256, №472-481).

Первым делом после болезни Шариков, видимо, уже не рассчитывая на помощь власти, своими силами решает вопрос с тёплыми вещами. «8 февраля: Уплочено В.О.Вивиеровской (6 февр.1921г.) за 4 ? арш.сукна по 20.000 – 90.000 для поддевки, которая делается И.М.Грачевым на лисьем меху с бобровым камчатским воротником» (в книге стр.256,№487). «14 февраля: Грачеву Ивану Михайловичу послан с Колей лисий мех для поддевки и 1 ? ф.ваты» (в книге стр.257).

С 9 февраля 1921 года Михаил Семёнович перестаёт нумеровать записи, указывая только число. «9 февраля: сегодня состоялась свадьба Ивана Андреев. Волкова с Татьяной Ивановной в Софрине, я встречал их в квартире с хлебом и солью» (в книге стр.257).
«17 февраля: В Поселк.Совет отданы паспорта Коли, Саши и мой для прописки» (в книге стр.258).
«10 марта: Сегодня в селе Пушкино отпевание Анны Никитишны Камзолкиной сконч. На 64 г. в понедельн. 7-го с/м. 40-ой день будет 15 апреля.» (в книге стр.262).
«19 марта: Субб. Iнедели. Сегодня сподобился принять Св.Тайны» (в книге стр.263).
«24 марта: Четверг. Темп.+2. Езда на колесах» (в книге стр.263).
«28 марта: В Президиум Пушк. Волостн. Совета. Завед. л. с. при ст. Пушкино. Заявление. Состоя с 8-го апреля 1918 г. Завед. Лесн. склад. при ст. Пушкино, 24 авг. пр/г Председ. Волсов. товарищ. Яковлевым я был мобилизован в Земотдел сначало на должность Помощника, а потом Делопроизводителя Лесного П/Отдела Волсовета, но на Лесной склад никто командирован не был. Полагая, что занятия мои как Делопроизводителя временныя, я продолжал присматривать за Лесным складом. Прошло уже более 7 месяцев, а заместителя на складе все еще нет. Прошу президиум освободить меня или от должности Делопроизводителя Лесного П/Отдела, чтобы заведывать складом, или снять с меня обязанности Заведующ. Лесным складом. За прошедшее же время с 24 авг. прошу заплатить мне, как я получал 2.100 в месяц с начетом премиальн. сумм. Гражд. М.Ш.» (в книге стр.264-265). 

На этом подробные записи обрываются. В апреле сделана единственная, но любопытная запись: «Послано на Вознесенскую фабрику заявление об отказе моем присматривать за складом, так как со времени перехода Царевской ф-ки в ведение Вознесенской я ничего не получаю: ни пайка, ни жалованья» (в книге стр.266). Судя по всему, заявление Михаила Семёновича переполнило чашу терпения его «доброжелателей» и ему вспомнили всё. Предполагаю, что он был освобождён не от одной из двух должностей, а от обоих. Шариков, естественно, испытал крайнюю нужду и обратился с письмом к должникам на Вознесенской фабрике. 

Видимо, припомнили и то, что он церковный староста – вот, мол, и занимайтесь, уважаемый гражданин, своим любимым делом, надоели нам ваши бесконечные претензии. Поэтому после нескольких безликих записей в мае 1921 года следует восемь страниц церковных приходно-расходных фиксаций, почему-то датируемых 1920 годом (в книге стр.268-275). Возможно, последнее выполнено для сравнительного анализа предстоящей работы. А с 276-ой страницы следует подробная регистрация церковно-финансовой жизни Боголюбской церкви с июня 1921 года. Они носят менее информационный характер, следуя в 90% случаев узкой бухгалтерской теме. Обрываются они 22 ноября 1928 года (в книге стр.455). Из чего следует вывод что Михаил Семёнович Шариков с июня 1921 года по ноябрь 1928 года занимался исключительно обязанностями церковного старосты.

Анализ записей этого периода, несмотря на сказанное выше, всё же добавляет колорита в жизнь нашего героя.
Во-первых, церковные записи практически год не могут стать стабильными: июнь, июль и вдруг декабрь 1921 года, затем январь, февраль, март и сразу май. Только с июня 1922 года очевидно депрессирующий Шариков входит в новое деятельное русло.
Во-вторых, условно ценные записи, при определённой осведомлённости читателя, могут стать важным источником информации. Как-то фиксация Крещений, Венчаний, Причащений, Отпеваний с указанием фамилий, имён и отчеств. Пример: «1 июля 1922 года: Прич. Камзолкиных Георгия и Марии Дмитриевичей. 9 июля того же года: Крестины Высоцкой Лидии Викторовны. 14 августа 1922-го: Панихида на могиле Чекрыгина». (в книге стр.288,291).
Последнее вызывает особенный интерес в связи с погибшим 3 июня 1922 года на станции Мамонтовка известным живописцем-графиком Василием Чекрыгиным, являвшимся близким другом Владимира Маяковского. Учитывая, что Боголюбская церковь обслуживала кладбище у деревни Акулова, можно предположить что Чекрыгин похоронен именно там.Нетипичная для января поездка на кладбище:«1 января 1923 года: Поездка на кладбище с Верой Викторовной Чекрыгиной» (в книге стр.297)свидетельствует о чрезвычайном поводе, как-то день рождения новопреставленного, а день рождения Василия Чекрыгина как раз в январе. Эта В.В. Чекрыгина заказывала сорокоуст о здравии себя 3 июля 1922 года(в книге стр.288)(что неудивительно после трагической гибели близкого человека) и на Радоницу 4 апреля 1923 года – Пасхальное поминовение усопших – поминала, очевидно, того, к кому ездила с батюшкой на Боголюбское кладбище(в книге стр.302). И наконец вот — «3 июня 1927 года –Закозная Литргия Чекрыгиной» — очевидно, пятилетие гибели Василия Чекрыгина (в книге стр.388).

Приход Боголюбской церкви, согласно записям, делится на три части: Пушкино, Акулова гора и Мамонтовка. Это важно для Акуловой горы, как свидетельство о важности и многочисленности жителей исчезнувшей ныне деревни Акулово, о которой свидетельствует сейчас только дача поэта В.В. Маяковского.

«1 января 1923 года: 1=1.000.000» (в книге стр.297).
«7 апреля: Причащ. Семена Васил. Звонарева 75 л. на д.Берг» (в книге стр.303).
«12 апреля: Окрадена церковь неизвестными злоумышленниками во второй раз» (в книге стр.303).
«30 мая 1923 года: Переход на Новый стиль на 12 июня» (в книге стр.305).

«12 декабря того же года: Поездка к Патриарху за получ. указа за №509 от 12-XII 1923 г. о награждении камилавкой» (в книге стр.315).Очень странно – Камилавкой (головной убор священнослужителей) награждаются только священники, это вторая после Набедренника (прямоугольный плат)награда. Но, может быть, Михаил Семёнович ездил за наградой для одного из священнослужителей Боголюбской церкви. Только на основании подобной записи было бы преждевременно предполагать, что Шариков принял священный сан — тем более, что об этом нет никакого даже дыма слухов. Ладно, отнесём это к загадкам.

В декабре 1926 года в церкви появляются какие-то монашки, которым снимается квартира, а с мая 1927 выплачивается жалование. Скорее всего, это монахини одного из закрывшихся монастырей.

С 18 марта 1923 года в чисто церковных записях появляются папиросы:
«18 марта 1923 года папиросы 10 пачек (стр. 301). 26 июня 1923 года 5 кор. Папирос Шутка (стр.306). 18 августа 1923 года папирос 4 п. Шутка (стр.308). 17 ноября 1926 года папирося 10 пачек (стр. 363). 9 декабря 2 пачки папирос “Совет”(стр.365)». Думаю, в то время папиросы не имели ещё греховного статуса. Правда, покупка папирос носит здесь эпизодический характер. Покупал Михаил Семёнович их для себя или нет – неизвестно. Но вот в начале 1927 года информация о покупке папирос всякий раз соседствуют с другими, характерными записями:«28 марта 1927 года: Папиросы и спички. Извощ. в больницу. 30 марта: Папиросы 1 п. Извощ. в больницу» (в книге стр.379). Полагаю что Шариков использовал папиросы как успокоительное средство. Но к чему можно отнести переживания 1923 года?

