Тайна резного терема, или подвиг Александра Мамонтова

10 янв
09:00 2018
Категория:
Край родной
   Сейчас, после Рождества и до Крещения, проходят Святки. Наш постоянный автор, пушкинский краевед Игорь Прокуронов подготовил "святочный рассказ" про Александра Мамонтова. Действительно, интереснейший был человек, наш земляк!


…Наверняка, многие знают затейливый резной терем, высящейся на взгорке у платформы Мамонтовская – слева, если ехать из Москвы (правда, теперь его скрывает высокий забор). Как известно, владельцем этой роскошной дачи был купец первой гильдии Александр Николаевич Мамонтов (1832-1900).

   Но, как ни странно, о судьбе этого незаурядного человека мы мало что знаем.
Так давайте же полюбопытствуем и поговорим о «делах давно минувших дней»…
* * *

…В 1862 г., через два года после смерти отца, купца-«миллионщика» Николая Федоровича Мамонтова, его сын и наследник Александр женился на очаровательной и прекрасно образованной Татьяне, родом из обстоятельной купеческой семьи Хлудовых. Венчание состоялось в храме Покрова на Верхней Красносельской.


Рис. 1. Александр Николаевич Мамонтов. Фото: Интернет

   Молодая жена души не чаяла в своем супруге. Впрочем, как и во всем своем новом семействе: по воспоминаниям родни, Татьяна, – «самая живая, красивая, прямая и независимая», – выйдя замуж, не занималась «никем, кроме своих Мамонтовых», и, вообще, считала всех их «мудрейшими и целомудреннейшими из всего света»…


Рис. 2. Татьяна Алексеевна Хлудова. Худ. Н.А. Заваруев. (Источник: Интернет)

   Со временем молодожены из роскошной отцовской усадьбы в Елохове переселились в собственный дом на Разгуляе, что в Басманной части. Заодно, они решили обзавестись подмосковной дачей, благо Елизавета (урожд. Баранова, жена старшего брата Александра – Михаила), предложила строиться в своем загородном имении близ деревни Листвяны (ныне - микрорайон Мамонтовка г.Пушкино - Ред.). Там как раз прошла железная дорога на Троицу, и ее владелец, родной дядя Иван Федорович Мамонтов, специально для молодоженов-племянников обещался тут соорудить платформу.

   И вот через некоторое время неподалеку от дачи Мамонтовых-старших, на берегу речки Ветелки, Сарафанной Горке – Сарафановке, поднялся затейливый терем, творение их хорошего знакомого, входившего тогда в моду архитектора А.С. Каминского. Новая дача своим видом буквально затмила скромный одноэтажный домик Елизаветы Мамонтовой, стоявший на другом берегу пруда. В путеводителе 1887 г. говорилось: «Мамонтовская платформа: подъезжая из Москвы к этой платформе, на левой стороне, на горе возвышается роскошная дача г. Мамонтова, пред домом на полугорке цветник-ковер, который ведет вас к пруду с плавающими на нем лодками; вид на дачу великолепный»…


Рис. 3. Дача А.Н. Мамонтова. Старинная открытка. (Источник: Интернет)


Рис. 4. Дача А.Н. Мамонтова. Вид с торца. Совр. фото. (Источник: Интернет)


Рис. 5. Дача А.Н. Мамонтова. Вид с платформы Мамонтовская. Совр. фото

   Между тем, жизнь шла своим чередом.
   Купец первой гильдии и почетный гражданин Александр Николаевич Мамонтов весь в своих делах – тут и приносившая немалый доход гостиница «Лоскутная» на Тверской (впрочем, к 1880г проданная), и «Товарищество братьев А. и Н. Мамонтовых» в Хрустальном ряду, с производством сургуча, лаков и красок, и миллионным уставным капиталом. Вдобавок первоприсутствие в Сиротском суде, членство в отделении Мануфактурного совета, участие в Московском биржевом обществе, работа в Городской думе и проч., и проч.
   У его жены Татьяны свои заботы и хлопоты: дети – Александр «второй», дочери Марина и Вера, дом, дача, хозяйство…

   Но, так случилось, Мамонтовка, как по фамилии хозяев стала называться местность, при всем своем удобстве и красоте, не принесла ее основателям желанного счастья.
Вначале горе постигло всеобщую любимицу и изначальную владелицу здешних мест Елизавету Мамонтову (ее мать, Александра Иосафовна Баранова, владела расположенной неподалеку Кудринской фабрикой) – через четыре года после свадьбы, в 1863 г., умер ее муж, 34-летний Михаил.
А 1880 г. стал роковым для семьи ее деверя Александра…

   Вот как, буквально стенографически, описывала случившееся племянница Татьяны Мамонтовой, В.В. Кулакова.
…«Судьба самой Татьяны Алексеевны [род. 1844] сложилась так: как-то, в самом расцвете молодости и красоты она захворала. Был вызван врач Владимир Федорович Снегирев. Он страстно влюбился в нее, а она в него.
К ужасу и негодованию всех родных, Татьяна Алексеевна бросила блеск, общество, мужа и ушла к Снегиреву, поселившись в его квартире на Спиридоновке. Снегирев был известный в Москве врач-гинеколог. Татьяну Алексеевну уже нигде никто не видал, она стала жить затворницей. Из родных у нее бывали лишь мои родители – Василий Алексеевич и Нина Флорентьевна Хлудовы. Эти визиты были унылы и весьма невеселы.
Снегирев часто кутил, много пил.
Я сама помню уже то время, когда она (Татьяна. – И.П.) поселилась на Б. Никитской в собственном доме, с колоннами, большой залой и анфиладой прекрасных, нарядных комнат. Жила она одна. Дочери были уже замужем, сын жил на Пресне. Она читала свой любимый “Исторический вестник”, раскладывала пасьянс и часто уезжала жить в Сочи (там была еще одна дача Мамонтовых. – И.П.) и за границу.

   Татьяна Алексеевна была очень хороша собой, с чудесными голубыми глазами, с жемчужными зубами и необыкновенно красивыми руками. Фигура у нее была импозантная. И только приглядевшись, можно было заметить какую-то страдальческую морщинку на гладком лбу. Была она горда, но и очень обаятельна. 

   Помню отлично ее именины 12 января. Длиннейший стол, залитый светом множества свечей в золоченых канделябрах, чудесный хрусталь и серебряные, золоченые приборы. Сама хозяйка в кружевной наколке и сером муаровом платье казалась королевой. Гостей было множество: тут были когда-то знаменитая московская красавица, а теперь красавица-старуха Зинаида Николаевна Якунчикова (сестра ее мужа), Савва Николаевич Мамонтов, множество других Мамонтовых – и Ивановичи, и Федоровичи, с женами и детьми (они вновь начали бывать у нее), Карещенко – пианист, профессор Консерватории, Авфино, артист из Большого театра, Ольга Петровна Переплетчикова, рожденная Ланина (жена художника), ее племянница и др. Вокруг стола хлопотал Саша – сын именинницы, разливая вина и направляя лакеев. <…>

   Татьяна Алексеевна умерла в Сочи в 1909 г. осенью. Перед смертью к ней приезжал Снегирев, к этому времени уже прославленный ученый с европейским именем. С ним вдвоем она прогуливалась по саду и вели бесконечные беседы. О чем? Кто знает… оба были уже старики, но расцвет своей жизни они связали накрепко вместе, и им было о чем поговорить»…
* * *

   Что произошло тогда в семье Мамонтовых, какова была причина разрыва – пока загадка. Поговаривали, что у Александра к тому времени испортился характер, он, де, стал просто невыносим. И к тому же… ослеп. (Один из бойких краеведов предполагает – мол, запил он горькую, сделавшись завсегдатаем ресторанчика в Мамонтовке. Ну, это оставим на совести «знатока»; да и ресторан тут, похоже, появился уже в более позднее время).

   Не будем гадать, может, время все расставит по своим местам.
Во всяком случае, одно известно точно – после ухода супруги, Александр Мамонтов тяжко заболел. (Напрашивается аналогия с «нашим» архитектором Львом Кекушевым: когда его покинула жена, он вообще… исчез из поля зрения!)…

   Как бы то ни было, к концу века, «А.Н. Мамонтов… был слепой старик. Его водили под руки, и у него всегда жили студент и барышня для чтения вслух» (из воспоминаний С.Н. Горбовой, невестки М.А. Горбова – соседа Мамонтовых по даче).

   Но, несмотря на обрушившиеся душевные и телесные муки, – что было первично, что вторично, гадать не будем! – Александр Николаевич выстоял.
И помогло ему в этом – обращение к Богу…
* * *

   В книге Г.Б. Китайгородского «Поселок Мамонтовка» (2011) читаем: «В 1880 г. А.Н. Мамонтов становится попечителем приходской церкви в с. Наволоке (ныне Холмский район Новгородской области), [а] на восстановление рядом стоящей Рдейской пустыни… в 1883 г. он жертвует 6 тыс. рублей. В 1898 г. А.Н. Мамонтов жертвует 150 тыс. рублей на строительство здесь же церкви Успения по проекту академика архитектуры А.С. Каминского».

   Как-то так получилось, что на эти строки мало кто обращает внимание. А зря. Ведь это, вкратце, – описание воистину духовного подвига Александра Мамонтова! Ведь в том же приснопамятном 1880 г. он, наряду с произошедшей семейной драмой, обрел для себя новое поприще и вступил на стезю… церковного строителя и монастырского делателя, – что и помогло именитому купцу обрести, во всяком случае, душевное здоровье… 

   «Расшифровать» же события, произошедшие тогда с Мамонтовым, помогают уникальные источники – документы, по крупицам собранные неутомимыми подвижниками: Ириной Орищенко (г. Севастополь), правнучкой настоятеля той самой церкви Успения во Рдейской пустыни, и Александром Одиноковым – предпринимателем, коллекционером и меценатом из Великого Новгорода. Именно благодаря им и приоткрылись, пожалуй, самые знаменательные страницы жизни нашего героя.
И вот перед нами хроники-мемуары, донесшие отзвук событий более чем вековой давности.
* * *

…В 1880 г., один из прихожан и церковных попечителей забытого Богом прихода в дальней Новгородской губернии, купеческий сын А.А. Усинин (впоследствии иеромонах Арсений), направил состоятельным мирянам воззвания о пожертвовании на восстановление сгоревшего храма в тамошнем селе Наволок. Одно из них попало к потомственному почётному гражданину А.Н. Мамонтову: «в это время он только что оправился от постигшей его тяжкой и опасной болезни (? – И.П.), и под влиянием глубокого сердечного чувства благодарности к Господу Богу за исцеление его от недуга… был рад сделать какое-нибудь доброе дело, и потому приглашение к пожертвованию в пользу Наволокской церкви принял сочувственно и оказал надлежащее содействие, – замечал присяжный поверенный М.Г. Бажанов. – Вот в это-то время г. Мамонтов, уже оставивший по болезни мирские дела и движимый любовью к Богу, и узнал о закрытии Рдейской церкви»…

   Сам иеромонах Арсений дотошно записывал деяния попечителя.
«…В числе благотворителей по постройке нового Наволокского храма был один удручённый тяжкой болезнью и многими душевными скорбям и искавший Христова утешения некто [Александр Николаевич Мамонтов]. Не зная, чем отблагодарить этого доброго христианина за присланные им лично на моё имя пятьсот рублей для переливки колокола, я послал ему несколько различных брошюр… <…> И вот в самом скором времени после того, как посланы были… мои брошюрки, получено от него (А.Н. Мамонтова. – И.П.) от 20 марта 1882 г. письмо такого содержания: “Письма Ваши, душевно уважаемый Александр Андреевич, я получил, а также и приложенные к последнему письму печатные труды Ваши. Я желал бы иметь более подробные сведения о Рдейской пустыни. Вы пишете.., что в названной пустыне бывает богослужение один раз в год, а что же необходимо сделать для этой, заочно понравившейся мне пустыни, чтобы служба совершалась там ежедневно? Мне хотелось бы это знать”. Признаюсь откровенно. Письмо это тронуло меня до глубины души. Первым делом было возблагодарить Господа Бога и Пресвятую Его Матерь, за великую и неизречённую милость». <…>
Отвечая на предложенный вопрос незабвенным для меня благотворителям, между прочим, [я] высказал, что по условиям местности было бы хорошо восстановить в пустыне… монастырь, какой и прежде существовал. Чрез несколько времени [А.Н. Мамонтов] почтил меня ответом следующего содержания: «Последнее письмо Ваше от 21 мая 1882 г. обрадовало и утешило меня несказанно. Мысль о Рдейской пустыни не оставляла меня с тех пор, как получил я от Вас сведения о ней в её повести. Чтобы устроить что-либо для восстановления сей пустыни, необходимо (об этом прошу убедительно) приехать ко мне лично для переговоров. В письмах это великое и святое дело описывать неудобно, всего не выскажешь на бумаге».

   В скором времени… [я] виделся с благотворителем, говорил с ним о восстановлении Обители, на что и он совершенно был согласен. <…> …Между прочим, я писал ему (Мамонтову – И.П.) так: «Если Вы раз навсегда дали обет открыть запертые двери Рдейского пустынного храма, посвящённого в честь Божией Матери, то полагаю, что не откажетесь исполнить это и теперь, если не возобновлением обители, на что надеяться покамест нельзя, то, по крайней мере, посредством восстановления церкви самостоятельной и обеспечением содержания штатных при ней священника и псаломщика для постоянного в храме богослужения». 

   Письмом от 8 декабря 1882 г. [А.Н. Мамонтов] уведомил: «Восстановление в пустынной церкви богослужения, посредством штатных священника и псаломщика, в настоящее время и моё желание, а если вспомнить русскую пословицу: “Глас народа — глас Божий”, следовательно, и медлить не должно. Призовите Бога на помощь и начните ходатайствовать, а меня имейте вашим посильным помощником. Если Вы примите на себя труд стать во главе этого святого дела, то прошу Вас заявить всем, кому следует, о моей готовности пожертвовать на обеспечение священника и псаломщика единовременно шесть тысяч рублей и на устройство домов для причта – тысячу рублей». 

   И вот «27 февраля 1883 г. состоялось определение Новгородской духовной консистории, которым предложенные средства на содержание причта Рдейской церкви признаны совершенно достаточными для его безбедного существования. Об этом… консистория уведомила г. Мамонтова отношением от 8-го марта… <…> Таким образом, двери Рдейского храма, остававшиеся закрытыми ровно 10 лет, снова были открыты для богослужения и молитвы обрадованных её прихожан».

   Но этим дело не ограничилось. Попечитель не пожелал останавливаться на достигнутом.
Хроникер продолжал: «Господь внушил ему другую мысль. Рдейская пустынь, находясь в некотором отдалении от мирских жилищ и будучи с трёх сторон окружена водами Рдейского озера, по своему уединению и тишине представляет место, вполне отвечающее условиям иноческой жизни людей, желающих посвятить себя на служение Господу Богу. (По преданию, берега Рдейского озера освятил сам апостол Андрей Первозванный во время своего хождения из Киева на Валаам. – И.П.). А между тем не только в Старорусском уезде, но на пространстве двух сот вёрст в этой местности нет ни одного… монастыря. Поэтому у А.Н. Мамонтова явилось искреннее желание основать на месте древней обители при Рдейской церкви женскую общину. Вследствие чего, в начале 1884 г., от него последовало прошение по этому предмету к Преосвященному старорусскому, причём он предложил для обеспечения существования общины капитал в 6 000 рублей. <…> …Духовным начальством была назначена комиссия к построению деревянного корпуса, предназначавшегося для помещения настоятельницы общины и сестер и в связи с ним теплого храма, во славу Вознесения Господня, а также и других необходимых зданий. Освящение места и закладка корпуса совершены 14 марта 1885 г., а открытие общины последовало 23 июня 1887 г.».

…Как быстро при содействии благодетеля шло благоустроение и развитие Рдейской общины, видно по результатам ревизии 1890 г. Тогда в церковной ризнице было насчитано шесть Евангелий, четыре сребропозлащёных креста, три дарохранительницы (из них одна сребропозлащёная), пять кадил (одно серебряное), более двадцати перемен священнических облачений. Кроме двух церквей, община располагала деревянной часовней, двумя корпусами – деревянным двухэтажным и вторым «полукаменным», трехэтажным; хозяйственными службами, погребами, конюшней, каретным сараем, скотным двором и баней с прачечной. А еще – «вне общины» – дома священника и псаломщика, двухэтажная гостиница и флигель для рабочих. Через болото к обители была сооружена дорога с уникальной системой дренажа…

   «Установленный строгий монастырский порядок в этой прежней упразднённой обители побудили устроителя этой обители, А.Н. Мамонтова, вновь возбудить ходатайство пред епархиальным начальством о возведении этой общины в монастырь. И 6 мая 1892 г. последовало от него в Новгородскую духовную консисторию прошение о возведении Рдейской Успенской женской общины в общежительный женский монастырь с наименованием: “Рдейская Успенская пустынь”. В прошении этом А.Н. Мамонтов, входя в необходимейшие нужды будущего монастыря, объяснил, что он приобрёл для него лесной участок земли, в количестве 99 десятин 1200 сажень,.. который и жертвует общине под условием возведения её в монастырь и, кроме сего, процентными государственными бумагами 2500 руб., как остаток, образовавшийся при покупке вышеозначенного лесного участка. <…>

   28 мая 1893 г. Святейший Синод…постановил: Рдейскую женскую общину, Старорусского уезда, возвести в общежительный женский монастырь с наименованием его: “Успенская Рдейская общежительная пустынь”,.. предоставив вместе с сим… испросить Высочайшее соизволение на укрепление за вышеозначенным монастырём жертвуемого потомственным почетным гражданином Александром Николаевичем Мамонтовым недвижимого имущества… <…> Таким образом, Господу Богу угодно было на месте закрытой обители, и даже впоследствии приходской церкви, восстановить снова святую обитель в прославление имени Господня, под покровом Владычицы нашей Успения Пресвятой Богородицы. Промыслу Божиему угодно было указать жертвователя в лице больного потомственного почетного гражданина А.Н. Мамонтова».
Но не скудеет рука дающего: нашего почетного гражданина ждало новое свершение…

…К тому времени бывший в монастыре храм в честь Успения Божией Матери пришёл «в крайнюю ветхость», и осмотревший его епархиальный архитектор пришел к выводу, что ремонту тот не подлежит. В 1886 г. Императорская Археологическая комиссия признала аварийность старой церкви, и, по ходатайству Мамонтова, ее разбирают, а в 1898 г. начинается возведение нового Успенского собора. В общей сложности, на новое строительство он тратит более 350 000 рублей (для сравнения: стоимость его дачного терема в Мамонтовке составляла 33 320 рублей). Сам храмоздатель не дожил до завершения строительства и завершал проект уже его сын, Александр Александрович.

   Открытие и освящение нового храма состоялось 19 сентября 1902 г.
Успенский собор Рдейской обители вмещал 750 человек, его высота составляла 50 метров. Он был сопоставим с лучшими столичными храмами: иконостас из итальянского мрамора, равно как иконы и роспись, создали мастера Московского Кремля; напольную плитку специально заказали в Польше; отапливался храм с помощью системы центрального отопления, для чего с Демидовского завода был доставлен паровой котел. А за пределами болота для строительства был построен завод по производству кирпичей.

   Возводился собор по проекту, конечно же, «семейного» архитектора Мамонтовых, А.С. Каминского. В оформлении собора были использованы элементы разных стилей (традиционная для архитектора «эклектика»), его художественная выразительность усиливалась применением декоративной ковки и дорогостоящих материалов. Руководил строительством помощник Каминского – архитектор И.Т. Барятин…


Рис. 6. Успенский собор Рдейской обители. Современное фото. (Источник: Интернет)

   Протоеиерей Анатолий Конкордин сохранил для нас описание торжественного освящения нового храма в Рдейской обители (1902 г.).
«19-е сентября навсегда останется памятным в летописи Рдейской женской обители: в этот день Высокопреосвященнейшим Гурием, архиепископом Новгородским и Старорусским, в сослужении собора священнослужителей, совершено освящение нового, величественного трехпрестольного храма, устроенного на средства ныне уже умершего потомственного почетного гражданина А.Н. Мамонтова. <…> …С утра с нетерпением все ожидали дорогого гостя. Лишь только вдали показался экипаж Владыки и его свиты, духовенство в богатых золотых облачениях, с хоругвями и иконами, в сопровождении всех сестер обители и приезжих гостей, между коими был и сын строителя А.А. Мамонтов, вышло за ограду монастыря для встречи Архипастыря. <…>

   Единственным благоукрасителем новой пустыни явился потомственный почетный гражданин А.Н. Мамонтов (ныне умерший), соорудивший на свои средства монастырские корпуса, дом для причта, гостиницу и новый трехпрестольный храм.
…Стоимость храма простирается свыше 350 000 р.: один иконостас прекрасной работы белого мрамора стоит более 25 тыс., все иконы писаны в Москве.., подсвечники и лампады – все массивной работы, бронзовые; прекрасной работы бронзовая на солее (возвышение перед алтарной преградой или иконостасом, продолжение алтаря наружу. – И.П.) решетка, вызолоченная через огонь; богослужебные сосуды золоченые с эмалью.

   Постройка храма начата… еще при жизни А.Н. Мамонтова. После же его смерти, согласно завещанию, постройкою заведовал сын его А.А. Мамонтов.

   Весть о том, что освящение главного храма будет совершено самим Архипастырем, быстро разнеслась по окружающим селам и деревням и привлекла множество любителей духовного торжества из простого народа. Еще накануне.., с раннего утра начали собираться богомольцы с разных сторон, а ко времени всенощного бдения их уже собралось такое множество, что обширный храм не мог вместить и самой малой части собравшихся, так что большинству пришлось расположиться в монастыре, вне церкви, и молиться на открытом воздухе. В день освящения… в домовом монастырском храме совершена была ранняя литургия, а в 8 часов благочинным монастырей о. архимандритом Алексием… – водоосвящение. В исходе 9-го часа начался благовест к освящению, и вскоре все сослужащие отправились в покой Владыки для встречи его со славою. Шествие это, при огромном стечении народа,.. представляло величественную и трогательную картину. <…> При каждении алтаря, иконостаса и икон с невозженными еще свечами и по окроплении их, были помазаны св. миром четыре стены храма, и затем совершен крестный ход вокруг нового храма… Освящение храма закончилось провозглашением многолетия Царствующему Дому, Св. Синоду, Высокопреосвященнейшему Гурию, благоустроителям храма и вечной памяти почившему строителю, рабу Божию Александру. <…> Затем Владыка выразил от себя и от лица живущих в обители благодарность наследникам строителя храма, которые, не жалея средств, вполне исполнили волю завещателя, и провозгласил вечную память почившему строителю храма, пригласил инокинь всегда поминать в своих молитвах имя раба Божия Александра" …

   Новый храм зажил своей жизнью…
В 1908 г. в Рдейском Успенском женском монастыре отмечали престольный праздник: “14 августа. Еще с утра в стенах монастыря оживленное движение: это сестры готовятся к своему храмовому празднику. Вереницы богомольцев все прибывают и прибывают. Все помещения для публики (гостиницы и сторожки) нарасхват занимаются. За стенами монастыря, около причтовых домов расположились торговцы с пряниками, кренделями, яблоками и селедками; их толпою окружают покупатели-богомольцы. Кое-где раздается веселый смех молодежи. Интеллигенты с важным видом гуляют по берегу озера. Тут же просят откуда-то взявшиеся нищие.

   В главном соборе все трое дверей открыты. Св. алтарь и вся солея устланы дорогими коврами. Чехлы с паникадил, подсвечников и решеток сняты: весь храм блестит золотом. К параклисису (греч. ”усердная молитва»; церковная служба, молебное пение посвященное Пресвятой Богородице. – И.П.) собралось уже много народа. Параклисис служился торжественно с провозглашением многолетий и вечной памяти незабвенному храмоздателю Мамонтову.
Около храма идет бойкая торговля свечами и образками. Многие богомольцы знали, что служба будет особенная, что во время всенощной придется стоять, как в великую субботу, со свечами, а потому заранее запасались ими. <…> Все с нетерпением ждали этой всенощной. Звона еще не было, а в храме было немало народу. <…>

   Вот, наконец, раздался могучий удар 300-пудового колокола, и густою волною полились его медные звуки по всей окрестности. Слава Тебе, Господи! Поснимались шапки, и, кто размашисто истово, а кто небрежно-быстро стали осенять себя крестным знамением. Началось всенощное. Громадный собор не мог вместить всех молящихся. <…> Несмотря на продолжительность службы, чувствовалась бодрость и, особенно, приподнятое святое настроение"…

   Сохранились и такие подробности.
Священник Владимир Мстиславский живописал: “Рдейский монастырь находится в самой южной части Новгородской губернии и на границе Псковской, в 20 верстах от уездного города Холма. Среди непроходимых болот расположено Рдейское озеро. В это озеро, как бы случайно, врезался довольно возвышенный полуостров (в 5 десятин земли), и на этом-то полуострове и находится св. обитель. Только одна плохая, с большим трудом проложенная дорога и ведет к обители. Кругом нет человеческого жилья. <…> По обе стороны дороги – грязные канавы; кругом мох да низкорослые сосны – вот и вся растительность. Скуку и грусть наводит дорога, но ненадолго. Вот выедешь на прямую дорогу и, как на ладони, во все красоте представится взорам св. обитель: с трех сторон блестит Рдейское озеро; каменные стены с башнями, корпуса и дома тонут в зелени, и над всем этим высится чудной архитектуры огромный белокаменный собор с 8 золотыми главами.


Рис. 7. Успенский собор на Рдейском озере. Современное фото. (Источник: Интернет)

   Собор этот… построен известным московским благотворителем г. Мамонтовым, употребившим на него громадные средства. Внутри собор поражает своим великолепием и убранством. Чудной живописи иконы, мраморный иконостас, паркетные [и] кафельные полы, три громадных золоченых паникадила, множество золоченых массивных подсвечников, хоругвей; даже золоченые решетки. Одна церковная утварь ценится более 60 тысяч рублей. Богатейшая ризница. В соборе паровое отопление. Словом, по красоте, богатству и по отправлению церковных служб Рдейский монастырь – один из первых и лучших по всей Новгородской губернии”…
* * *

   А в заключение вот что.
Все мы знаем благотворительные подвиги, скажем, двоюродного брата Александра Мамонтова – Саввы (его еще прозывали “великолепным”!), или того же Саввы Морозова. Но их подвиги касались дел мирских (театры там, содержание “мастеров искусств” и т.п.). И, похоже, ни один из тогдашних “миллионщиков” не потратил на богоугодные дела суммы, хотя бы чуть сравнимой с пожертвованиями А.Н. Мамонтова. Ведь его взносы были поистине фантастическими: один только рдейский Успенский собор обошелся ему более чем в 350 тыс. рублей!.. 

   Для сравнения некоторые цифры.
К примеру, за сорок (!) лет, что строился огромный московский храм Христа Спасителя, из казны (!) было израсходовано “всего” 1 350 000 рублей.
А вот на сопоставимый с храмом Александра Мамонтова по размеру и отделке Никольский собор в Хотьковском монастыре затратили – вот здесь действительно уместно сказать “всего” – сто тридцать тысяч двести…
* * *

   Так помянем же добрым словом нашего земляка, почетного гражданина, неутомимого храмоздателя и монастырского делателя Александра Николаевича Мамонтова!..

Игорь Прокуронов, 
краевед, 
кандидат географических наук
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Читайте также
19 Июня 2018
21 июня исполняется 120 лет со дня рождения К. К. Журбицкого - участника Великой Отечественной войны,  одного из инициаторов создания краеведческого Клуба трёх поколений в г. Пушкино (1962 год)  
14 Июня 2018
12 июня исполнилось 120 лет со дня рождения Михаила Ефимовича Кольцова. В советское время его называли «журналистом номер один»: корреспондент газеты «Правда», редактор и создатель нескольких изданий, директор газетного холдинга. Михаила Ефимовича называли мастером репортажа и королём фельетона, он навсегда вошел в историю журналистики, как профессионал высокого класса. Однако, нам Кольцов интересен совсем с другой стороны — именно он стал основателем поселка Правдинский
14 Июня 2018
Приближается 120-летие Московского художественного театра им. А.П.Чехова, который "родился" у нас, в Пушкино. Интересный материал по этому поводу от известного пушкинского краеведа Игоря Борисовича Прокуронова
Комментарии
СергейСергей+60710 января 2018 в 13:41
+1
Что-бы понять до конца, чем жили люди в то время, надо самому было там пожить. А так, только мемуары и остается читать. Строил храмы на сотни тысяч, подсвечники какие то, ковры, алтари. Помогло это кому-то в 1917 году, откуда столько безбожников то появилось сразу? Получается что фикция все это была с вероисповеданием у простого люда? Фикция, когда банально жрать нечего, когда клопов считаешь в своих рабочих бараках и работаешь по 20 часов в сутки, включая детей, ради того, что-бы потом эти благодетели новые алтари мостили где нибудь в стотысячной очередной церкви. Сейчас то же можно церкви строить. Не те бабушки, что по десятке рублей собирают, а те, кто пачки вносят, в надежде, что это им зачтется там, за деяния их земные. Вы, банально тротуары сделайте нормальные по городу, а там, не небесах, и без ваших финансовых вливаний разберутся кого куда распределять.
ответная реплика
alexalex+223510 января 2018 в 14:36
+2
недавно прочитал про Третьякова, создавшего картинную галерею. Она сохранилась до сих пор. Корректно ли спрашивать, чьи дела более достойны?
ответная реплика
alexalex10 января 2018 в 14:47 +2Развернуть
Киса Киса +71610 января 2018 в 19:01
+1
соглашусь... строительством школ и больниц надо гордиться, поддержкой наук и искусств... а не храмами и капищами.
ответная реплика
invalidinvalid+93510 января 2018 в 14:13
0
Очень интересно и поучительно.
Жаль,что в столь красивых и заповедных местах не сохранился монастырь и не удалось сохранить в том великолепии сам Успенский собор.
И есть ли в планах РПЦ его восстановить?
ответная реплика
СледопытСледопыт+14215 января 2018 в 23:47
0
...неподалеку от дачи Мамонтовых-старших, на берегу речки Ветелки, Сарафанной Горке – Сарафановке, поднялся затейливый терем... Новая дача своим видом буквально затмила скромный одноэтажный домик Елизаветы Мамонтовой, стоявший на другом берегу пруда. В путеводителе 1887 г. говорилось: «Мамонтовская платформа: подъезжая из Москвы к этой платформе, на левой стороне, на горе возвышается роскошная дача г. Мамонтова, пред домом на полугорке цветник-ковер, который ведет вас к пруду с плавающими на нем лодками; вид на дачу великолепный»...
Интересно, речка или пруд? Где она, эта "Ветелка"?
ответная реплика

Календарь новостей
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30





Ритуальные услуги в Пушкино





Наши партнеры:




Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER