Памяти героя-земляка Бориса Конрадовича Домбровского
22.08.2016 00:15:00
Категория: Край родной
«…Чистоту, простоту мы
у древних берем, Саги, сказки — из прошлого тащим, 
Потому, что добро 
остается добром – В прошлом, будущем и настоящем!» 

Владимир Семёнович Высоцкий 
«Баллада о времени» (1975) 

Эта статья написана мной 6 лет назад. Поэтому здесь можно будет встретить такие
 факты как Вечерняя школа на даче Струковых или неупомянутые школьниками памятники В.В.Маяковскому и Л.Н.Толстому, появившиеся позже. Эта работа подвигала местные власти и администрацию Пушкинской средней школы №5 к увековечиванию памяти героя-земляка Бориса Конрадовича Домбровского (23 июня (6 июля) 1887- 29 января 1922гг.), посредством присвоения школе имени Героя. Школа расположена на одной из двух пушкинских улиц Домбровского – 
2-ой Домбровской. 
Невероятно устали сегодня люди, а в особенности дети от демагогии. Необходим — жизненно необходим- пример, живой пример. 

Но материалы, посланные Главному редактору «Пушкинского вестника» Михаилу Федоровичу Зубкову, оказались на полке. А директору Пушкинской СОШ № 5 Морозовой Наталье Петровне наверху было сказано: «Революционер Домбровский — не формат!» 

Отложив на время материал, мне пришлось обратиться к нему в связи с другим выдающимся пушкинцем, память которого я, так же, пытаюсь воскресить – Шариковым Михаилом Семёновичем. Уж много общего оказалось в их самоотверженном подходе к делу и не менее важной помощи им жён-соратниц. Шариков и Домбровский жили в одном городе, в одно время и я уверен пересекались. Но принадлежа к разным социальным группам, вряд ли были в общей упряжке. Однако это не стало препятствием к их, как пел Владимир Высоцкий в своей «Балладе о Любви» (1975) «дыханию в такт друг другу»: «И чудаки — еще такие есть — / Вдыхают полной грудью эту смесь. / И ни наград не ждут, ни наказанья, / И, думая, что дышат просто так, / Они внезапно попадают в такт / Такого же неровного дыханья…»

Плачевная ситуация с памятником Борису Конрадовичу, дипломной
 работой скульптора-пушкинца, члена Союза художников СССР Игоря Аркадьевича Лурье (род. 11 марта 1941г. — живёт в США), на которую в апреле 2016 года обратил вниманиежителей нашего города Александр Иванович Ноздровский, думаю, следствие непонимания и неприятия увековеченной Личности. Это дополнительно мотивировало меня к разморозке данной статьи.
Любопытна история сооружения этого памятника. 
Инициатива его создания в 1968 году принадлежала начальнику Пушкинского райотдела внутренних дел Анатолию Михайловичу Дееву. По словам бывшего начальника Пушкинского ГОМ Дмитрия Константиновича Филатова: «Анатолий Михайлович был самым умным, самым образованным, самым обаятельным начальником Пушкинской милиции».

Главной проблемой здесь стало практическое отсутствие фотографий Героя. Единственной, кстати, представленной выше фотографии в ввиду её ветхости пришлось пройти руки старшего инспектора-криминалиста научно-технического отдела Пушкинского ОВД Георгия Митрофановича Воткаленко. Работая в Московской и местной лаборатории используя методы наложения, увеличения, совмещения, ретуши, репродукции и т.д. он полностью восстановил облик Бориса Домбровского. Это фото передала Анатолию Михайловичу Екатерина Борисовна (7 ноября 1915 – 18 апреля 2006 гг.) – старшая дочь Домбровского. На обороте фото была надпись: «Фотографировался в 1915 году, в Мурманске»

Комична и традиционна бюрократическая волокита. Представьте — обосновывать памятник пришлось путём установления разных родственных связей. Дошло до самого Карла Маркса. Но чаще и по сей день Борису Конрадовичу навязывают в дедушки генерала Парижской Коммуны Ярослава Домбровского. О последнем непременно подробнее, но позже.

Видимо проще быть чьим-то родственником, чем доказывать собственную значимость делом. Даже памятник, и тот без родственных связей с прославленными героями не получишь. По-моему, за норму нужно принять стремление каждого человека обнулить для себя заслуги предков и как сформулировал это Высоцкий: «Испытай, завладев / Еще теплым мечом / И доспехи надев, / Что почем, что почем! / Разберись, кто ты – трус / Иль избранник судьбы, / И попробуй на вкус / Настоящей борьбы» («Баллада о борьбе», 1975 г.).

А дипломная работа скульптора Игоря Лурье была выполнена аж в Тбилисской академии художеств, где тот учился. Из Тбилиси контейнер со скульптурой отправили в Пушкино, и вскоре установили на том месте где он и стоит по сей день. В создании памятника ему помогал отец Аркадий Александрович Лурье художник-график. 

Аркадий Александрович Лурье (1916–1990 гг.) — художник-график. Несколько поколений выросло на книгах писателей с иллюстрациями А.А.Лурье. График, художник книги. Учился в АХ в Тбилиси у Е.Е.Лансере и О.А.Шарлеманя (окончил с отличием), затем в аспирантуре МГХИ им. В.И.Сурикова (1939-1941) у Д.С.Моора.

Собирался 3-метровый Домбровский во дворе дома где жили Лурье, по улице Льва Толстого. Итак, статья – без изменений – на общий суд.

Урок в седьмом классе средней школы. Казалось-бы простой вопрос приводит ребят в замешательство.
— Какие в нашем городе есть памятники?
Пауза…
— Пушкину на площади!
— Родина мать у фонтанов!
— Новый какому-то Пушке!
И наконец после напряжённого молчания.
— А-ааа… Мальчишу-Кибальчишу у телеграфа!
То есть Борису Конрадовичу Домбровскому обнимающему беспризорника. 

Борис Конрадович Домбровский родился 23 июня (6 июля) 1887 года в Твери. Во второй половине XIX века Тверь - один из крупнейших промышленных и культурных центров России. Злободневные по тому времени революционные идеи наполняли и тверские умы. 

Уместным напоминанием здесь станет вице-губернаторство (1860 —1864 гг.) в Твери
 известного русского писателя и журналиста Михаи́ла Евгра́фовича Салтыко́ва-Щедри́на (настоящая фамилия Салтыков, псевдоним Николай Щедрин, 15 (27) января 1826 — 28 апреля (10 мая) 1889 гг.), недавно вернувшегося из 8-ми летней ссылки за вольнодумство. И как говорится: «Где родился там и пригодился!» 
Дело в том что, Михаил Салтыков родом из Тверской губернии — старинной дворянской семье, села Спас-Угол (имение родителей), Калязинского уезда. 

В своих первых произведениях писатель выступил против социального неравенства. Герою его повести «Запутанное дело» (1848 г.) общественный строй России представлялся в виде огромной пирамиды из людей, в основании которой находятся бедняки, затравленные непосильными тяготами жизни. «Россия, — так размышляет герой повести, — государство обширное, обильное и богатое; да человек-то глуп, мрёт себе с голоду в обильном государстве». «Жизнь — лотерея», подсказывает ему привычный взгляд, завещанный ему отцом; «оно так, — отвечает какой-то недоброжелательный голос, — но почему же она лотерея, почему ж бы не быть ей просто жизнью?»

Своим творчеством Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин создает своего рода сатирическую — крестную для себя, энциклопедию русской жизни, а ведь мог бы выражаясь современным языком хорошо в этой самой жизни «оттянуться».

Как было сказано выше, многие дедом Бориса Домбровского считают
 генерала Парижской Коммуны Ярослава Викторовича Домбровского (13 ноября 1836 — 23 мая 1871 гг.).
Ярослав Викторович - личность незаурядная. Его отец Виктор Домбровский – обедневший житомирский дворянин был архивариусом в губернском дворянском собрании и к концу жизни имел очень небольшой чин титулярного советника. 
Он происходил из шляхетского рода, переселившегося на Украину из центральной части Польши. Семья, к которой принадлежал Виктор Домбровский, имела довольно древнюю генеалогию и замысловатый герб, но существовала на то, что могли заработать ее члены. 

После окончания Николаевской академии Генерального штаба, Ярослав делает блестящую военную карьеру, но долг справедливого человека берёт в нём верх. Лаконично название первой главы книги о Ярославе Викторовиче из серии ЖЗЛ. Глава рассказывающая о семье Ярослава Домбровского озаглавлена: «Житомир и Брест. Воспитание, домучившее до понимания свободы»

Домбровский с головой уходит в Революцию. В 1862 году с соратницей женой
 (с Пелагией Згличинской — Ярослав Викторович обвенчан 24 марта (5 апреля) 1864 года в Десятом павильоне Варшавской цитадели – тюрьме) приговаривается к 15-ти годам каторжных работ. 
Через два годы супруги совершают побег и оставшуюся часть жизни проводят в Европе. 

Главнокомандующий 1-й армии Парижской коммуны Ярослав Викторович Домбровский погиб в ходе легендарных событий во Франции 1871 года (фото сразу после смерти). 

Вскоре после заключения перемирия с Пруссией во время Франко-прусской войны в Париже начались волнения, вылившиеся в революцию и установление самоуправления, длившегося 72 дня (с 18 марта по 28 мая). Парижская коммуна стала первым в истории примером диктатуры пролетариата.

У Ярослава и Пелагии Домбровских было три сына: Пётр, Вацлав и Ярослав.
С двумя сыновьями Домбровских — Ярославом и Вацлавом — произошло несчастье: оба они погибли в юношеском возрасте. Старший сын, Петр, стал мелким чиновником, перед первой мировой войной и в межвоенный период он жил в Жешове. Его сын и внук генерала Коммуны — Ромус Домбровский, по имеющимся сведениям, в годы гитлеровской оккупации находился в Варшаве; о дальнейшей его судьбе ничего не известно.
Для желающих подробнее познакомится с жизнью Ярослава Домбровского – ссылка на книгу о нём из серии ЖЗЛ.

Отец
Бориса Конрадовича – Конрад Домбровский дворянин родившийся в Польше, но как выяснилось, быть сыном или внуком Ярослава Викторовича не мог. Я бы не отметал возможность родственной связи – даже близкой.
Есть правдоподобная версия, того как Домбровские оказались в Твери, которая косвенно подтверждает их родственную связь с генералом. После революционных «заслуг» Ярослава Домбровского все его родственники – верноподданные Российскому трону были просто-напросто сосланы в Тверь. С 1795 —1918 годы добрая половина Польши входила в состав Российской Империи. 
 
Таким образом дворянин Борис Домбровский сам по себе, без протеже (от фр. protégé — защищённый, оберегаемый), личность идейная — потомственный «рыцарь без страха и упрёка». В 1916 году он призывается на фронт, где через год переходит на сторону красных. 
 
Факт принятия пролетариатом (от лат. proletarius — неимущие) Революции 1917 года кажется вполне естественным, но то, что на стороне красных оказывались самодостаточные во всех отношениях люди, представляется весьма и весьма странным. В любом случае отказ от материальных благ и спокойной жизни трудно интерпретировать злодейством. И судьба нашего героя станет яркой иллюстрацией данной метаморфозы. 
 
Простите не могу удержаться от вставки 2016 года – уж больно тема показалась мне актуальной. Речь пойдёт о лидерах Кубинской революции Фиделе Кастро (род.1926), его брате Рауле (род.1931) и бессмертном команданте Че Гевара (1928-1967).



Девяностолетие Кастро, вдруг заигравшее на российском информационном поле, стало ярким свидетельством парадоксальности мироощущения современного человека. 


 
Дифирамбы, воспетые старику Фиделю по ОРТ авторитетнейшими в стране Министром обороны РФ С.К.Шойгу, Министром иностранных дел С.В.Лавровым, а в особенности Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, требуют полного признания идей Революции. Или… « Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте дерево худым и плод его худым, ибо дерево познается по плоду» (Мф.12,33).

Пятидесятидвухминутный документальный фильм «Фидель Кастро. Куба любовь
 моя» (2016) режиссера Гурама Кварацхелии, показанный по Федеральному каналу ОРТ 13 августа 2016 года в день рождения Комантанте, непременно требует цитат. 

Патриарх — (18,45-19,36 мин.): «Как он (Фидель Алехандро Кастро Рус) мне сам сказал. Когда после отца, смерти отца (Анхель Кастро Аргис (1875—1956)), они с Раулем (братом) стали думать о том, что делать с этой огромной латифу́ндией (занимающее большую площадь землевладение), то… Будучи воспитаны в Иезуитском колледже они решили, что надо поступать так как Евангелие говорит. Теперь давайте на минуточку себя поставим на их место: богатейшее наследство, перед тобой весь мир. А они принимают решение – раздать всё крестьянам…. И, раздают! Вот идейный человек, у него никак не происходит никакого изменения в его убеждениях. Но истоки Христианские! Поэтому это конечно феноменальное Явление!»

Вот что рассказывает сам Фидель о своих родителях: «Я родился в семье землевладельца. Что это значит? Мой отец был испанским крестьянином из очень бедной семьи. Он приехал на Кубу как испанский эмигрант в начале века и начал работать в очень тяжёлых условиях. Будучи предприимчивым человеком, он скоро обратил на себя внимание и занял определённые руководящие должности на стройках, которые велись в начале века.
Ему удалось скопить некоторый капиталец, который он вложил в покупку земель. Иными словами, как деловой человек, он добился успеха и превратился в собственника земли… Подобные вещи были не так уж трудны в первые годы республики. Потом он арендовал дополнительные земли. И когда я появился на свет, действительно родился в семье, которую можно назвать землевладельческой.

С другой стороны, моя мать (Лина Рус Гонсалеc (1903—1963)) была простой бедной крестьянкой. Поэтому в нашей семье не было того, что можно было бы назвать олигархическими традициями. Тем не менее, объективно говоря, наше социальное положение в тот момент было таковым, что мы принадлежали к числу семей с относительно высокими экономическими доходами. Наша семья была владелицей земель и пользовалась всеми преимуществами и, можно сказать, привилегиями, присущими землевладельцам в нашей стране».

Патриарх — (23.25-23.34 мин.): «И как мне сказал Кастро. Нам сказали (правительству Кубы — правительство СССР), что будем вам помогать (в противостоянии с США) если вы скажите, что это (Кубинская революция) социалистическая Революция. Ну… они сказали – Социалистическая».

Невольно возникает вопрос:
— А если бы Фидель не назвал свою революцию Социалистической, то можно было бы оправдать её жертвы? 
 
После прихода сторонников Кастро к власти на Кубе были расстреляны более восьми тысяч человек, многие — без суда и следствия.

Министр обороны РФ – (33,29-34,00 мин): «Не знаю такого уголка мира и таких людей которые бы не знали, что такое Куба и не знали бы Фиделя, Рауля, Че Гевару. Вы в любом уголке мира, так сказать, вы увидите молодых людей, которые носят футболки с портретами Че Гевары. Так сказать, и что самое интересное, мы можем носить там разные футболки, с разными надписями. Но многие знают, почему они их носят».

Эрне́сто Рафаэ́ль Гева́ра де ла Се́рна (14 июня 1928 — 9 октября 1967гг.) или Че Гевара латиноамериканский революционер, команданте Кубинской революции 1959 года и кубинский государственный деятель. Кроме латиноамериканского континента действовал также в Демократической Республике Конго и других странах мира. Прозвище Че использовал для того, чтобы подчеркнуть своё аргентинское происхождение. Междометие che является распространенным обращением в Аргентине.

Это принципиально: Команданте — звание в Испанской армии, равнозначное званию майора. В период революции на Кубе в 1957 — 1959 годах, Команданте — высшее звание среди повстанцев, которые намеренно не присваивали друг другу более высокого воинского звания, чем майор.

Эрнесто Гевара родился в аргентинском городе Росарио, в семье архитектора Эрнесто Гевары Линча (1900 – 1987гг.). И отец, и мать Эрнесто Че Гевары были аргентинскими креолами (потомки первых колонизаторов-переселенцев из Европы в Южную Америку). Бабушка по отцу происходила по мужской линии от ирландского повстанца Патрика Линча. Мать — Селия де ла Серна и Льоса (1908 – 1965гг.) родилась в Буэнос-Айресе и вышла замуж за Эрнесто Гевару Линча в 1927 году. Через год родился первенец — Эрнесто. Селия унаследовала плантацию мате (т. н. парагвайского чая) в провинции Мисьонес. Улучшив положение рабочих, в частности, начав выплачивать им зарплату деньгами, а не продуктами, отец Че вызвал недовольство окрестных плантаторов, и семья была вынуждена переселиться в Росарио, в то время — второй по размеру город Аргентины, открыв там фабрику по переработке мате. В этом городе и родился Че. Из-за мирового экономического кризиса семья через некоторое время вернулась в Мисьонес на плантацию.

Будучи с детства хронически больным (бронхиальная астма) человеком Эрнесто Гевара посвящает жизнь медицине – борьбе с проказой и получает соответствующее образование. Но судьба распорядилась иначе. Вот что пишет о своём первом впечатлении об этом несгибаемом человеке его первая жена Ильда Гадеа Акоста (1925 – 1974гг.) —перуанская экономистка и революционерка: «Доктор Эрнесто Гевара поразил меня с первых же бесед своим умом, серьёзностью, своими взглядами и знанием марксизма… Выходец из буржуазной семьи, он, имея на руках диплом врача, мог легко сделать карьеру у себя на родине, как это и делают в наших странах все специалисты, получившие высшее образование. Между тем он стремился работать в самых отсталых районах, даже бесплатно, чтобы лечить простых людей. Но больше всего вызвало моё восхищение его отношение к медицине. Он с негодованием говорил, исходя из виденного в своих путешествиях по разным странам Южной Америки, об антисанитарных условиях и нищете, в которых живут наши народы. Я хорошо помню, что мы обсуждали в связи с этим роман Арчибальда Кронина “Цитадель” и другие книги, в которых затрагивается тема долга врача по отношению к трудящимся. Ссылаясь на эти книги, Эрнесто приходил к выводу, что врач в наших странах не должен быть привилегированным специалистом, он не должен обслуживать господствующие классы, изобретать бесполезные лекарства для воображаемых больных. Разумеется, поступая так, можно заручиться солидными доходами и добиться успеха в жизни, но к этому ли следует стремиться молодым сознательным специалистам наших стран. Доктор Гевара считал, что врач обязан посвятить себя улучшению условий жизни широких масс. А это неминуемо приведет его к осуждению правительственных систем, господствующих в наших странах, эксплуатируемых олигархиями, где всё усиливалось вмешательство империализма янки".

Таким образом, физическая борьба за права униженных и оскорблённых становится главным делом его жизни – так он напишет об этом в прощальном письме родителям:  “Дорогие старики! Я вновь чувствую своими пятками ребра Росинанта, снова, облачившись в доспехи, я пускаюсь в путь. 

Около десяти лет тому назад я написал Вам другое прощальное письмо.
Насколько помню, тогда я сожалел, что не являюсь более хорошим солдатом и хорошим врачом; второе уже меня не интересует, солдат же из меня получился не столь уж плохой.
В основном ничего не изменилось с тех пор, если не считать, что я стал значительно более сознательным, мой марксизм укоренился во мне и очистился. Считаю, что вооруженная борьба — единственный выход для народов, борющихся за своё освобождение, и я последователен в своих взглядах. Многие назовут меня искателем приключений, и это так. Но только я искатель приключений особого рода, из той породы, что рискуют своей шкурой, дабы доказать свою правоту.
Может быть, я попытаюсь сделать это в последний раз. Я не ищу такого конца, но он возможен, если логически исходить из расчета возможностей. И если так случится, примите мое последнее объятие.
Я любил Вас крепко, только не умел выразить свою любовь. Я слишком прямолинеен в своих действиях и думаю, что иногда меня не понимали. К тому же было нелегко меня понять, но на этот раз — верьте мне. Итак, решимость, которую я совершенствовал с увлечением артиста, заставит действовать хилые ноги и уставшие лёгкие. Я добьюсь своего.
Вспоминайте иногда этого скромного кондотьера XX века.
Поцелуйте Селию, Роберто, Хуана-Мартина и Пототина, Беатрис, всех.

Крепко обнимает Вас Ваш блудный и неисправимый сын Эрнесто”.


Частые литературные аллюзии Че Гевара выдают его страсть к чтению, которую он пронёс через всю жизнь.

Выданный предателем Сиро Бустосом Че был расстрелян в боливийском плену. За месяц до казни Че Гевара напишет сам себе эпитафию, в которой были слова: 

“Даже если смерть придёт неожиданно, пусть она будет желанной, такой, чтобы наш боевой крик мог достичь умеющее слышать ухо, и другая рука протянулась бы, чтобы взять наше оружие”.

Министр обороны РФ
– (36,13-36,53 мин):
"Не хочется, чтобы мир «мельчал», а всё-таки были такие… Их можно называть там глыбы Мировой политики, как угодно, но это… это действительно Лидеры. Вы можете себе представить, что бы Фиделю Кастро кто-то навязал отмену какого-то проекта, если он был выгоден его стране? Абсолютно – нет! Потому что это, если это выгодно его стране, если это нужно для граждан страны, то они будут отстаивать это до, до последнего. В моём понимании, это есть настоящая свобода и независимость. Потому что свобода это — независимость«.

Почему же для эпохальной встречи Русского патриарха и Римского папы был избран именно “Остров свободы”?

12 февраля 2016 года патриарх Московский и всея Руси Кирилл и папа римский Франциск встретились в международном аэропорту Гаваны.

Что это? Официальное признание достижений Кубинской революции и благословение на подобного рода самоотверженную борьбу с Мировой несправедливостью. Или памятник Фарисейству ХХI века – так сказать, “на чужом горбу в рай…” — на горбу Че Гевара, Фиделя и Рауля. Мол, рабы Божии вдохновляйте, жертвуйте собой во имя Любви, а мы за вашей широкой спиной… Нам же и без революций не плохо. Что можно сказать – шикарная маска для звериного лица современного Капитализма, который в последнее время стремится во что бы то ни стало освЯтить свои амбары.

В процессе работы над статьёй я наткнулся на свежайшую (16 августа 2016 года, газета “Взгляд”) публикацию неудержимо набирающего популярность миссионера протоиерея Андрея Ткачёва —  


Отец
Андрей, уроженец города Львова (1969 год), с 1993 года — священник Георгиевского храма в том же городе. В 2005 году батюшка переезжает в Киев, а в 2006-ом становится настоятелем киевского храма преподобного Агапита Печерского.

В 2014 году за необдуманное высказывание о политическом режиме в Украине почисляется за штат Киевской митрополии. В июне 2014 года с семьёй переезжает в Россию, в середине июня временно назначается в клир домового храма мученицы Татианы при МГУ города Москвы. 18 августа того же года зачисляется в клир города Москвы и назначается сверхштатным клириком храма Воскресения Словущего на Успенском Вражке города Москвы. Женат, имеет 4-ро детей.

Активная миссионерская деятельность данного пастыря хорошо известна, но о моральных правах капитана, покинувшего тонущий корабль и с берега “продолжающего нести свой пастырский долг”, молчать невозможно. Всё понятно — семья, дети, средства к существованию, но… струсил, сбежал, подставив коллег и людей, которым как тебе негде скрыться – хотя бы молчи. Нет – активизируемся!

Непосредственно же речь ведётся о спросе Капитала на современное Православие, убаюкивающее благородную ярость своей паствы. А вышеупомянутая статья отца Андрея яркое тому подтверждение.

Тема “Ради Бога все буду терпеть” раскрывается автором в споре двух друзей о степени физической активности современного человека.

– Да мне обидно, что все делается через одно место. Обидно, что можно лучше сделать, и я вижу – как!

Говорит один — другой возражает, предлагая “поучительную” историю об искавшем идеал монахе. Отчаявшись, монах признаёт окружающий мир безнадёжным, а своё раздражение на грешников заглушает таинственной запиской, которую всегда носит в кармане. Текст записки лаконичен: “Ради Бога все буду терпеть”. Поэтому заключает другой:

– Везде одно и то же, только с нюансами. Если не остановиться, то можно всю жизнь пробегать с высунутым языком и недовольной душой.

Во-первых, хочется напомнить о уже хрестоматийной истории Марии Египетской, которую нашёл, подобный герою эссе искатель идеала, старец Зосима. При чём нашёл не в монастыре, и не среди мужей, и даже не в среде праведных.

Во-вторых, отношение к людям отчаявшегося монаха мне напомнило другую историю. Ученики одного философа долго наблюдая за ангельским терпением своего учителя однажды не выдержав спросили:

— Как тебе удаётся никогда не отвечать обидчикам?

— А вы отвечаете лающим на вас собакам!

Не задумываясь воскликнул философ — “ангел”. Таким образам и призрение может сделать человека терпеливым.

А над всем этим дрожащий перед голодными рабами Капитал, приветствует и всячески поощряет православных проповедников:

— Всё от Бога! И Богатство и бедность! Терпите рабы!

Представляю, каким мрачным стал бы наш мир, если бы такие люди как Фидель и Рауль Кастро, Че Геваро, Михаи Евграфович Салтыков-Щедрин, Михаил Семёнович Шарикова, Ярослав или Борис Домбровские вместо борьбы бормотали бы под нос: «Ради Бога все буду терпеть». Нет, им лично было бы хорошо, а вот людям…

А отца Андрея, словами его же проповеди, я призываю немедля с запиской в кармане вернуться домой во Львов.

Министр иностанных дел РФ – (45,23-46,16 мин.): «Я с ним (Фиделем Кастро) встречался несколько раз. В первый раз вот в качестве Министра встречался в 2004 году, в сентябре, когда я там находился с официальным визитом – накануне Сессии Генеральной ассамблеи тогда на Кубе были какие-то проблемы с электричеством – какая-то авария была и… Фидель полтора часа в прямом эфире объяснял народу что Правительство предпринимает для того чтобы преодолеть последствия этой аварии и… Надо видеть его глаза конечно – его глаза горят. Это глаза молодого, если не сказать юного… и чистого… и очень убеждённого человека. Конечно, он физически уже не тот, что был, но повторю ещё раз - духовные силы у этого человека – КОЛОСАЛЬНЫ!»

Много сегодня «трещат» о нищенском существовании кубинцев, даже, кстати, родная дочь Фиделя Кастро – Алина Фернандес, под видом испанской туристки в 1993 году покинувшая Кубу: «У меня нет личных претензий к Фиделю Кастро, но есть личные противоречия с Лидером».. И конечно все сходятся на утопичности идей Революции… А может всё дело в искусственной изоляции – эмбарго Кубы.

Министр иностанных дел РФ – (46,35-47,11 мин.): «И мы безусловно приветствовали те шаги, которые Вашингтон в конечном итоге решил… и был вынужден сделать в направлении нормализации отношений с Кубой и… Я очень рассчитываю, что вот эти вот шаги Вашингтона продолжатся. Потому что конечно сейчас самое главное это снять полностью торговое, экономическое, финансовое эмбарго. Это уже, я считаю, позор для нашей цивилизации – прибегать к подобным методам давления на целые народы».

Уверен, Фидель Кастро будет назло врагам жить до тех пор, пока полностью не снимут это злосчастное эмбарго и весь мир не ахнет увидев подлинные плоды революционного Героизма.

Однажды опровергая мнение, будто Команданте не снимает бронежилета и демонстрируя волосатую грудь, Фидель заявил: «Мой бронежилет – моя Мораль!» (36,10 мин.) И мораль судя по всему Всемогущая – 638 неудавшихся покушений на Кастро. Вот бы такой бронежилет Капиталу и батюшки бы не понадобились. Только, к счастью — есть вещи, которые не купишь!

Соратница Фиделя Кастро Лидия Гонсалес Риело вспоминает: «У нас было много боёв на равнине – тяжёлых боёв. Иногда, когда мы бывали в местах где можно было отдохнуть, Фидель говорил – Давайте устроим отдых прямо здесь. И все говорили – Ой, как хорошо! – просто сев на рюкзак или на землю. И он доставал толстую красную книгу – труды Ленина. Мы были удивлены, но когда Фидель читал нам главы, мы начали понимать, что именно он хотел нам сказать. Он не разу не произнёс слово – Коммунизм, он нам говорил о концепциях Альтруизма (от лат. alter — “другой”) » (14,08-14,39 мин.)

« В наших идеях нет коммунизма или марксизма. Наша политическая философия основана на демократии и социальной справедливости, в эффективной плановой экономики» — убеждал Фидель (14,40-15,03 мин.).

В четвёртый раз я вынужден обратиться к творчеству В.С. Высоцкого, при чём к одному и тому же циклу его произведений. В 1975 году Владимир Семёнович пишет песни для кинофильма с символичным для нашей темы названием «Стрелы Робин Гуда»: «Баллада о любви», «Баллада о борьбе», «Баллада о времени», «Баллада о вольных стрелках», «Баллада о коротком счастье», «Баллада о ненависти». 

Гениально раскрывая концепции Робингудства Высоцкий вынуждает нас эпиграфом статьи сделать «Балладу о времени» «Балладой о любви», связать Шарикова с Домбровским, «Балладой о борьбе» наступить на горло кумовству и теперь раскрыть содержание революционного сердца «Балладой о ненависти»: « … Погляди — что за рыжие пятна в реке,- / Зло решило порядок в стране навести. / Рукоятки мечей холодеют в руке, / И отчаянье бьется, как птица, в виске, / И заходится сердце от ненависти! //… Да, нас ненависть в плен захватила сейчас, / Но не злоба нас будет из плена вести. / Не слепая, не черная ненависть в нас,- / Свежий ветер нам высушит слезы у глаз / Справедливой и подлинной ненависти! // Ненависть — пей, переполнена чаша! / Ненависть — требует выхода, ждет. / Но благородная ненависть наша / Рядом с любовью живет!» 

Чувствую и закончить придётся этим же циклом легендарного Барда, который и сам самоотверженным служением Слову отстоял звание «рыцаря без страха и упрёка».

Теперь вернёмся к нашему пушкинскому Че Гевара или же Робин Гуду –
Борису Конрадовичу Домбровскому.


В мае 1918 года тверской рабочий Борис Домбровский с семьёй приезжает в Пушкино, куда его — члена Коммунистической партии, направляют на работу в недавно сформированную Рабоче-крестьянскую милицию, как «милиционера 3-го (Пушкинского) района». К этому времени у тридцатилетнего Домбровского двухлетняя дочь Катя (Екатерина Борисовна Домбровская (6 Ноября 1915 – 18 Апреля 2006 гг.) и верный спутник — подлинный соратник – беременная на 6-ом месяце жена красавица Татьяна (Татьяна Павловна Домбровская (7 Января 1890 — 1 Апреля 1952гг.)

Уже в августе у Домбровских родится сын Саша (Александр Борисович Домбровский, 25 Августа 1918 – 16 августа 1960 гг.) Молодая семья первого милиционера размещена по адресу 1-я Серебрянская, дом 5, подле до сих пор уцелевшей дачи Струковых. Последняя теперь является Вечерней школой (напоминаем, статья написана 6 лет назад, сейчас вечерней школы здесь нет - ред.). 

  
Структура органов милиции создавалась на основе двойного подчинения. Центральным органом стало её Главное управление в составе НКВД, а в губерниях и уездах действовали управления. Из приказа «по Отделу советской рабоче-крестьянской милиции Московского уезда» от 6 октября 1920 года, №130: «Младшего милицонера Пушкинского района вверенного мне уезда Бориса Домбровского назначаю с 1 октября старшим милиционером при Пушкинской милицейской конторе Пушкинского района. Подпись: помощник начальника советской милиции Московского уезда Г.Монахов».

Первый год советской власти оказался очень тяжёлым для села Пушкино. Осенью 1918 года был принят декрет — обложить имущественные слои населения «единовременным чрезвычайным революционным налогом». О трагичности диалога общества с властью в рамках реализации этого декрета я писал в статье: «Шариков – миф или реальность». В Пушкино, как и целом по стране, царила разруха и голод. По городу и окрестным деревням орудовали вооружённые банды, совершавшие налёты на заводы и фабрики. Регулярно происходили грабежи как населения города (факты также смотрите в вышеупомянутой статье о Шарикове), так магазинов и продовольственных складов. Кочевыми толпами от вокзала к вокзалу рыскали беспризорники, которых необходимо было устроить.

В частности, поэтому основной задачей новой власти становится возрождение социальной жизни Советской Республики. На первый план выступает здесь вышеупомянутая семимиллионная кодла беспризорников. Так основной задачей Бориса Домбровского становится образование в Пушкино двух детских домов. Первый по соседству с жилищем Домбровских – в даче Струковых, его решено назвать, по известным причинам, «Поволжье», второй – около Боголюбской церкви, кстати, так же в сохранившемся здании, теперь это магазин Стройматериалов. 





Работа с детьми велась по всем фронтам, несмотря на плачевное физическое состояние беспризорников, приоритетом Бориса Конрадовича становятся их искалеченные души. Музыка, литература, театральные постановки, поэтические вечера – вот некоторые из методов воспитания революционера Домбровского. 


 
Дома же милиционера — подвижника ждала многодетная семья. В 1920 году в семье Домбровских родилась дочь Нина (Нина Борисовна Домбровская 1920г.). Отдыхать было некогда, супруга, помимо повседневных хлопот жены и матери, возделывала целый гектар земли. На огромном участке располагался скромный дом, в котором прежде проживала челядь Струковых. Увы, здание сохранилось лишь на гравюрах Владимира Ильича Андрушкевича (23 ноября 1923 — 5 января 2010 гг.)



Ниже место, на котором стоял этот дом, теперь двор пятиэтажных «хрущёвок». 



В хозяйстве Татьяны Павловны — корова, свиньи, козы, куры, а помидоры достигали веса 800 грамм. Вне всякого сомнения, плодами своего труда хозяйка щедро делилась с обездоленными детьми. В редкие часы своего пребывания дома глава семьи, жертвуя заслуженным отдыхом, сочувственно помогал супруге. Так было и в январе рокового для Бориса Конрадовича 1922 года. 
 
Время перевалило за полночь, дети давно спали. Татьяна кропотливо перевязывала из поношенного свитера шерстяные носки младшей Ниночки. Глава семьи сосредоточенно сопел над починкой детских валенок, но мысли его пребывали в мучительном плену чрезвычайного события последних дней. Борис Конрадович нередко разбирал жалобы воспитателей детдомов на скудость продовольственных запасов. Вынужденная сверка приходно-расходной документации указывала на недоимку, проще говоря – воровство. Последней каплей стал бараний жир, с большим трудом выбитый Домбровским из Москвы, но так и недошедший до прилипших к спинам животов «поволжан». Тяжёлое дыхание мужа вынудило чуткую супругу нарушить тишину:

— Боря, что у тебя стряслось? 

— Да так, сама понимаешь в какое время живём…

— А всё таки?

— Бараний жир… ребята с голоду пухнут… Москва каждую краюху считает, а тут… Решил во что бы то ни стало, найду крыс — из под земли достану! Обошёл все торговые точки и представляешь, стоит посреди базара морда “в прилавок” и без зазрения совести сбывает наш жир. Я то, с этими бочками на радостях давеча обнимался – хорошо запомнил… а главное, кто бы это мог быть по-твоему… завхоз “Поволжья”!

И отчаянно сжав сапожную иглу, Домбровский ударил кулаком по столу.

— Тише, детей разбудишь!

— Короче, теперь всё… окончательно и бесповоротно — либо я их, либо они меня! Татьяна хотела было удержать мужа, но тревожный стук в окно прервал откровенный разговор.

— Борис Конрадович, Борис Конрадович, — послышался голос с улицы, — в Сельсовет… срочно, Москва на проводе!

— Очень кстати! – Решительно поднимаясь с табурета бросил милиционер, — вот сейчас я и поставлю, так сказать, “ребром”… — и опережая реплику не на шутку встревоженной супруги, добавил — Помощь может понадобиться – вот что, одному с этой волчьей стаей вряд ли…

— Береги себя.

И после паузы, как будто предчувствуя что-то страшное и неотвратимое, Татьяна произнесла чуть слышно: “Мой любимый, дорогой Боренька”.

На этот раз дверь за Домбровским захлопнулась навсегда. Через несколько секунд раздались выстрелы, оборвавшие самоотверженную жизнь борца за правду, а имя этой правды – любовь. 
 
“И нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих” (Ин. 15, 13). 
 
Похоронен подлинный Герой нашего времени подле Никольского храма в селе Пушкино. Могильный холм увенчан красным камнем, в форме звезды, с выбитым приговором – “ПОГИБ ОТ РУК БАНДИТА”


  



 
 И как же символично огорожена могила ржавым железом – железом наших неблагодарных холодных сердец. 

  Нет… Прав, пожалуй, ребёнок назвавший памятник Борису Конрадовичу Домбровскому памятником Мальчишу-Кибальчишу. Невольно стоя у гениального произведения нашего земляка скульптора Лурье вспоминаются так же не форматные сегодня слова Аркадия Петровича Гайдара, «Сказки про военную тайну, Мальчиша-Кибальчиша и его твердое слово»: 
«И в страхе бежал разбитый Главный Буржуин, громко проклиная эту страну с ее удивительным народом, с ее непобедимой армией и с ее неразгаданной Военной Тайной».

На этом моя статья заканчивалась. 
 
Факты жизни и гибели нашего Героя мне любезно передал его внук Сергей Александрович Домбровский (род. 1943г.) — сын Александра Борисовича, того, кого в 1918-ом Татьяна Павловна носила под сердцем. 




Сергей Александрович Домбровский свозил меня на Кавезинское кладбище, где похоронены супруга Бориса Конрадовича, его сын и дочь Екатерина. 



Рядом с отцом лежит и Яков Александрович – один из двух братьев Сергея Александровича. Валерий Александрович ныне здравствует и работает вместе с братом.
Между прочим, Сергей Александрович — бывший начальник Пушкинской милиции (1985 – 1992гг.), как кстати и его отец, непродолжительное период — во время Великой Отечественной Войны, занимавший этот ответственный пост. 
 
Сергей Домбровский был секретарём комсомольской организации Пушкинской мебельной фабрики. После известного Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 19 ноября 1968 года «О дальнейшем укреплении Советской милиции», коллектив Фабрики рекомендовал паренька на работу в Органы. Сегодня он пенсионер и директор магазина «Стройматериалы» на улице Железнодорожная.

После гибели мужа Татьяне Павловне пришлось выйти замуж – смутное время, дети мал мала меньше: семь, четыри и два года. Её новым избранником стал, судя по всему, друг Бориса Конрадовича – сотрудник НКВД по имени… Борис. В этом браке Татьяна Павловна родила третью дочь – Евгению. 
 
Однажды в 30-ых, вспоминал Александр Борисович Домбровский, моих родителей вызвали в школу. Пошёл дядя Боря – кавалерийская шинель в пол, жуткого, по тому времени синего-нквдэшного цвета будёновка, воротник и лацканы. Коренастый мужчина твёрдой поступью шёл по коридору школы. Зловеще скрипели хромовые сапоги, на носу поблёскивали круглые бериевские очки. Встречные прижимались к стене. Когда на пороге кабинета директора вырос сотрудник НКВД – тот побледнев не мог вымолвить и слова.
— Родителей Домбровского вызывали? - отчеканил «страшный» человек.
— Ну слава Богу!
Последняя фраза советского учителя сильно удивила пришедшего. Теперь залившись румянцем директор с трудом подбирал фразы. 



Форма НКВД тех времен
 
Такое было время… А, человек был, судя по всему, не робкого десятка – взять в 20-ые женщину с тремя детьми, даже если она вдова близкого друга… 
 
По ходу беседы с Сергеем Александровичем выяснилось. Они с внуком Михаила Семёновича Шарикова, Александром Алексеевичем Лукьянюком,  друзья детства – дома по улице Добролюбова были напротив. Здесь жили родители жены Александра Борисовича, а потом их семья. А на 1-ой Серебрянской, 5 — Татьяна Павловна жила до последнего.
— Так и бегали от бабушки к бабушке, - заключил мой собеседник и после паузы с улыбкой, ощупывая свою левую бровь – добавил. — А от Лукьянюка у меня с детства кусок стекла в брови – совсем мальцами были, повздорили и запустил он в меня бутылку из-под эссенции. 
 
И ещё, Игорь Лурье — скульптор памятника - оказывается был одноклассником А.А.Лукьянюка.
Да, тесен мир… 
 
Кстати, фото статьи я специально заменил на 2016 года – вдруг ситуация с могилой изменилась в лучшую сторону и информация стала не актуальной. Но, увы… Она сегодня ещё хуже, за исключением погоды и голубого неба с белоснежными облаками, как будто сочувствующих Герою. 



Фото 2010 года



 Фото 2016-го года
 
С памятником по улице Писаревская гораздо лучше – монумент покрашен, вокруг разбиты клумбы с многолетними цветами, 

  
Но… Вместо одной утраченной буквы появилось две, одна из которых внесла чехарду в отчество Бориса КОНРАДОВИЧА.



Ноябрь 2010 года 



Апрель 2016 г.



Август 2016 года 

Вместо букв, гармонично расположенных на постаменте, появилась несоразмерно-маленькая гранитная табличка. Изменились падеж, последовательность Фамилии Имени Отчества и добавлены годы жизни. Последнее, с моей точки зрения, единственный плюс. Но главное, искажено отчество Домбровского – вместо Конрадович от Конрад, КонДрадович, судя по логике от Кондрат, потому что КонДраД имени просто не существует. Полагаю, что авторы сочли имя Конрад аналогом русского имени Кондрат – ну и написали бы тогда Кондратович – «куда не шло». Однако, имена Конрад и Кондрат абсолютно разные и совершенно не однокоренные. 
 
Если — Конрад имея германские корни, образовалось от сложения слов «kuon» (храбрый, смелый) и «rad» (совет), поэтому имя переводят как «смелый советник», «честный советник». То Кондра́т (Кондра́тий, др.-рус. Ко́ндрат) — мужское славянское имя, производное от латинского имени Кодрат (лат. Quadratus – квадратный, широкоплечий).
Интересно – куда дели эти буквы с постамента? Весьма ценный артефакт. 
 
Так «смелый, честный советник» стал просто, грубо говоря, «мордоворотом» — весьма символично! Именно так и воспринимают сегодня деятелей любой Революции – воплощением грубой физической силы. 
 
Но, оказалось, этой ошибке много лет.
— Моему племяннику Сашке позвонили из полиции и предложили гранитную табличку, они взяли, а что делать – кому она ещё нужна? И повесили на свою Автомойку… Я говорил — не место … А куда ещё? - ответил Сергей Александрович на мой вопрос о памятной доске, внезапно появившейся на Автомойке по улице Добролюбова 15. Здесь по сей день в доме своего отца живёт Валерий Александрович Домбровский и его сын – «племянник Сашка». 


  



 
Так вот — и здесь КонДраДович. Табличку на памятник делали полицейские, судя по всему, после взбучки Ноздровского. Наверное с этой таблички и копировали отчество, а потом уж и сбагрили доску. Вот такая забавная история. 
 
Да справедливости ради …
В УВД открыли монумент героям-сотрудникам и Домбровский там есть, но один из… А он ведь единственный, ну по крайней мере единственный 1-ый милиционер. Можно было найти место и для доски, а не на родственников сваливать. Кстати, не плохое место во дворе хрущёвок — где жил и погиб Борис Конрадович. 




 
Для меня же эта злополучная доска стала буквально Знамением — так бывает. Просто мойка, расположена как было сказано аккурат напротив дома Михаила Семёновича Шарикова. И здесь мною сделан вывод – Борис Конрадович Домбровский и Михаил Семёнович Шариков теперь в одном Полку. Полководец же их Бог, которому полагаю изрядно наскучило словоблудие современных «героев». 
 
Да! И связавшая их улица Добролюбова. 
Никола́й Алекса́ндрович Добролю́бов (24 января (5 февраря) 1836 — 17 (29) ноября 1861 гг.) — русский литературный критик рубежа 1850-х и 1860-х годов, поэт, публицист, революционный демократ.

Родился в семье известного в Нижнем Новгороде священника. Готовая карьера, да и как говорится «все 33-и удовольствия», но вновь борьба по всем фронтам во имя справедливости, во имя любви.
Основной темой Добролюбова становится стремление определить значение каждой человеческой личности в жизни целого мира. 
 
Здесь с его точки зрения есть два противоположных взгляда и оба они ошибочны. Один утверждает избранность – классы и наследства. Другой идеализирует каждого вне зависимости от его личных усилий – труженика и бездельника.
Революция, воспетая Николаем Александровичем есть равные возможности каждой прилагающей усилия личности.
Пронесшийся перед нами калейдоскоп подобных Лиц неизбежно подвигает человека к действию и решает по Добролюбову основную проблему любого общества – «переход от теории к практике». 
 
И как подтверждение вечного единства героев – целых три Салтыковских проезда, как реки вливающихся в улицу Добролюбова. 

  

Верю, будет 5-ая школа – Школой Домбровского, и её выпускники, а с ними и все Пушкинцы - людьми дела и чести!!! 
 
И как я обещал - финальный аккорд Высоцкого «Баллада о борьбе»:
« … Детям вечно досаден / Их возpаст и быт,- / И дpались мы до ссадин, /До смеpтных обид. / Hо одежды латали / Hам матеpи в сpок, / Мы же книги глотали, / Пьянея от стpок.// … Только в гpезы нельзя насовсем убежать: / Кpаткий век у забав — столько боли вокpуг! / Постаpайся ладони у меpтвых pазжать / И оpужье пpинять из натpуженных pук.// … Если мяса с ножа / Ты не ел ни куска, / Если pуки сложа / Наблюдал свысока, / И в боpьбу не вступил / С подлецом, с палачом,- / Значит, в жизни ты был / Ни пpи чем, НИ ПPИ ЧЕМ!»

Андрей Дударев

Все права защищены. Использование текста полностью или частично только с разрешения Андрея Дударева. Адрес его почты veraduda@yandex.ru
Возврат к списку | Просмотры: 4008 | Комментарии: 1
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Комментарии
ВладимирВладимир+15822 августа 2016 в 11:36
+1
СПАСИБО!
ответная реплика

Календарь новостей
Пушкинское радио





Ритуальные услуги в Пушкино




Наши партнеры:






Портал "Пушкино сегодня"

Последние новости портала "Пушкино сегодня"

добавить на Яндекс

Нашли ошибку?
Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

Наверх