В 1924 году мы встречаем странную для женатого пожилого человека запись: «26 августа: переехал к Карпову Д.М. в комнату» (в книге стр.329). А в 1925-ом: «23 сентября: переехал от Карпова в свою дачу» (в книге стр.341). Где же Александра Васильевна – супруга Михаила Семёновича? Запись 1924-же года — «30 мая: За поправку могилы С.» (в книге стр.322), думаю, отвечает на этот вопрос. Поправка могилы весной – это, как правило, зимнее захоронение, требующее, ввиду осадки земли, этой самой поправки. Предполагаю, в марта 1923 года супруга Михаила Семёновича сильно захворала, а зимой 1923-1924гг. скоропостижно умерла. Не будучи в силах перенести внезапно обрушившегося на него одиночества, 63-летний вдовец переезжает временно к другу. Возвращается же возможно и потому, что дома появляется новая хозяйка – в феврале 1925 года сын Михаила Семёновича — Николай Михайлович — вступает во второй брак с Марией Марковной Лукьянюк, мамой Александра Алексеевича. Похоронили же Александру Васильевну, полагаю, рядом с братом Михаила Семёновича – на Боголюбском же кладбище.

Удивительным для того времени является и: «23 февраля 1927 года: Молебен на ф.Армандт» (в книге стр.374)
«27 июля 1927 года: Гомеоп. лекарства» (в книге стр.395). «18 августа: Анализ мочи» (в книге стр.399). «25 августа: Поездка в Москву к доктору-гомеопату Соколову Д.П. » (в книге стр.401)«3 октября: Билет на Яузу больн.» (в книге стр.405). 

Неприятные по-человечески записи Михаила Семёновича растворяются важной для нас информацией — «12 октября 1927 года: Окраска креста на могиле Сережи» (в книге стр.407). 



Т.е. Шариков ухаживал за могилой брата фактически до 1927-го, его самого не станет практически через год – поэтому, полагаю, он был похоронен рядом с братом и женой, на Боголюбском кладбище подле деревни Акулово. Где же находилось или находится это кладбище? 

На вышеупомянутой карте, около деревни Акулово только одно, и весьма большое по тем временам, Кладбище. Проекция на современную местность показывает, что это территория так называемого Дальнего леса на Запретке. Старожилом объяснять не придётся… Это участок леса за Милицейскими дачами – турник… Если посмотреть на поверхность земли этого участка – она не типично бугристая. Думаю, при сооружении Плотины (1932-1937гг.) кладбище, просто-напросто, было зачищено от памятников и оград. К тому же есть свидетельства советского времени, что на этом месте подростки частенько откапывали человеческие кости. Говорили, что это останки политзаключённых строителей водохранилища. Конечно – лес не худшее место для заброшенного кладбища, но как бы не поросли бурьяном наши беспамятные души…



«18 октября 1927 года: Докт.- Соколову Д.П. – 10.000.000 (в книге стр.407). 15 ноября: Поездка в Москву докт.- Соколову Д.П (в книге стр.411). 13 декабря: Доктору Д.П.Соколову – 10.000.000 (в книге стр.415). 3 января 1928 года: Поездка к Духовнику. 20 января: Мочеприёмник (в книге стр.419). С 5 – 15 марта был болен (в книге стр.424). 24 мая: Лекарство-свечи (в книге стр.433). 6 июня: К. для мочеприемника (в книге стр.435). 7 июля: Лекарство-свечи (в книге стр.439). 9 ноября: Изв. в больн. 11 ноября: Изв. в больницу (в книге стр.453)»
Последняя запись — «22 ноября 1928 года: Поездка к Грачеву Ник. Андр. Грачеву за виз. Коли – 5.000.000» (в книге стр.455). Возможно, это родственник Грачёва Ивана Михайловича, который шил Шариковым шубы в феврале 1921 года.

К сожалению, Бухгалтерская книга не дала возможности узнать Дня рождения Михаила Семёновича. Однако, через 3 дня после выступления в Библиотечном центре на тему «Шариков — миф или реальность» я совершенно случайно оказался в гостях у Александра Алексеевича. Внук нашего героя вдруг подняв глаза на иконы произнёс: “А по-моему на иконах есть какие-то дарственные надписи, посмотрим?”. Конечно же! Перед нами Боголюбская икона Божьей Матери, на обороте которой серебряная пластина с надписью:“Глубокоуважаемому Михаилу Семёновичу Шарикову ктитору Боголюбской церкви при станц. Пушкино Московского уезда от благодарных причта и прихожан. 1896 14/VIII 1911 г.”. 



Два года, указанные в этой надписи, на первый взгляд свидетельствуют о сроке ктиторства Михаила Семёновича – к 1911 году 15 лет. Но, как мы выяснили, в 1911 году был более круглый и значимый юбилей Шарикова – 50-летие со дня рождения. Полагаю, эту дату благодарные причт и прихожане не могли обойти вниманием, даже при наличии указанного 15-летия. К тому же, как нам стало известно из записей 1920 года,“25 июля: Церковь (сегодня избран на 9-е трёхлетие в должность Церков. старосты” (в книге стр.173, №84), дата переизбрания на очередной срок ктиторства не была фиксирована 14м августа по старому стилю.

При этом 14 августа, или 27 августа по новому стилю, – предпоследний день строгого Успенского поста и просто экзотическое время для Приходского собрания (назначение ктитора). Это день не только предпраздничной суеты, вечернего богослужения, но и невозможности традиционной для подобного Собрания сытной трапезы.

Предполагаю, что 14/27 августа – не что иное, как день рождения Михаила Семёновича Шарикова. Подтверждается это и близким днём ангела 19 сентября – празднование Архангела Михаила. Возможно, 19-го сентября Михаил Семёнович и был крещён в честь Архангела Господня.

Кажется, пора остановиться и представить заждавшейся публике первый этап нашего исследования, но… Пушкинская газета “Маяк”, застолбившая право первой публикации, никак не может дождаться от меня материалов. Меня же целую неделю что-то держит. Вчера, 20 марта, с прихожанами убрались на пепелище сгоревшей конторы Шарикова, и нам, конечно, помогал Александр Алексеевич. Последний просил меня на следующий день заскочить к нему —, мол нашлась ещё одна интересная фотография.

21 марта я у внука Шарикова, и помимо фотографии он протягивает мне пожелтевший документ – “только вчера нашёл и склеил”, прокомментировал Александр Алексеевич. Вот её текст: “Грамота. По благодати дару же и власти данных нам от Всесвятаго и Животворящего Духа и Архиерея Великаго Господа нашего Иисуса Христа преподаем Архипастырское благословение Священнику Боголюбской, при ст. Пушкино, Москов. уезда, церкви Михаилу Шарикову за примерные и усердные труды на пользу Святей Божией православной Церкви, что и свидетельствуется подписом руки нашей с приложением Архиерейския печати. Дана сия почётная грамота в Богоспасаемом граде Москве в Епископии нашей лета Господня 1928 месяца мая в день ”28». Сергий Митрополит Нижегородский. №1201".О Боже! Теперь сомнений быть не может – 12 декабря 1923 года Михаил Семёнович ездил за своей камилавкой и, возможно, вскоре после вышеуказанного перехода в мае 1921 года на церковную службу Шариков и стал отцом Михаилом. Скорее всего это произошло после смерти, зимой 1923 года, супруги Михаила Семёновича – Александры Васильевны. 



Здесь можно привести и то, что я думал оставить за рамками данной работы. Интернет изначально предоставил мне следующую информацию:
“Шариков Михаил Семенович — ктитор, церк. Боголюбской иконы Божией Матери на ст. Пушкино Московского у., 54 г., Воронеж. дух. сем., лесной склад.
   
Ссылки: ЦИАМ, ф. 203, оп. 773, д. 316, 1916 г., послужной список, лл. 42-45 — Источник: Волобуева Т. И., Кузнецова О. П., Романова С. Н., Савостьянова Н. Ю., Столярова З. Н. Священно-церковнослужители и ктиторы Московской епархии первой трети ХХ столетия. Тверь, 2013, с. 368”. 
Видимо, Михаил Семёнович, окончив Воронежскую Духовную Семинарию, с юности готовил себя к священнослужению. 

Да, весьма неожиданная развязка… И до обнаружения факта о принятии сана я думал обратиться к священноначалию с Материалами для их передачи в Комиссию по канонизации. Теперь же, как говориться, Сам Бог велел! 
 
Стать священником в 20-е годы означало подписать себе смертный приговор. Отец же Михаил, и без того оставаясь верным Матери Церкви в тяжёлые для неё годы, мог бы претендовать на святость в сонме Новомученников и Исповедников Церкви Русской. Тем более Шариков является редким представителем праведников, которые и в спокойные для верующих годы являли пример святости: бессребренничества и милосердия. А будучи весьма образованным в интеллектуальном и культурном плане священнослужителем, опровергает стереотип воцерковлённого мракобеса или же далёкого от Церкви интеллигента. Но это тема для следующей работы, материал к которой практически собран.

Андрей Дударев









Скачать презентацию “Михаил Семенович Шариков – миф или реальность” можно по ссылке

Все права защищены. Использование текста полностью или частично только с разрешения Андрея Дударева. Адрес его почты veraduda@yandex.ru
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
11 Ноября 2018
Публикуем большой материал Спиридона Добротворского, посвященный этой дате, рассказывающий об этой несправедливо забытой в России войне, и о том, какой след она оставила в Пушкино. Прошло 100 лет с момента окончания в ноябре 1918 года Первой мировой войны. Могилы с установленными крестами у храма во имя Николая Чудотворца в бывшем селе Пушкино утрачены. И самое главное — почившие Герои до сих пор ждут, что в их святую память потомки удосужатся уставить в Пушкино хотя бы скромный памятник той Великой войне
8 Ноября 2018
Центральная библиотека реализует проект «Жизнь замечательных людей: точка притяжения», цель которого - показать уникальность истории нашего края  через знакомство с жизнью известных деятелей культуры, которые когда-то жили или бывали в наших местах и творчески связанны с ним. Первым героем проекта стал Николай Константинович Старшинов - представитель фронтового поколения советских поэтов
7 Ноября 2018
По многочисленным просьбам краеведов Владимир Парамонов  продолжает рубрику "Они жили в Пушкино". Материал о "ТАБАЧНЫХ КОРОЛЯХ", проводивших летнее время в Тарасовке и Любимовке, получился довольно большим, публикуем первую его часть
Комментарии
igor8443igor8443+173422 марта 2016 в 18:31
+3
Самая лучшая статья на портале!!!
Потрясающия статья.
О том какой проделан труд, не с чем не сравнить.
Спасибо о.Андрею.

---------------
Сколько же ещё таких важных документов с точки зрения истории вот так вот храниться в архивах, и не оцифрованы.....
ответная реплика
ОттоОтто+2223 марта 2016 в 05:42
0
В архивах сидят "мыши" и кушают (выборочно) документы... Проверено на опыте...
ответная реплика
alexalex+244122 марта 2016 в 18:47
+3
Отец Андрей проделал ОГРОМНУЮ работу. Почет ему и уважение. Кстати, не пора ли ему присвоить звание Почетного жителя г.Пушкино?
ответная реплика
PavlickPavlick+230923 марта 2016 в 14:43
0
Всеми конечностями за! Но не дадут ему, он же неудобный, да и не владелец строительной фирмы...
ответная реплика
GalkovskajGalkovskaj+514023 марта 2016 в 14:51
0
Только " ЗА " !!!
ответная реплика
колоколовколоколов+33324 марта 2016 в 00:13
0
я только за, но надо заниматься больше приходом и душами прихожан)) хотя бы не сокращать платную панихиду и отпевание до 15 минут. да простит меня Христос.
ответная реплика
РоманРоман+4322 марта 2016 в 19:08
+1
Также из статьи Нины Степановны Логиновой 1-я мировая война и Пушкино. Что их связывает? размещенной на портале в 2014 году можно узнать, что Михаил Семёнович входил в Пушкинский Районный Комитет помощи больным и раненым воинам, а также содержал на свои средства лазарет.
Легко его найти и на двух фотографиях из статьи:



ответная реплика
alexalex+244122 марта 2016 в 19:30
0
Кстати, меня упрекнули, что я разместил в одной статье этот огромный текст. Может стоит его действительно разбить на несколько? На сколько неудобно читать такие большие статьи?
ответная реплика
VVadVVad+329722 марта 2016 в 19:54
0
Саш, кому интересно тот прочитает а остальным не дано значит.
ответная реплика
GalkovskajGalkovskaj+514022 марта 2016 в 19:57
+2
Не стоит разбивать. С первых слов статья захватывает и не отпускает до конца .
Еще раз спасибо отцу Андрею .
ответная реплика
PavlickPavlick+230923 марта 2016 в 00:34
+1
Не надо ничего разбивать! Такое лучше читать сразу все, не ожидая продолжения. Потрясающе интересная статья, спасибо!
ответная реплика
колоколовколоколов+33324 марта 2016 в 00:14
0
Кессарю кесарево... а социальная концепция РПЦ, ее никто не отменял
ответная реплика
LastoschkaLastoschka+147822 марта 2016 в 19:48
+1
Низкий поклон и огромное спасибо отцу Андрею за его трудолюбие и тот луч просвещения который он несёт нам.
ответная реплика
GalkovskajGalkovskaj+514022 марта 2016 в 19:55
+1
Низкий поклон и большое спасибо отцу Андрею !
Статья супер !

Как на все время только находит....

Крепкого здоровья и сил .
ответная реплика
jitarjitar+9322 марта 2016 в 20:28
0
Спасибо за опубликованную презентацию.
ответная реплика
MilayaYoMilayaYo+11322 марта 2016 в 23:52
0
Потрясающе! Не могла оторваться от чтения
ответная реплика
ОттоОтто+2223 марта 2016 в 05:09
+1
Спасибо!!! Настоящий следопыт о.Андрей. Захватывает история потрясающей личности во времена грандиозной ломки Российской истории. Михаил Семенович Шариков--стойкий, трудолюбивый, несгибаемый, и самое главное--Добрый и Честный человек ! ..... Мы последние годы занимаемся краеведением, генеалогией семьи, архивами, перепиской со многими инстанциями, познаём теорию создания семейного архива. Такие исследования для всех детей и внуков являются уроком того, чем жили, как переносили невзгоды, как побеждали наши достойные предки!!!
ответная реплика
БендорюсБендорюс+1023 марта 2016 в 15:42
0
Отличная статья... спасибо о.Андрею... с удовольствием купила бы книгу, это же история нашего края... Я тоже считаю, что о. Андрей достоин звания Почетный житель г. Пушкино... Браво!!!
ответная реплика
БендорюсБендорюс+1023 марта 2016 в 15:44
0
очень ценно было бы донести до учащихся этот материал на уроках краеведения, хотя бы факультативно.
ответная реплика
invalidinvalid+96023 марта 2016 в 16:23
0
Еще раз убеждаюсь,что о.Андрей пример истинного служения Истине.
Хотелось выразить пожелания организовать на местном Пушкинском телеканале беседы с о.Андреем.
Грех не воспользоваться такой возможностью,когда среди нас живет о.Андрей и если он согласен ,то граждане района общались бы с отцом Андреем воочию.
ответная реплика
PavlickPavlick+230923 марта 2016 в 17:20
0
Оказывается, после обширного пожара в Пушкино, Михаил Семёнович на пустом месте отстроил Новую деревню, или как она называлась в конце XIX века просто Новую, и безвозмездно расселил в ней погорельцев
........................
Думаю, тогда же была построена Ново-Деревенская Сретенская церковь, прославившаяся тем, что в ней служил и у её алтаря похоронен легендарный протоиерей Александр Мень.
Сретенская церковь была построена не вместе с Новой деревней, она изначально стояла возле ж/д станции и была перенесена в Новую деревню:
Этот по-настоящему уютный деревянный храм некогда стоял около станции Пушкино. Известно, что свою историю он берет с 1875 г. Тогда по благословению Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского, был построен и освящен деревянный храм во имя Боголюбской иконы Божией Матери. Он был предназначен для богослужений, главным образом, в летнее время.Зима 1874-1875 года была холодной, но богослужения продолжались, и поток верующих не уменьшался. Поскольку утеплять храм было бы дело чрезвычайно трудное, а теплая пристройка испортила бы внешний вид здания храма, встал вопрос о строительстве на положенном расстоянии теплого деревянного храма. Проект храма был разработан архитектором Н.В. Никитиным, средства на строительство предложил В.А. Медынцев, потомственный почетный гражданин.
27 ноября 1875г. Московская духовная консистория дала разрешение священнику и церковному старосте Боголюбского храма при станции Пушкино на строительство теплого деревянного храма во имя Святого Духа.
Позже вместо деревянной Боголюбской церкви была построена одноименная каменная, а церковь Святого Духа в 1922г. была разобрана и перевезена в Новую Деревню и освящена в честь Сретения Господня.

Источник: http://pushkino-2009.livejournal.com/26020.html
ответная реплика
колоколовколоколов+33324 марта 2016 в 00:15
0
все хорошо.
ответная реплика
колоколовколоколов+33324 марта 2016 в 00:15
0
но церковь надо достроить
ответная реплика
колоколовколоколов+33324 марта 2016 в 00:56
0
в этой конторе много лет находился Исполком Пушкинского горсовета. И даже наш Красный Крест. и штаб ГО и ЧС.
ответная реплика
natannatan+46024 марта 2016 в 16:02
0
Невероятно интересно, спасибо и низкий поклон отцу Андрею, за труд, за неравнодушие к своей земле и людям, которые на ней жили и живут.
ответная реплика
jitarjitar+931 апреля 2016 в 10:20
0
С тем, что кладбище называлось Боголюбским не могу согласиться. В те времена, с западной стороны еще не было Пушкино, да и Храм Боголюбской иконы Божией Матери насчитывает свою историю с 1906, когда рядом с храмом в честь благоверного князя Андрея Боголюбского, построенного в 1870, был построен каменный храм в честь Боголюбской иконы Божией Матери.Кладбище, скорее всего , было Акуловским.
Там был похоронен Василий Чекрыгин (художник).Художник Н.М. Чернышев, тоже хорошо знавший Чекрыгина, позже писал: «4 июня, в Троицын день, Жегин пришёл ко мне с ошеломляющей вестью о трагической смерти Чекрыгина. Он долго не мог вымолвить ни слова. Накануне, в 9 часов вечера наш Василий Николаевич на ходу вскочил на подножку поезда и мгновенно погиб. Наутро Духова дня мне пришлось присутствовать при обмывании его тела в Мытищинской больничной часовне и класть Василия Николаевича в гроб и его отрезанную ступню. Сверх простыни, покрывавшей его всего, я положил... свежие голубые фиалки. 5-го отпевание и похороны в Пушкино, на сельском кладбище (Акуловском). В воскресенье, 11 июня, в церкви Флора и Лавра на Мясницкой была отслужена (в 5 ч. вечера) общественная панихида: Союзом «Искусство – жизнь», «Маковец» и мастерской Печатного дела. В среду, 14 июня, собрание союза, посвящённое памяти В.Н. Чекрыгина, в квартире его жены в Конюшенном переулке».
ответная реплика

Календарь новостей
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30




Ритуальные услуги в Пушкино




Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER